18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

Генерал Крамарев: Реформу МВД подтянули к выборам и просчитались

Бывший глава ГУВД Петербурга и области считает, что в ведомстве Нургалиева мало что изменилось

  
91

Когда в начале нынешнего года президент РФ Дмитрий Медведев громогласно заявил «о масштабном реформировании органов МВД», рядовые (и не очень) сотрудники милиции в подразделениях на местах вздрогнули. Любая реформа в определенной мере, как известно, ломка. А если ещё и масштабная, и скороспелая…

Решила расспросить о том, как она проходила у знакомых инспекторов ДПС. Замахали в ответ руками: «Только не об этом!». Даже спустя три месяца они не могут спокойно вспоминать так называемую переаттестацию. А участковые милиционеры признаются, что до сих пор не отошли от масштабных сокращений в их рядах, ставших одной из примет «реформы-2011».

Едва ли не единственным на весь многомиллионный Петербург человеком, кто согласился откровенно поговорить на заданную тему, оказался генерал-майор внутренней службы в отставке, государственный советник IV класса Аркадий Крамарев.

В свое время он возглавлял ГУВД Петербурга и области. После отставки, случившейся весной 1994 года не в последнюю очередь из-за того, что не позволял мэру Собчаку «руководить милицией как тому хотелось», более 15 лет был депутатом городского законодательного собрания, возглавлял постоянную комиссию по законности и правопорядку.

Мы там с ним и встретились — в Мариинском дворце, что на Исаакиевской площади, где располагается питерский парламент. Тут и выяснилось, что в новом (точнее, обновленном) составе парламента старожила Крамарева не будет. Уходит он не по своей воле, а потому, что, как выразился, по-военному четко и ясно, «моя фракция единороссов меня слила».

— Набрал я на минувших выборах меньше всех голосов среди питерских однопартийцев, — сказал «СП» генерал.- Хотя точно знаю, что их должно было быть, наоборот, больше, чем у кого бы то ни было. Предполагаю, что в избиркоме, когда ящики уже были вскрыты, бюллетени с «галочками», проставленными в нужной графе напротив «ЕР», просто перевезли на другой участок. Я же часто недоволен, всех критикую, отказываюсь голосовать за то, с чем не согласен. Никогда не гнался за должностями и зарплатами. Потому и не боялся говорить то, что думаю.

«СП»: — Аркадий Григорьевич, интересно ваше мнение о только что минувшей реформе МВД. Как-то очень стремительно она прошла — весной о ней объявили, а к началу осени президент уже подводил итоги…

— Понятное дело — хотели успеть к выборам. Я бы вообще не называл эту скороспелую кампанию реформой. Разве что-нибудь изменилось после неё? Ничего. Те же в основном люди и помещения, те же методы работы. Те же, увы, скудные средства.

«СП»: — Со средствами история, честно сказать, малопонятная. Ближе к зиме президент подписал указ о повышении окладов сотрудникам полиции. Почему с таким опозданием? Разве не логично было бы сделать это перед началом переаттестации личного состава?

— Ответ будет тот же: всему причиной выборы. Под них правительство берегло свои многочисленные обещания. Я уже давно подобному не удивляюсь. Пока действительно непонятно кому, как и, главное, сколько добавят с нового года. Не получилось бы как у школьных педагогов: им сначала резко сократили оклады, после чего добавили, но с многочисленными оговорками — за классное руководство, дополнительные внеклассные занятия и т. д.

«СП»: — Или, может, расчет был на то, что во время переаттестации из органов уйдут нежелательные персоны, а тем, кто останется, пожалуйста — нечто вроде «подарка сверху» в виде повышенных ставок, так сказать, за верность?

— Не думаю. Ведь что такое была нынешняя переаттестация? Под видом борьбы с коррупцией в органах взялись увольнять тысячи и тысячи профессиональных сотрудников. Существовала негласная установка: подготовить 20-процентное сокращение численного состава МВД. В Кремле решили, что слишком много у нас в стране людей занимаются наведением порядка. Наверное, кого-то где-то и надо было сократить. Скажем, в кадрах встречаются сотрудники, которые дублируют друг друга. Как и среди тех, кто занимается в основном воспитательной работой. Но очевидно, что это не 20%, а гораздо меньше. В оперативных же подразделениях точно не было лишних людей. Однако там начали сокращать чуть ли не в первую очередь. В частности, следователей. И что в итоге? Как часто у нас случается, все прохиндеи усидели, а основной «удар с сокращением» коснулся профессионалов. Сама переаттестация больше походила на кампанейщину. При этом аттестационные выводы не всегда соответствовали действительности. И уж, конечно, никакой во всем этом реформы не было, и нет. (К слову, уже после переаттестации по стране прокатилась волна скандалов, связанная с действиями прошедших эту переэкзаменовку сотрудников полиции. Например, в Кисловодске с треском сняли главу местного ОВД Артюхова, устроившего «зачистку» в ресторане. — ред.)

«СП»: — К слову, насчет выводов — в Петербурге многие так и не поняли, за что не аттестовали, вынудив подать в отставку, начальника ГУВД города и области Владислава Пиотровского. Впервые за многие годы в Северной Столице среди силовиков появился молодой, энергичный, толковый руководитель. Или я ошибаюсь, и его сняли по объективным причинам?

— Не думаю, что по объективным. Я знаю Владислава много лет. Он начинал в милиции с оперов. Хороший специалист, профессионал в своем деле. Мне жаль, что его не аттестовали. Почему? Одна из причин в том, что он честно написал о своей недвижимости, упомянув завещанную ему родителями квартиру. Решили — слишком богатый. По сравнению с кем — с Абрамовичем, Березовским? Или — с товарищами-офицерами, среди которых, в самом деле, много таких, кто, отдав службе не один десяток лет, так и не обзавелся собственным жильем? И это основание, чтобы увольнять профессионала?

«СП»: — Вместо Пиотровского «рулить» питерской полицией назначили москвича Михаила Суходольского. Я слышала, выбор на него пал, потому что он чей-то кум, или брат, или сват…

— И я слышал такое, но подтвердить или опровергнуть не могу. Что за человек, хороший ли руководитель, пока не понятно. Хотя полгода уже пошло, как был назначен на должность, но ещё не проявился…

«СП»: — Вернемся к так называемой реформе МВД. В ходе ее милицию переименовали в полицию. В самом деле, такая насущная проблема?

— Данному переименованию многие придают какое-то сакральное значение. Хотя на самом деле вопрос тут исключительно в языковой точности. Не более того. Милиция — это добровольное объединение граждан. Как она возникла? После февральской революции государственные органы (то есть, полиция) были упразднены. Их роль взяли на себя соединения гимназистов. Потом — октябрьская революция. Поскольку строительством нового — социалистического — государства занимались не самые элитные слои населения, им слово «полиция» было ненавистно, они и заменили его. Тогда многие вещи назывались не так, как положено. Слово «офицер», например, было ругательным. Ну, теперь вот вернули истинное название.

СП": — И какова в целом ситуация в МВД РФ после переименования, переаттестации и введения опять-таки после них, а не до, обязательных психологических тестов для сотрудников?

— Ой, тяжелая ситуация. Её надо каким-то образом менять. Люди очень устали… Но отвечу сначала про тесты. Точнее, психологические беседы с сотрудниками. Они бывали и раньше. Многие милицейские начальники регулярно проводили подобное тестирование без всякого указания свыше. Понятно же, оно нужно в нашей нелегкой профессии в равной степени и начинающим, и многоопытным специалистам. Адекватная оценка собственного психологического состояния — залог успешной службы. Я в свое время требовал от подчиненных на местах непременно проводить тестирование. Почему только сейчас ввели его так сказать официально, в обязательном порядке? Да по той же причине, что и всё остальное — увидел кто-то из милицейских начальников нечто подобное во время очередной зарубежной командировки, предложил, надо же рапортовать, иначе скажут, зачем ездил, казенные деньги тратил? Там увидели — здесь решили распространить на всех. Не в этом дело. А в том, что главные проблемы после «реформы-2011» так и остались нерешенными. Это неустроенность, низкая зарплата. У офицеров ежемесячный оклад не превышает 15−20 тысяч рублей. Самое уязвимое место в нашей полиции с её напряженной работой — нищенская зарплата сотрудников. Нельзя держать людей на такой зарплате и при этом требовать от них ответственности и профессионализма.

«СП»: — Аркадий Григорьевич, вы в системе МВД более 50 лет. Какие годы были самыми благополучными для отечественной внутренней службы?

— При Леониде Ильиче Брежневе, в 1970-е. Количество преступлений было невелико, примерно 100 убийств в городе в год. Сейчас для сравнения — не менее 600−700. И это не за счет того, что «на улице стреляют», не заказные убийства. В основном бытовые — в пьянках, драках.

«СП»: — Жить стали лучше, судя по тому, что каждый третий человек в стране имеет машину, дачу, регулярно отдыхает на зарубежных курортах, а криминала больше…

— Вы полагаете, если люди лучше живут, то сразу и преступлений меньше? Это не так. Большая загадка человечества — откуда берется в нем зло.

«СП»: — В России сейчас накаленная ситуация. Судя по тому, как бурно, массовыми митингами протеста, отреагировали на официальное оглашение итогов прошедших выборов тысячи жителей Москвы, Петербурга, народ «заведен».

— Бунтарские настроения действительно присутствуют, особенно у молодежи. Они были и раньше, до выборов. Причем, такого неприятного, я бы сказал, сталинского направления.

«СП»: — Кто-то наших молодых соотечественников «подогревает»?

— Сама жизнь подогревает. Цены растут на всё и вся. Экономика в прогаре. Политика тоже. Страна никак не может определиться по какому пути двигаться дальше. У нас в прошлом веке было несколько революций. И если говорить о пользе революций (если от них вообще бывает польза), то она только в том, чтобы все люди поняли, что эта игра совершенно невыигрышная, кто бы ни победил — проиграют все. В настоящее время в России противоречия куда более острые, чем были в 1917 году. Как это ни прискорбно.

«СП»: — Но почему?

— В 1912 году жизнь была гораздо лучше, чем сейчас. А в итоге всё равно пришли к перевороту. В России сейчас очень серьезные противоречия между самыми богатыми людьми и самыми бедными. Одни говорят в 16 раз, другие в 30. При этом тех, и других не более 10 процентов от общего числа жителей страны.

«СП»: — Но бедных, участвующих в акциях протеста, пока не видно.

— Правильно. Они и в революцию вступят в самый последний момент. А бунтуют другие, из числа студентов, мелких предпринимателей, частично — среднего сословия. Человеку всегда чего-то не хватает, а в России особенно. Быть недовольным собой, своим положением — основа нашего менталитета. К сожалению.

«СП»: — Во время последних митингов произошли стычки с полицией. Хорошая тренировка для ОМОНа…

— Лучше бы она на чем-нибудь другом тренировалась. В раскрытии преступлений, например.

Личное дело

Крамарев Аркадий Григорьевич, 1938 г. р., генерал-майор внутренней службы, депутат Законодательного собрания Петербурга с 1996 по 2011 гг. Окончил юридический факультет Ленинградского государственного университета, в милицию прошел путь от оперуполномоченного до начальника ГУВД Ленинграда (Петербурга) и Ленинградской области. Возглавлял Управление в самые тяжелые для современной России годы — с 1990 по 1994-й. Автор более 30 законов, в том числе «О мировых судьях», «Об Уставном суде», «О ежемесячных социальных выплатах гражданам, получающим пенсии в Санкт-Петербурге». С 2000 года — представитель Петербурга в Национальном антикоррупционном комитете. Заслуженный юрист России.

Санкт-Петербург

Фото: imperspb.narod.ru

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня