18+
пятница, 9 декабря
Общество

МВД предложила Интернету «паспортный режим»

Полиция вспомнила о старой идее отказа от анонимности в Сети — так ей проще разгонять протестные митинги

  
18

Российские правоохранители в традиционном стиле реагируют на ажиотаж, который вызвали митинги протеста против фальсификаций на минувших думских выборах. Так, на волне разговоров о «фейсбук-революции», которая может начаться в России - взять хотя бы новое движение белых ленточек, организуемое также по Сети — актуализировалась давняя полицейская инициатива: лишить российских пользователей интернета анонимности.

Об этом на сей раз заявил начальник бюро специальных технических мероприятий МВД России Алексей Мошков. В интервью «Российской газете», опубликованном 8 декабря, Мошков предложил ввести в киберпространстве «фейс-контроль», который поможет бороться с преступностью. Причем первой из перечисленных угроз обществу, которые, по мнению генерал-майора, несет интернет и социальные сети, является именно «экстремистская агитация».

«В социальных сетях экстремистские группы организуются, ведут агитацию, — изложил свое видение ситуации Мошков. — Они собирают деньги для преступных групп, а также координируют свои акции. Есть такие, кто знакомится с несовершеннолетними и вовлекает их в занятие проституцией». Заметим, что сама по себе экстремистская агитация — деяние пусть и предусмотренное УК, но не наносящее очевидного ущерба конкретным людям — ставится высоким полицейским чином в один ряд с одним из тягчайших преступлений против личности.

Из всех возможных видов «экстремистской агитации» Мошков выделяет самый существенный для полицейских — призывы к массовым акциям наподобие прошлогоднего митинга правых и фанатов на Манежной площади и (вероятно) нынешней кампании против выборных фальсификаций. «Все мы помним ситуацию, которая происходила в конце прошлого года на Манежной площади, — заявил Мошков. — Именно в соцсетях звучали экстремистские лозунги и призывы к активным действиям, в результате были организованы беспорядки в центре столицы».

Главной болезнью Сети генерал считает анонимность ее пользователей, точнее, возможность такую анонимность обеспечить. «В реальных банковских офисах, ресторанах или, скажем, ночных клубах существует фейс-контроль. Почему бы его не ввести в киберпространстве? — задается вопросом Мошков. — Зарегистрируйся под реальным именем, сообщи настоящий адрес — и общайся. Если ты — честный, законопослушный человек, зачем прятаться?»

Впрочем, пока что правоохранители не говорят о централизованном запрете — они лишь предлагают деанонимизироваться добровольно. Так заявила «Интерфаксу» в четверг руководитель пресс-службы управления «К» Лариса Жукова: «Речь идет о том, что сегодня мы ведем активный и конструктивный диалог с интернет-сообществом для того, чтобы именно оно пришло к решению снизить степень анонимности в сети, что, в свою очередь, позволит интернет-пространству стать чище, а граждане могли бы более свободно чувствовать себя в нем». Комментарий был сделан уже после того, как интервью Мошкова было опубликовано и вызвало споры в Сети.


«Напомню, цензуры в Интернете нет, и за критику управление „К“ никого разыскивать и арестовывать не будет», — говорил Алексей Мошков. Отметим, что российское законодательство действительно не предусматривает наказаний за «критику». Однако существует сразу несколько статей Административного и Уголовного кодексов, по которым уже неоднократно преследовались именно любители критиковать власти в интернет-сообществах и социальных сетях.

Так, один из первых случаев применения ст. 282 УК РФ, наказывающей за разжигание национальной, социальной, религиозной розни (в просторечии — «экстремистская статья») — приговор сыктывкарскому блогеру Савве Терентьеву, который получил 1 год лишения свободы условно 7 июля 2008 года за запись в блоге от января 2007 г. Он рассказывал о правоохранителях. Сторона обвинения, с доводами которой согласился суд, посчитала его высказывания разжигающим рознь по отношению к социальной группе — работникам милиции. Вообще, подобная аргументация может толковаться настолько широко, что дает возможность привлекать к ответственности любого выступающего с резкой критикой власти.

Еще одна возможность влияния на критикующих блогеров со стороны органов правопорядка — это расследования в отношении них по поводу возможных нарушений прав интеллектуальной собственности. Так, у многих российских пользователей до сих пор установлено пиратское программное обеспечение — в 90-е и начале 2000-х так поступали практически все российские компьютерщики. Еще чаще на компьютерах блогеров можно встретить нелицензионный контент — например, музыка, выкачанная из сети «ВКонтакте».

Кстати, именно эта соцсеть, когда-то клон американской Facebook, а теперь успешный конкурент последней в Рунете, оказалась на днях в центре еще одного поствыборного скандала. Как сообщил СМИ администратор «вконтактной» группы «РосПил — война коррупции — Алексей Навальный» Эдуард, в переписке с ним основатель соцсети Павел Дуров сообщил буквально следующее: «Все ОК. Последние дни ФСБ просит нас блокировать оппозиционные группы, включая Вашу. Мы принципиально этого не делаем. Не знаю, чем это может кончиться для нас, но мы стоим».

Позже в комментариях СМИ сам Дуров подтвердил свое сообщение и заверил, что «ВКонтакте» не поддерживает ни власть, ни оппозицию. «Оппозиционные группы мы не блокируем, но пользователей, призывающих к физическому насилию по жалобам мы блокировали и продолжим», — пообещал он. Отметим, что в 2010 — 2011 году, по мере приближения выборной кампании, «ВКонтакте» не раз оказывалась под атаками правоохранителей — прежде всего, речь шла о пиратском контенте, который размещают пользователи сети. В результате Дурову и его команде приходится идти на компромиссы — в частности, с видеохостинга «ВКонтакте» оперативно удаляют видео по жалобам правообладателей.

Заметим, что ресурсы социальных сетей на сегодняшний день уже довольно значительны. Даже если говорить не о всей миллионной аудитории «ВКонтакте», международном «Фейсбуке» и их аналогах, только упомянутая «целевая» группа Алексея Навального состоит из почти 80 тысяч человек. Среди активно обсуждаемых в группе тем — прошедшие и будущие митинги оппозиции.


Пока пользователи интернета пользуются хотя бы относительной анонимностью (а продвинутые люди умеют достигать анонимности полной), провластным структурам, ответственным за борьбу с уличной активностью, остается «глушить» основные каналы распространения интернет-контента, как в советские времена глушили зарубежные радиостанции. Так, синхронно с проведением крупных митингов в Москве с начала декабря отключаются сервисы популярного блог-сервиса LiveJournal (ЖЖ). Официальная причина трудностей с доступом к сети — так называемые DDoS-атаки. Аналогичные трудности в дни выборов и послевыборных митингов испытывают независимые информационные сайты Рунета — сайт радио «Эхо Москвы», телеканала «Дождь» и некоторые другие. В день выборов «лежал» даже сайт издательского дома «Коммерсантъ», «зеркало» которого из соображений профессиональной солидарности разместили прямые конкуренты заглавного издания группы — газета «Ведомости».

Интересно, что атаки ограничились ЖЖ (управляемым ныне российской компанией СУП) и сайтами Рунета — то есть теми площадками, которые так или иначе находятся под юрисдикцией РФ. Единственным крупнейшим средством сетевого общения из российских, которое никак не пострадало от атак, был именно ресурс «ВКонтакте». Эта сеть, а также Twitter и Facebook, не имеющие отношения к России, работали стабильно.


Между тем, стремление зарегулировать интернет активность и, в частности, обязать сетевых обитателей действовать строго под реальными именами и фамилиями, для российской власти не ново. Только за последние несколько лет было множество попыток инициировать отказ от интернет-анонимности. Например, в сентябре 2010 года депутат ГД Роберт Шлегель («Единая Россия») в интервью немецкому журналу «Шпигель» заявлял, что от анонимности сетевых обитателей стоило бы отказаться.

«Интернет больше не должен оставаться вне правовых рамок, — заявил тогда 25-летний депутат. — Мы отказываемся от анонимности в Интернете. Это не произойдет сразу, это будет делаться шаг за шагом в ближайшие 10−15 лет». Молодой единоросс прибегнул к той же аргументации, что сейчас демонстрирует полицейский генерал Мошков: «Если вы идете по улице, то у вас с собой документы, и вы можете удостоверить свою личность. Вам же нечего скрывать». Отметим, что обязательное ношение общегражданского паспорта в России существует лишь де факто, а буква закона не заставляет граждан постоянно носить с собой удостоверения личности.

Депутаты Госдумы, в том числе и Шлегель, уже вносили в парламент соответствующие инициативы. Пока, утверждает парламентарий, неясно — как именно планируется персонализировать интернет-пользователей. «Возможно, эту будет электронная идентификационная карта, или аккаунт, куда я должен буду входить, может быть, это будет модуль в моем компьютере», — говорит Шлегель. «Это бред», — комментировали инициативу еще тогда интернет-эксперты, в том числе нынешний глава СУП Антон Носик и главред издания «ВебПланета» Алексей Андреев.

Моральное и правовое измерение ситуации также понятно: правозащитники опасаются, что контроль государства приблизится к тотальному. Представители же властей выражают непонимание позиции правозащитников. «Подобные жалобы типичны для нашей интеллигенции, пояснил Роберт Шлегель. — Если бы мы хотели принять такого рода меры, то мы уже давно бы это сделали». Звучит почти как угроза.

Фото: newmoldova.com

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня