18+
суббота, 10 декабря
Общество

Прославленный и забытый Ломоносов

Трёхсотлетний юбилей великого русского учёного попытались замолчать

  
496

«Вы согласны с тем, что Михаил Ломоносов — великий учёный?». Если устроить импровизированный опрос на улице, пожалуй, подавляющее большинство ответит положительно. Однако на вопрос, в чём же его заслуги перед наукой и Россией, немногие смогут сказать что-нибудь вразумительное. Люди старшего и среднего возраста, может быть, вспомнят какие-то эпизоды из многосерийного фильма Александра Прошкина «Михайло Ломоносов» 1986 года выпуска. Однако сегодня этот фильм почти не показывают телеканалы, а ничего нового, что могло бы привлечь заслуженное внимание широкой публики к фигуре уникального русского деятеля не появляется. Даже трёхсотлетний юбилей учёного, который мог бы стать хорошим поводом напомнить россиянам о человеке, составившем славу России, прошёл почти незамеченным. Почему так происходит, мы беседуем с профессором, доктором физико-математических наук, автором недавно вышедшей книги «Михайло Ломоносов: Ученый-естествоиспытатель, просветитель, гражданин и патриот России» Владимиром Бояринцевым.

«СП»: — Владимир Иванович, в чём сегодня ценность наследия Ломоносова для нас? Оно важно только, как некий символ российской истории и культуры, или какими-то изобретениями учёного мы и сейчас пользуемся, не подозревая, кто их автор?

— Ломоносов для России — икона учёного. Он своим примером показал, каких вершин может добиться простой русский человек. По своему масштабу Ломоносов сравним с Леонардо да Винчи. Его достижения в науке и культуре можно перечислять бесконечно. Например, он основал новую научную дисциплину — физическую химию. Лишь к концу 19 века учёный мир понял важность этого направления в науке. «Теория трёх цветов», разработанная знаменитым холмогорцем, стала отправной точкой для практических опытов по созданию цветной фотографии. В 1754-м году, изучая верхние слои атмосферы, Ломоносов создал небольшой аппарат, который назвал «аэродинамической машиной». Это был прообраз современного вертолёта. Кроме того, он изобрёл прибор для определения силы ветра — анемометр. Ломоносов поставил вопрос об организации службы погоды, широкой сети метеорологических станций и обсерваторий, оснащённых нужными приборами.

Широко известны слова Ломоносова о том, что «богатства России Сибирью прирастать будут». И те, кто сегодня получают сверхдоходы от продажи нефти, газа и цветных металлов, вряд ли задумываются, что именно он выдвинул убедительную теорию о том, что можно пройти вдоль берегов Северного Ледовитого океана из европейской России до Камчатки. Впоследствии этот маршрут получил название Великого Северного морского пути. Два с половиной века назад Ломоносов предсказал наличие в центре Арктического бассейна островов, влияющих на направление морских течений. Уже в советское время на месте, которое указал Ломоносов, был обнаружен подводный хребет, высотой два с половиной километра. Сейчас он носит имя учёного.

При этом долгое время о Ломоносове знали немногие. И у нас в России, и особенно заграницей.

«СП»: — Почему так получилось?

— Многие его открытия сильно опередили своё время. К тому же в России у Ломоносова было много недоброжелателей из числа иностранных учёных. Они старались замолчать его заслуги. Перед смертью учёный писал: «Я не тужу о смерти: пожил, потерпел и знаю, что обо мне дети отечества пожалеют…». Но Михаила Васильевича тревожила судьба его начинаний. Он видел, что национальные начала русской науки снова поставлены под угрозу из-за создания при Екатерине II приоритетных условий для работы в России не отечественным, а иностранным учёным. Долгое время у нас Михайло Ломоносова знали разве что, как одного из первых российских поэтов.

А на Западе никогда не были заинтересованы в том, чтобы пропагандировать достижения русских. Например, Ломоносов открыл закон сохранения вещества и энергии, который позднее получил название закона Ломоносова-Лавуазье. Хотя Лавуазье, один из основателей современной химии, лишь спустя полтора десятилетия достиг тех же результатов, что и российский учёный. Тем не менее европейцы заслугу этого открытия приписывают исключительно французу. Та же самая периодическая система Менделеева на Западе известна просто как периодическая система. Об авторе «скромно» умалчивают. А кто знает там Мстислава Келдыша, нашего великого учёного, теоретика космонавтики?

«СП»: — Трёхсотлетний юбилей Ломоносова отметили незаметно. С чем вы это связываете?

— Да, юбилей прошёл, как праздник местного значения. Отмечали в Архангельске, провела скромные мероприятия Российская академия наук (РАН), прошла конференция в МГУ. Имя Ломоносова откровенно замалчивается и не удивительно, что для многих молодых людей оно — пустой звук. Не случайно, в городе Ломоносов даже возникло движение за возвращение ему первоначального названия Ораниенбаум. Дескать, красивей звучит.

И причина пренебрежения наследием учёного очевидна: то, что сейчас происходит с наукой и образованием в России — вещи несовместимые с именем Ломоносова. Например, подняли много шума вокруг Сколково. Туда вкачиваются огромные деньги, однако у нас, учёных, возникает вопрос: для чего? Мне кажется, это делается только для того, чтобы готовить специалистов по западным стандартам, которые тут же будут уезжать на работу в Европу и США. А ведь на подготовку каждого студента уходит несколько сот тысяч долларов.

Создавать на пустом месте Сколково — мягко говоря странно. У нас существует множество академгородков по всей стране, которые сейчас прозябают, приходят в упадок. Направьте деньги на их поддержку, и они будут исправно разрабатывать и внедрять в производство какие угодно инновации.

Или вот ещё пример. В своё время был образован Московский физико-технический институт, в котором довелось учиться мне. У истоков этого учебного заведения стоял великий российский учёный Мстислав Келдыш. Специализация студентов МФТИ базировалсь на академических и «прикладных» институтах, которые внедряли самые передовые на тот момент идеи в области авиации, космической техники, электроники и т. д. Сейчас эта система действует не так эффективно, ибо сами институты переживают большие трудности. Так почему бы не восстановить её, вместо того, чтобы изобретать велосипед в Сколково?

Большинство российских учёных сегодня не могут «проверить теорию практикой», как это всегда старался делать Ломоносов. Институты РАН работают на лабораторном оборудовании 20−30 летней давности. Кроме новой компьютерной техники никакого оборудования не появляется. А ведь без лабораторных экспериментов практически невозможно обосновать верной теории.

Количество учёных в стране резко сократилось за последние годы. Сейчас в одной только Силиконовой долине работают десятки тысяч русских. Из сотни лучших его программистов, половина — наши соотечественники.

«СП»: — Два с половиной века назад Ломоносов написал «Рассуждение о размножении и сохранении российского народа». Когда читаешь эту работу, создаётся впечатление, что многие наши сегодняшние проблемы достались нам «по наследству» от предков. Вот, например, положение о «недопущении убийства матерями своих незаконнорождённых детей». Или — та часть записки, где он говорит о необходимости вернуть уехавших заграницу россиян.

— Да, в какой-то степени это так. Проблема «нежелательных» детей и абортов уже тогда существовала. Потому-то Ломоносов и предлагал создавать «зазорные дома».

И проблема «утечки мозгов» имела место. Не у всех молодых людей, уехавших получать образование в Европу, хватало смелости вернуться в Россию, где наука была в зачаточном состоянии. Многие оставались жить и работать там, где учились. Хотя, конечно, такого бегства из страны, как сейчас, не было.

«СП»: — Только что вышла ваша книжка «Михайло Ломоносов». Что нового узнает читатель из неё о личности учёного?

— Это переиздание другой моей работы о Ломоносове, но здесь сделано одно важное дополнение. В книгу помещены документы из архива учёного. Это интересно ещё и потому, что много документов, принадлежавших Ломоносову, потеряно. В своё время его архив был перевезен из-под Санкт-Петербурга в Москву, где он затерялся. Временами некоторые документы всплывают на аукционах.

Ломоносов был своеобразной личностью. Всегда находились те, кто пытались его осмеять, оскорбить. Но он умел за себя постоять. Мог запросто заехать по физиономии обидчику. В Германии не раз участвовал в студенческих драках, «оправдывал» свою фамилию. Однажды, когда он вернулся из-за границы в Россию, какой-то вельможа спросил, указывая на дыру в его кафтане: «Это у вас учёность выглядывает?». На что он ответил: «Нет, это туда глупость заглядывает». На учёных заседаниях Ломоносов, когда его что-то возмущало, мог обругать своих противников, за что не раз получал официальные нарекания.

Он смело выступал против тех обычаев, которые, на его взгляд, могли принести вред. Например, он сомневался в пользе православных постов в зимнее время, когда организм и без того истощён. По мнению Ломоносова, «расписание постов» надо было переделывать «под Россию», а не копировать у греков, живущих в несравнимо более комфортных климатических условиях. Это для своего времени были очень рискованные рассуждения. Но, как ни удивительно, никаких фактов порицания деятельности Ломоносова православной церковью не известно.

Вообще, можно сказать, что он был счастливчиком. В трудные периоды жизни за него заступались сильные мира сего. Но, конечно, без волевых качеств его характера, которые он сам называл «упрямкой», без огромного трудолюбия и одарённости Ломоносов не сумел бы в своём лице вывести русскую науку на мировой уровень.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня