18+
суббота, 10 декабря
Общество

«Прослушка» для оппозиции

Почему владельцы сайтов, публикующих личные разговоры оппозиционеров, чувствуют себя так вольготно

  
17

«…Если уже депутатов начали записывать… Это распространяется как вирус. Если спускать такие вещи, то завтра президента запишут», — сказал депутат Государственной Думы Геннадий Гудков, комментируя публикацию в интернете видеозаписи его разговора с лидером партии ПАРНАС Владимиром Рыжковым.

Как не относись к оппозиционерам и к их кулуарным высказываниям друг о друге, ясно, что мода на публикации «прослушек», поощряемая бездействием правоохранительных органов, может завести нас очень далеко. Ясно и кому больше всего выгодны подобные публикации: власть как никогда заинтересована в том, чтобы скомпрометировать оппозиционеров и сбить протестный накал у определённой части общества.

Ещё 21 декабря прошлого года Следственный комитет России начал проверку по фактам, изложенным в заявлении одного из лидеров партии «Солидарность» Бориса Немцова. Заявление стало ответом на публикацию интернет-издания Life News телефонных переговоров политика. В заявлении говорится: " …Полагаю, что незаконное, без согласия заявителя Б.Е.Немцова и, очевидно, без соответствующего судебного решения, прослушивание его мобильного телефона, фиксация разговоров на электронные носители, передача их неизвестными нам лицами в электронное СМИ LIFE NEWS и тем более размещение их без согласия заявителя для широкого публичного доступа в вышеуказанном электронном СМИ на Интернет-сайте www.lifenews.ru грубейшим образом нарушает конституционные права заявителя, гарантированные ч. 2 ст. 23 Конституции РФ: «Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения… Очевидно, что вышеуказанные действия подпадают под признаки преступлений, предусмотренных ст. 138 Уголовного кодекса РФ…»

21 января истекает срок, после которого заявитель должен получить ответ о возбуждении либо об отказе в возбуждении уголовного дела. Будет ли заведено уголовное дело и остановит ли это череду скандальных разоблачений лидеров оппозиции?

— За прошедший месяц с момента подачи заявления меня в Следственный комитет не приглашали, никто оттуда не звонил — прокомментировал «СП» ситуацию Борис Немцов, — У меня складывается ощущение, что глава Следственного комитета РФ Бастрыкин выполняет указание подконтрольной Путину группировки. Ему приказано замять дело. На закон им наплевать. Но это неважно. Долго они всё равно во власти не усидят. Будем уже мы их сажать за уголовные преступления.

«СП»: — Вы ждёте каких-то новых провокаций в отношении себя и своих коллег?

— Я всего что угодно жду. В нашей стране могут убить ради денег и власти. Можете позвонить на Лубянку, и они вам расскажут, что ещё придумали, чтобы попытаться скомпрометировать или запугать меня.

— Власть встревожена, что растут негативные настроения в обществе по отношению к выборам. Когда перед ней встаёт вопрос: сделать выборы честными или заткнуть рот критикам, она, естественно, выбирает второе. Потому что честные выборы означают потерю для многих лиц своих привилегированных позиций. — Рассуждает политолог Дмитрий Орешкин. — По сути у них всего два способа скомпрометировать оппозиционеров: обвинить их, что они разрушают Россию на деньги Госдепа США или попытаться убедить всех, какие они аморальные типы: спят с Катей Му-Му, дают взятки на дорогах и так далее. Это очень просто, но всё менее эффективно. Значительная часть людей достаточно рациональна для того, чтобы понимать, что если Немцов матерщинник, это ещё ничего не значит. Вопрос в том, говорит он правду или нет.

Власть больше ничего не умеет, кроме как дискредитировать своих противников.

«СП»: — На ваш взгляд, будут ли заведены уголовные дела по фактам, изложенным в заявлении Немцова?

— Может быть, уголовные дела и будут заведены, но их тут же благополучно спустят на тормозах. Год назад избили журналиста Кашина и президент Медведев заявил, что он берёт расследование под личный контроль. Год с лишним прошёл, а расследование так и не завершено. Медведев, может быть, и был искренен в своём порыве. Но одно дело — его заявления, а другое — реакция бюрократической среды. Чиновники будут до последнего сопротивляться тому, что им невыгодно.

«СП»: — Методы, которыми действуют против оппозиции, заимствованы из зарубежного опыта или это ноу-хау российского производства?

— Методы, как правило, заимствуют из арсенала СССР. Обвинить ассоциацию «Голос», что она льёт воду на мельницу разрушителей России, потому что получает деньги из зарубежных грантов — в духе функционеров СССР. Но «Голос» имеет право получать эти деньги и заниматься на них той деятельностью, которая прописана в его уставных документах. Буквы закона при этом не нарушается.

Сейчас будут раскручивать историю с британским камнем. Логика примерно такая: англичане вели шпионаж в России. Англичане и США платят деньги «Голосу». Значит, «Голос» со шпионами заодно. Подобные логические постулаты в скрытой форме присутствуют в пропаганде и действуют на многих простодушных людей. Это всё укладывается в рамки советской традиции, когда борцов за права человека называли отщепенцами.

Что можно этому противопоставить?

Президент фонда «Правовые технологии XXI века» Юрий Скуратов считает, что многое зависит не только от закона, но и от позиции общества.

— К сожалению, потребителей подобной интернет-продукции у нас много. А если они есть, всегда найдутся желающие сделать слив по линии недобросовестных СМИ. Позиция власти понятна — любой ценой обуздать протестный накал, добиться нужных результатов на президентских выборах. В этой ситуации общество не должно оставаться безучастным. К сожалению, в России укоренилась традиция снисходительного отношения к подобным незаконным действиям. Это надо менять и заставлять власть действовать строго по закону.

«СП»: — На ваш взгляд, какие будут иметь последствия заявления Немцова и Рыжкова в прокуратуру?

— Думаю, что реально — никаких. У нас нет независимой юстиции. Тем не менее, вода камень точит. Важно сейчас применить инструменты парламентского контроля. И ещё раз повторяю: должна быть реакция граждански активного общества. Посмотрите, какой скандал разразился в Англии, когда там в печать попали сведения о прослушивании журналистами телефонных разговоров родственников солдат, погибших в Афганистане. Виновные получили реальные наказания вплоть до тюремного заключения. Это и для России пример.

А вот что сказал эксперт в области предвыборных технологий, пожелавший остаться неназванным.

— В истории наших предвыборных компаний подобного никогда не было. Все эти «сливы» — показатель удивительной неадекватности власти и её неспособности сформулировать ответы. Особенность нынешней ситуации в том, что власть имеет дело с общественным движением. Если бы у нынешнего протестного движения были явные лидеры, тогда компании персональной дискредитации имели бы какой-то смысл. А так получается, что люди, организовавшие подобную кампанию, дискредитируют само государство. Граждане понимают, что никто ни от чего не застрахован, в стране реальный произвол, права человека не соблюдаются. Мало того, спецслужбы и правоохранительные органы вместо того, чтобы бороться с этим, во многом работают против граждан. По сути, это ещё больше усиливает протест, при этом деморализации оппозиции не достигается.

У кремлёвских политиков налицо синдром технолога. Они привыкли организовывать постановочные акции, митинги, пикеты, заказные телесюжеты. Вся их политика — поток заказухи. Поэтому власти кажется: если что-то происходит, направленное против них, значит, это тоже кто-то заказал. Следовательно с этим надо поработать и проблема будет решена. Но это иллюзия. То, что действовало, когда они занимались информационными войнами между собой, с обществом не пройдёт.

Попытки очернить оппозицию в глазах протестующих, на мой взгляд, наоборот работают на радикализацию ситуации. У нас тема коррупции и нарушений в правоохранительных органах в последние годы была одной из самых актуальных. И вот власть показывает, что не гнушается откровенно противозаконных методов…

«СП»: — Известны ли подобные «опыты» взаимодействия власти и оппозиционной части общества в других странах?

— Каждая технология должна применяться в конкретное время в конкретном месте. У каждого общества есть разные представления о моральных ценностях. Сексуальный скандал в США ставит крест на политической карьере, а во Франции — нет… Обвинение в коррупции в некоторых странах может вызвать у людей обратный эффект — вот, мол, какой предприимчивый. Где-то кандидату лучше быть молодым, где-то — пожилым. Поэтому весь вопрос в том, насколько адекватно действует власть по отношению к конкретной ситуации.

«СП»: — Можете ли вы, исходя из мирового опыта, назвать ещё какие-то приёмы, которые стоит ждать от кремлёвских политтехнологов в отношении оппозиции?

— Я не хочу подсказывать им новых ходов. Пусть думают сами.

Иное мнение

Александр Шатилов, заместитель директора Центра политической конъюнктуры

— В нынешней политической ситуации правила игры оказались разрушенными. Боюсь, что сливы компроматов, провокационные слухи станут визитной карточкой политической жизни России ближайшего времени. При этом оппозиция первой пошла на обострение конфликта. Это выражалось, например, в растиражированных слухах о чеченской дивизии, которая, якобы, вызвана в Москву для разгона протестующих. В Кремле решили отвечать подобными методами.

«СП»: — В предвыборных компаниях других стран можно найти подобные примеры «воздействия» власти на оппозицию?

— Это было и довольно часто. Достаточно вспомнить наиболее нашумевший Уотергейтский скандал в США, когда прослушивался штаб оппозиционной президенту Ричарду Никсону Демократической партии.

«СП»: — Есть мнение, что «сливами» в сеть власть добивается отрицательного для себя результата. Многие люди воспринимают это как ущемление их прав на безопасность, неприкосновенность личной жизни.

— Неполитизированными слоями населения слив компромата воспринимается, как некая запретная «изюминка», вдруг ставшая доступной. Обыватели следят за такими историями, как за неким реалити-шоу. Думаю, что поставленных перед собой целей власть достигает: нервозность среди деятелей оппозиции возрастает, осадок от публикаций их переговоров остаётся.

«СП»: — Как вы думаете, будут ли заведены уголовные дела по заявлениям пострадавших лидеров оппозиции, и что из этого может выйти?

— Уголовные дела, может быть, и возбудят, но вряд ли они будут доведены до логического завершения. Дела, скорей всего, не получат ход, как в следствии их торможения в следственных органах, так и связи с тем, что доказать чью-то вину здесь сложно. Конкретные исполнители, те, кто организовывал «прослушку», действовали грамотно и никаких следов не оставили. Владельцы интернет-ресурсов, выкладывающих компроматы, как правило, подстраховываются, имеют «подброшенные» записи и документы. Так что и они, скорей всего, избегут серьёзной ответственности.

Фото: Геннадий Гуляев/Коммерсантъ

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня