18+
четверг, 8 декабря
Общество

Гибель «Кольской»: у экспертов все больше вопросов

А владельцы буровой склонны все несчастья списать на шторм

  
64

Продолжается расследование причин катастрофы буровой платформы «Кольская», которая 18 декабря во время сильнейшего шторма затонула в Охотском море. Напомним, из 67 человек, находившихся на борту, спасены лишь 14.

Естественно, много вопросов к владельцу «Кольской» — ОАО «Арктикморнефтегазразведка». Генеральный директор этой организации Юрий Мелехов сообщил журналистам:

— СПБУ «Кольская» в феврале нынешнего года прошла капитальный ремонт, который осуществлялся под надзором двух классификационных обществ — норвежского и российского морских регистров судоходства. Переходы в Магадан и обратно осуществлялись в соответствии с действующими документами. Был разработан проект буксировки, одобренный регистром, инструкции, регламенты. Проведены все необходимые учения и тренировки. На платформе находился высококвалифицированный экипаж с большим опытом работы.

Выходит, ни на берегу, ни на борту «Кольской» виновных в катастрофе не было и нет. Все погубил шторм. А с непогоды какой спрос?

Эксперты «Свободной прессы» не так категоричны в своих утверждениях. На вопросы корреспондента «СП» отвечают проректор Северного (Арктического) федерального университета им. М.В.Ломоносова, экс-директор ОАО «ПО «Севмаш» Николай Калистратов и директор по науке петербургской группы компаний «Городской центр экспертиз» Алексей Исаков.

«СП»: — Как вы оцениваете то, что случилось на «Кольской»? — задаю вопрос Алексею Исакову.

—  Крайне скудна информация о том, что же там произошло. Что мы вообще знаем об этой платформе? Изготовлена в Финляндии в 1985 году, 19 лет работала где-то за рубежом. После возвращения в 2008-м год простояла без дела. Весной 2010 года буровую отремонтировали и модернизировали. Компания, которой она принадлежит, вложила в этот ремонт, по ее заявлению, несколько сот миллионов рублей. Ремонт затрагивал все судовые механизмы, системы и сам буровой комплекс. После чего Морской регистр дал разрешение на эксплуатацию до 2015 года. Осенью 2010 года к этой платформе был подписан контракт на работы по бурению между «Газпромом» и «Артикморнефтегазразведкой». Платформа отправилась из Мурманска на работы по бурению на западно-камчатском лицензионном участке шельфа Охотского моря. Для транспортировки буровой задействовали специализированное судно «Трансшельф». Транспортировка заняла около двух месяцев. В процессе сгружения с этого транспортного судна корпус платформы получил повреждения, была обнаружена течь. В Магадане произвели какой-то ремонт. Но что именно и как там было отремонтировано, достоверной технической информации нет. Какая степень повреждения была — тоже совершенно непонятно.

«СП»: — Что можете сказать о конструктивных особенностях «Кольской»?

— Спроектирована и построена толково. Проблема в том, как ее эксплуатировали. Как правило, такие аварии — на стыке отношений технарей и так называемых эффективных менеджеров. Последние способны рулить только денежными потоками. И экономить на всем, не прислушиваясь к мнению технического персонала. По этой причине, или по какой-то иной, на переходе из Магадана на Сахалин были допущены совершенно очевидные нарушения. При выполнении столь сложного мероприятия, как буксировка неустойчивой конструкции, на 40 метров «ноги» торчали над поверхностью воды! А никто даже не озаботился снять с платформы лишних людей. Вот болтались там примерно двадцать человек, ничем не занятых. Это не круизный теплоход, где все сделано для удобства пассажиров. Это техническое устройство, созданное для совершенно иных целей. И когда целый коллектив просто так бродит, я не исключаю даже самых элементарных нарушений. Скажем, в условиях непогоды все иллюминаторы, люки и горловины должны быть задраены, грузы закреплены по-штормовому. А люди, допустим, решили покурить, отдраили иллюминатор. К чему это ведет во время шторма?

«СП»: — Технические причины исключаете?

— Нет. Кто выбрал трос, который лопнул при транспортировке? И платформа сразу начала «рыскать», болтаться. Говорят, что экипаж пытался опустить «ноги», чтобы обеспечить большую остойчивость. Не удалось. Почему не удалось? Можем только гадать. Раз Морской регистр выдал разрешение, значит, было проверено состояние плавсредства. Но мы знаем и случай на Волге с «Булгарией», когда Речным регистром тоже все было выдано…

«СП»: — Вывод?

— Одно понятно: на безопасности нельзя экономить. Люди отбурили свое, пришлите за ними обеспечивающее судно, заберите лишних людей. Пришлите, в конце концов, вертолет, хоть это и недешево.

«СП»: — Какие платформы наподобие «Кольской» эксплуатируются в России? — спрашиваю у опытного судостроителя Николая Калистратова.

— Я строил аналогичные платформы на «Звездочке» в Северодвинске, на «Севмаше». Конструктивно «Кольская» сделана качественно. Но для этой платформы транспортировка на буксире — крайне опасный вариант. Потому что высота ее борта очень небольшая. Океанская волна обязательно будет захлестывать.

«СП»: — Как же перемещать буровую?

— Транспортировка была бы безопасней на специальном судне типа «Трансшельф». Но хоть под буксиром, хоть на борту «Трансшельфа» — зачем было оставлять на «Кольской» лишних людей? Обычно при транспортировке на платформе остается вахта, которая необходима. Это около 15 человек. Буровиков и многих других вспомогательных рабочих снимают. Потом их на вертолете или на другом судне привозят в нужную точку.

Еще один важный момент. У нас есть федеральная целевая программа «Мировой океан», и там была подпрограмма «Шельф», которую в кризис 1998 года аннулировали. Сегодня необходим государственный орган, который, как Папанин в тридцатые-сороковые годы, когда мы осваивали Севморпуть, координировал бы все действия по освоению Арктики. Такого органа нет. Закона, который оговаривал бы транспортировку пассажиров, тоже нет. Если мы беремся за такое сложное дело, как освоение шельфа, а у нас нефть и газ, в основном, в условиях Арктики — это Баренцево, Печорское море (при впадении реки Печоры), Карское море, море Лаптевых, — обязательно нужна такая программа.

Вот мы сделали в Северодвинске буровую платформу «Приразломная». Хорошее, качественное сооружение. Но оборудование на ней не российское. Шведское, немецкое, норвежское… Кто главный конструктор «Приразломной»? Его назвать невозможно. Проектировщики несколько раз менялись. Значит, надо создавать отечественную проектную организацию по платформам. Надо создавать свою школу проектирования. Обязательно! Может быть, при нашем Арктическом университете, может быть, в Петербурге на базе «Рубина». Все это понимают, дискуссия идет уже около десяти лет, а ничего нет. Между тем, месторождений в море значительно больше, чем на суше. У арктических территорий огромный потенциал.

«СП»: — Вы сказали, выбран неудачный способ транспортировки «Кольской». Кто кроме собственника выбирает и утверждает способ транспортировки? Можно ли сравнить стоимость транспортировки платформы под буксирами и аренды специального судна?

—  Классическим способом транспортировки таких сооружений является использование судов типа «Трансшельф», которые притапливаются, берут эту платформу на себя и таким образом доставляют ее в любую часть океана. Однако не могу утверждать, что в данном случае надо было обязательно заказывать «Трасшельф» — все-таки расстояние, на которое совершался переход, было не очень большое. В таких случаях буксировка тоже применяется. Но нужен был специальный буксир, у которого есть специальная лебедка. При огромных волнах до 10 метров если нет такой лебедки — трос обязательно порвет. Когда буксировщик опускается на волне, а платформа поднимается, создается немыслимое напряжение троса. Его надо регулировать особым блоком. Был на ледоколе «Магадан», который тащил «Кольскую», этот блок? Не знаю. На другом буксировщике — «Нефтегазе» — такая лебедка есть, но была ли она исправна? …

«СП»: — Как часто происходят такого рода аварии?

—  Одну платформу норвежцы потеряли и более 70 человек погибли. Это было более десяти лет назад. И тоже при транспортировке, и тоже в шторм.

Досье «СП»

"Кольская" — самоподъёмная нефтяная платформа, построенная в 1985 году финской судостроительной компанией Раума Репола

Платформа, которую буксировали с Камчатки на Сахалин, перевернулась при высоте волн 5−6 метров и температуре воды ноль градусов по Цельсию в 200 километрах от Сахалина.

18 декабря 2011 года платформу буксировали ледокол «Магадан» и буксир «Нефтегаз-55» от западного побережья Камчатки на Сахалин. В процессе буксировки суда проходили район с сильным штормом. Сила ветра в достигала 15 м/с, высота волн — 5 м. Волны разрушили два воздушных танка буровой. В них начала поступать вода, насосы по её откачке работали на пределе. Штормом также был поврежден буксирный трос с ледокола «Магадан». В результате буровая платформа перевернулась и затонула на глубине 1442 м. Катастрофа произошла в 200 км северо-восточнее сахалинского мыса Терпения. Во время катастрофы на ней находилось 67 человек (53 членов экипажа и 14 прикомандированных специалистов). Буксир «Нефтегаз-55» также получил трещину в корпусе.

Стоимость буровой платформы «Кольская» составляла 150−200 миллионов долларов.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня