Общество

У политики неженское лицо

«Люди в погонах» уверены, что только они могут распоряжаться судьбой страны

  
302

Положение женщин в российской политике за последнее время не улучшилось. Их как было мало, так и осталось. Такой вывод делают, как сами дамы-политики, так и эксперты. И то, что в последнее время выдвинулось несколько ярких фигур, таких, как Оксана Дмитриева, которая чуть не стала кандидатом в президенты, или же сестра кандидата в президенты Михаила Прохорова — Ирина, положение не меняет.

В теории с правами женщин у нас все обстоит благополучно. Как следует из третьего параграфа статьи 19 принятой в 1993 году Конституции РФ, «мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации». А вот на практике ситуация совершенно противоположная.

Если в 90-е годы в России выдвинулось большое количество ярких активных женщин, то затем их число стало неуклонно снижаться. Сейчас представительниц прекрасного пола в российской политике очень мало, всего около 6%. Мы находимся на одном из последних мест в мире по представительству женщин в органах власти. И это притом, что женщин в нашей стране около 56%.

В законодательных органах власти разного уровня, количество представительниц прекрасного пола не превышает 15−20%. Среди министров федерального правительства только три дамы — министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова, министр экономического развития Эльвира Набиуллина и министр сельского хозяйства Елена Скрынник. В губернаторском корпусе их и того меньше — только Наталья Комарова, которая возглавляет Ханты-Мансийский автономный округ. Правда, третий пост в стране — главы Совета Федерации — занимает экс-губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко. Но это лишь подтверждает правило, в каждом из которых есть исключение.

Общемировой тренд, напротив, состоит в том, что женщины все активнее приходят в политическую деятельность. Во многих странах Европы процент участия женщин в политике составляет около 40%. Самый высокий он в Скандинавских странах (около 47%).

По мнению социолога, руководителя «Левада центра» Льва Гудкова женщин в российской политике действительно очень мало, и они не играют в управлении страной существенной роли. Практически не видно их и в политических партиях. Возможно, за исключением «Справедливой России». Там есть сразу несколько заметных фигур — Оксана Дмитриева, Галина Хованская и Елена Мизулина. «Люди считают такой маленький процент женщин явным минусом, — говорит Лев Гудков. —  По нашим опросам, граждане выступают за то, чтобы женщины гораздо больше присутствовали на политической сцене. И большинство вполне готовы допустить женщину в качестве президента, не говоря уже о руководителях министерств и других высших органов власти. То есть, к участию женщин в политике у нас отношение благожелательное. Люди считают, что политика в этом случае станет более гуманнной, более приближенной к людям».

По мнению Гудкова, при голосовании демографический фактор большой роли не играет. «Здесь нет никаких предпочтений, все находится в зависимости от позиции, программы, — полагает эксперт — Самое важное, как поведет себя сама женщина. Но сама по себе политическая система у нас крайне консервативная, и ориентируется на консервацию вещей. Там доминирует такой фактор, как принцип мачизма или мужского начала. Работают сложившиеся и глубоко укоренившиеся гендерные стереотипы. Мощные фильтры, которые стоят, отсекают женщин».

По словам социолога, существует жесткое распределение по авторитетности, престижности позиций. И, как правило, женщины занимают в этой системе менее престижные места, чем мужчины. Единственное куда женщин легко пропускают, так это в социальную политику, поручая им заниматься решением проблем самих же женщин, а также детей. А вот на более серьезных позициях женщины почти никак не представлены.

При этом Лев Гудков отмечает, что женщин в политике в последнее время стало значительно меньше. В 90-е годы выдвигались более яркие фигуры. Такие, как Галина Старовойтова, Светлана Горячева, Сажи Умалатова. «Их было больше, и они были заметнее, чем сейчас, — уверяет Гудков. —  А когда пришли к власти „люди в погонах“, то они оттеснили женщин от власти». А поскольку нынешняя политическая система сложилась в начале 2000-х годов, то в последние лет десять ничего не меняется. И ничего не изменится, пока нынешний режим будет сохраняться. В такой системе демонстрируются все архаические принципы в политике.

Женская тема у нас почти никак не поднимается, полагает руководитель Центра изучения элиты института социологии РАН Ольга Крыштановская. «У нас многие женщины вообще не понимают, что у нас дискриминация женщин, — поясняет Ольга Крыштановская. — Что у бедности — женское лицо, 70% бедных — женщины. Все как-то с этим мирятся. Все-таки у нас патриархальное общество, которое только сейчас пришло в движение. Но нам еще развиваться и развиваться». Чтобы пробиться в политику, женщина должны выиграть в жесткой конкурентной борьбе, ставки в которой очень высоки. Она должна быть опытной, эрудированной, прекрасно отвечать на все вопросы. Один и тот же человек должен легко говорить и о пенсионной реформе, и о налогах, и о внешней политике.

Тем не менее, Крыштановская признает, что некоторые позитивные изменения у нас все-таки произошли. Например, то, что у нас появилось три женщины министра. Немного больше их стало в Думе. «Но там их, как в Ноевом ковчеге, каждой по паре, — отмечает социолог. — Вот это актриса, это певица, это спортсменка». По мнению эксперта, отбор женщин в политике сейчас происходит с мужской точки зрения. По этому критерию, женщины должны быть «молчаливыми, ухоженными, хорошенькими». И ко всему этому — достаточно управляемыми. Но настоящее лидерство, по ее мнению, конечно, подразумевает совсем другие качества.

Засилье представителей сильного пола в отечественной политике, одна из причин ее высокой агрессивности. Мужчины в таких условиях не пытаются друг друга убедить, а пытаются друг друга перебороть. Именно из-за этого, по мнению Крыштановской, у нас проблемы и во внешней политике. Не хватает мягкости и гибкости. Ведь именно женщины выступают почти всегда за гуманизацию политики, за политику гармонии.

Выравнивание ситуации — с увеличением процента дам в российской политике - пошло бы, по мнению Крыштановской, на пользу стране. Сначала можно было бы начать с 25% женщин сферах власти. А потом замахнуться и на большее. Идеальный вариант, чтобы женщин и мужчин в политике было 50 на 50%, что соответствовало бы соотношению в процентном отношении населения.

Ирина Хакамада, в 2004 году выдвигалась кандидатом в президенты

«СП»: — Почему на фоне общемирового тренда увеличения представительниц прекрасного пола в политической деятельности, у нас так мало женщин в политике?

— Первая причина, это то, что политика — пока поле мужского влияния. И сами мужчины выбирают украшения, чтобы потрафить женской половине и не более того. Вторая причина — объективная. Если мы берем президентскую кампанию, то женщине очень тяжело набирать голоса. В обществе сильное недоверие к женщине-президенту. Чтобы она смогла даже не победить, а хотя бы собрать достойные голоса (от 10 до 25%), то должна быть длинная история ее политической жизни. А этих историй нет. Те, кто были — или их убили (как Галину Старовойтову), или они ушли и не хотят больше этим заниматься (как Элла Панфилова).

«СП»: — А что-то может измениться? В последнее время все-таки появляются новые лица. Например, в среде оппозиции.

— Действительно, сейчас несистемная оппозиция может выдвинуть кого-то. Например, Евгению Чирикову. Ксения Собчак тоже к политике примеривается. Что-то явно может появиться. Но так просто это не бывает. Образ женщин вызывает сопротивление. Она должна быть профессионалом. Гендерный аспект в избирательной кампании все равно продолжает играть очень сильную роль. В том смысле, что женщина у нас пока не может быть президентом. Кандидаты с женщинами лишь заигрывают. Многие избирательницы, особенно в провинции, за женщин вообще не голосуют. Ирина Прохорова может, конечно, добавить голоса Михаилу Прохорову, но если будет все время рядом. Вообще, женщина голосует за женщину, если они обе представители среднего класса.

«СП»: - А в каких-то сферах просматривается улучшение ситуации? Например, в правительстве раньше не было министров-женщин. А теперь их сразу три.

— В правительстве действительно стало лучше. Но это ничего не значит, от них мало что зависит. Можно, конечно, создать, кадровый резерв женщин. Но пока это капля в море.

Фото: ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Салин

Политолог

Эдуард Попов

Политолог, ведущий научный сотрудник Института русского зарубежья

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Тимур Куватов
Тимур Куватов

Мои искренние поздравления с 10-летием, «Свободная Пресса»! «СП» — на мой взгляд, одно из лучших российских изданий, которое как нельзя более точно соответствует своему названию — добилась уникального сочетания двух главных составляющих объемного и глубокого содержания информационных материалов: отличная статья и сразу же очень оперативный компетентный комментарий экспертов по заданной теме, которые дают мгновенное погружение в тему даже для непосвященного читателя. Превосходны материалы колумнистов, в целом — истинное удовольствие просто читать издание. Желаю «СП» сохранять это удивительное равновесие формы и содержания, легкости и глубины, эмоциональности и меры!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня