18+
вторник, 6 декабря
Общество

У политики неженское лицо

«Люди в погонах» уверены, что только они могут распоряжаться судьбой страны

  
252

Положение женщин в российской политике за последнее время не улучшилось. Их как было мало, так и осталось. Такой вывод делают, как сами дамы-политики, так и эксперты. И то, что в последнее время выдвинулось несколько ярких фигур, таких, как Оксана Дмитриева, которая чуть не стала кандидатом в президенты, или же сестра кандидата в президенты Михаила Прохорова — Ирина, положение не меняет.

В теории с правами женщин у нас все обстоит благополучно. Как следует из третьего параграфа статьи 19 принятой в 1993 году Конституции РФ, «мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации». А вот на практике ситуация совершенно противоположная.

Если в 90-е годы в России выдвинулось большое количество ярких активных женщин, то затем их число стало неуклонно снижаться. Сейчас представительниц прекрасного пола в российской политике очень мало, всего около 6%. Мы находимся на одном из последних мест в мире по представительству женщин в органах власти. И это притом, что женщин в нашей стране около 56%.

В законодательных органах власти разного уровня, количество представительниц прекрасного пола не превышает 15−20%. Среди министров федерального правительства только три дамы — министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова, министр экономического развития Эльвира Набиуллина и министр сельского хозяйства Елена Скрынник. В губернаторском корпусе их и того меньше — только Наталья Комарова, которая возглавляет Ханты-Мансийский автономный округ. Правда, третий пост в стране — главы Совета Федерации — занимает экс-губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко. Но это лишь подтверждает правило, в каждом из которых есть исключение.

Общемировой тренд, напротив, состоит в том, что женщины все активнее приходят в политическую деятельность. Во многих странах Европы процент участия женщин в политике составляет около 40%. Самый высокий он в Скандинавских странах (около 47%).

По мнению социолога, руководителя «Левада центра» Льва Гудкова женщин в российской политике действительно очень мало, и они не играют в управлении страной существенной роли. Практически не видно их и в политических партиях. Возможно, за исключением «Справедливой России». Там есть сразу несколько заметных фигур — Оксана Дмитриева, Галина Хованская и Елена Мизулина. «Люди считают такой маленький процент женщин явным минусом, — говорит Лев Гудков. —  По нашим опросам, граждане выступают за то, чтобы женщины гораздо больше присутствовали на политической сцене. И большинство вполне готовы допустить женщину в качестве президента, не говоря уже о руководителях министерств и других высших органов власти. То есть, к участию женщин в политике у нас отношение благожелательное. Люди считают, что политика в этом случае станет более гуманнной, более приближенной к людям».

По мнению Гудкова, при голосовании демографический фактор большой роли не играет. «Здесь нет никаких предпочтений, все находится в зависимости от позиции, программы, — полагает эксперт — Самое важное, как поведет себя сама женщина. Но сама по себе политическая система у нас крайне консервативная, и ориентируется на консервацию вещей. Там доминирует такой фактор, как принцип мачизма или мужского начала. Работают сложившиеся и глубоко укоренившиеся гендерные стереотипы. Мощные фильтры, которые стоят, отсекают женщин».

По словам социолога, существует жесткое распределение по авторитетности, престижности позиций. И, как правило, женщины занимают в этой системе менее престижные места, чем мужчины. Единственное куда женщин легко пропускают, так это в социальную политику, поручая им заниматься решением проблем самих же женщин, а также детей. А вот на более серьезных позициях женщины почти никак не представлены.

При этом Лев Гудков отмечает, что женщин в политике в последнее время стало значительно меньше. В 90-е годы выдвигались более яркие фигуры. Такие, как Галина Старовойтова, Светлана Горячева, Сажи Умалатова. «Их было больше, и они были заметнее, чем сейчас, — уверяет Гудков. —  А когда пришли к власти „люди в погонах“, то они оттеснили женщин от власти». А поскольку нынешняя политическая система сложилась в начале 2000-х годов, то в последние лет десять ничего не меняется. И ничего не изменится, пока нынешний режим будет сохраняться. В такой системе демонстрируются все архаические принципы в политике.

Женская тема у нас почти никак не поднимается, полагает руководитель Центра изучения элиты института социологии РАН Ольга Крыштановская. «У нас многие женщины вообще не понимают, что у нас дискриминация женщин, — поясняет Ольга Крыштановская. — Что у бедности — женское лицо, 70% бедных — женщины. Все как-то с этим мирятся. Все-таки у нас патриархальное общество, которое только сейчас пришло в движение. Но нам еще развиваться и развиваться». Чтобы пробиться в политику, женщина должны выиграть в жесткой конкурентной борьбе, ставки в которой очень высоки. Она должна быть опытной, эрудированной, прекрасно отвечать на все вопросы. Один и тот же человек должен легко говорить и о пенсионной реформе, и о налогах, и о внешней политике.

Тем не менее, Крыштановская признает, что некоторые позитивные изменения у нас все-таки произошли. Например, то, что у нас появилось три женщины министра. Немного больше их стало в Думе. «Но там их, как в Ноевом ковчеге, каждой по паре, — отмечает социолог. — Вот это актриса, это певица, это спортсменка». По мнению эксперта, отбор женщин в политике сейчас происходит с мужской точки зрения. По этому критерию, женщины должны быть «молчаливыми, ухоженными, хорошенькими». И ко всему этому — достаточно управляемыми. Но настоящее лидерство, по ее мнению, конечно, подразумевает совсем другие качества.

Засилье представителей сильного пола в отечественной политике, одна из причин ее высокой агрессивности. Мужчины в таких условиях не пытаются друг друга убедить, а пытаются друг друга перебороть. Именно из-за этого, по мнению Крыштановской, у нас проблемы и во внешней политике. Не хватает мягкости и гибкости. Ведь именно женщины выступают почти всегда за гуманизацию политики, за политику гармонии.

Выравнивание ситуации — с увеличением процента дам в российской политике - пошло бы, по мнению Крыштановской, на пользу стране. Сначала можно было бы начать с 25% женщин сферах власти. А потом замахнуться и на большее. Идеальный вариант, чтобы женщин и мужчин в политике было 50 на 50%, что соответствовало бы соотношению в процентном отношении населения.

Ирина Хакамада, в 2004 году выдвигалась кандидатом в президенты

«СП»: — Почему на фоне общемирового тренда увеличения представительниц прекрасного пола в политической деятельности, у нас так мало женщин в политике?

— Первая причина, это то, что политика — пока поле мужского влияния. И сами мужчины выбирают украшения, чтобы потрафить женской половине и не более того. Вторая причина — объективная. Если мы берем президентскую кампанию, то женщине очень тяжело набирать голоса. В обществе сильное недоверие к женщине-президенту. Чтобы она смогла даже не победить, а хотя бы собрать достойные голоса (от 10 до 25%), то должна быть длинная история ее политической жизни. А этих историй нет. Те, кто были — или их убили (как Галину Старовойтову), или они ушли и не хотят больше этим заниматься (как Элла Панфилова).

«СП»: — А что-то может измениться? В последнее время все-таки появляются новые лица. Например, в среде оппозиции.

— Действительно, сейчас несистемная оппозиция может выдвинуть кого-то. Например, Евгению Чирикову. Ксения Собчак тоже к политике примеривается. Что-то явно может появиться. Но так просто это не бывает. Образ женщин вызывает сопротивление. Она должна быть профессионалом. Гендерный аспект в избирательной кампании все равно продолжает играть очень сильную роль. В том смысле, что женщина у нас пока не может быть президентом. Кандидаты с женщинами лишь заигрывают. Многие избирательницы, особенно в провинции, за женщин вообще не голосуют. Ирина Прохорова может, конечно, добавить голоса Михаилу Прохорову, но если будет все время рядом. Вообще, женщина голосует за женщину, если они обе представители среднего класса.

«СП»: - А в каких-то сферах просматривается улучшение ситуации? Например, в правительстве раньше не было министров-женщин. А теперь их сразу три.

— В правительстве действительно стало лучше. Но это ничего не значит, от них мало что зависит. Можно, конечно, создать, кадровый резерв женщин. Но пока это капля в море.

Фото: ИТАР-ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня