18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

Битва за космические деньги

Владимир Поповкин отправляет Роскосмос в марсианский поход. А сам — в госпиталь

  
11

На фоне сводок о хронических проблемах с запуском российских космических кораблей Роскосмос удивил многих, предоставив на утверждение в Белый дом масштабную программу технологического перевооружения отрасли и отправки многочисленных экспедиций на Луну и на Марс. В соответствии с документом, ежегодное финансирование космических проектов должно составлять не менее 150−200 млрд рублей в год. За эти деньги к 2030 году авторы стратегии обещают высадить российские экипажи на Луне, создать сеть исследовательских станций на Марсе, а также провести углубленное изучение Венеры и Юпитера.

Основная часть средств должна быть направлена в инфраструктурные проекты, включая создание орбитальной станции нового поколения и строительство мощностей по серийному производству новых космических кораблей: ракетного комплекса («Ангара») и сверхтяжелых пилотируемых кораблей нового поколения. Для массовой доставки транспортных грузов предлагается наладить производство космических буксиров с электроракетными двигателями. Предложение новых ракет-носителей и транспортных средств должно увеличить долю России на мировом рынке космических услуг с 0,5% в 2011 году до 10% в 2030 году.

Однако кроме ожесточенной конкуренции с иностранными державами, Роскосмосу предстоит выиграть схватку поважнее — Минфин может не разделять оптимизма этого ведомства. Поэтому главная битва за Луну состоится в недрах правительства, говорят эксперты. Прежде всего, главе космического ведомства Владимиру Поповкину предстоит объяснить целесообразность столь масштабных и дорогостоящих проектов в нынешних экономических условиях и обосновать объемы финансирования. К тому же, весьма вероятно, что обсуждение перспектив и планов Роскосмоса пройдет в привязке к личности руководителя ведомства, за небольшое время правления которого был зафиксирован ряд значительных технических неурядиц. И все-таки главные вопросы при оценке космической стратегии: «зачем?» и «на какие деньги?».

— Луна и Марс интересны своими исследовательскими ресурсами — в их условиях возможно организовать такие проекты по изучению околосолнечного пространства, да и дальнего космоса, которые с поверхности Земли провести в принципе невозможно, — говорит ученый секретарь Институт космических исследований Российской академии наук (ИКИ РАН) доктор физ.-мат. наук Александр Захаров — Но для этого необходимо построить на поверхности этих космических тел серьезные научные базы с возможностью разносторонних исследований. К тому же, с поверхности Луны и технологически легче, и гораздо дешевле производить запуск летательных аппаратов к другим объектам солнечной системы. В этом смысле ее можно рассматривать как своеобразную орбитальную станцию и удаленный космодром в одном лице.

Впрочем, естественный спутник Земли интересен не только исследовательскими ресурсами. Так, директор Института геохимии и аналитической химии (ГЕОХИ) им. В.И. Вернадского РАН Эрик Галимов сегодня исследует возможности добычи на Луне изотопа гелия-3, который мог бы стать топливом для новой термоядерной энергетики. По его расчетам, одна тонна этого вещества даст такое же количество энергии, какое можно получить при сжигании 20 миллионов тонн нефти. Стоимость такого количества «черного золота» по сегодняшним ценам составляет более 10 миллиардов долларов. Таким образом, одна тонна гелия-3 гарантированно загрузит работой в течение года термоядерную электростанцию мощностью 10 ГВт. Сегодня совокупная мощность электростанций России равна 215 ГВт, так что получается, что для обеспечения энергетических потребностей нашей страны потребуется всего около 20 т гелия-3 в год, а вся мировая электроэнергетика может насытиться 200 тоннами этого сырья ежегодно. С учетом роста энергопотребления, чтобы покрыть все энергозатраты человечества во второй половине этого века, потребуется доставка с Луны не менее 800−1000 тонн гелия-3 ежегодно. Сегодня запасы этого сырья только в верхних слоях естественного спутника Земли оцениваются примерно в 500 миллион тонн. Таким образом, даже с учетом экспансии энергопотребностей, полночное светило сможет снабжать человечество теплом и энергией 15 тысяч лет. «По сути, мы стоим на самом пороге огромной технической революции, которая займет все двадцать первое столетие и навсегда перевернет жизнь человечества. Страна, которая опередит другие в освоении Луны, станет лидером в мировой экономике», — говорит Эрик Галимов.

Оптимизм исследователя, однако, разделяют не все. Тот же Александр Захаров к «гелиевым перспективам» относится весьма скептически. По его мнению, до 2030 года экономической отдачи в виде добычи каких-либо полезных ископаемых от лунной программы быть не может. Упомянутые в проекте тяжелые транспортные корабли нового поколения нужны для создания научных баз на Луне и на Марсе, говорит ученый, а не для доставки полезных ископаемых на Землю уже через 20 лет.

Этот пессимизм легко понять, если вспомнить, что еще в начале 2007 года президент и генеральный конструктор Ракетно-космической корпорации «Энергия» Николай Севастьянов внес в Роскосмос предложения по созданию космической программы России до 2050 года. Третьим пунктом программы числилось промышленное освоение Луны, которое предлагалось осуществлять в несколько этапов. Предполагалось, что на первом этапе исследования будут вестись с помощью автоматических устройств, на втором — в 2012 году — будет осуществлен пилотируемый облет Луны с использованием модернизированного пилотируемого корабля «Союз», на третьем, в 2015 году, человек высадиться на поверхность спутника Земли. На четвертом этапе — к 2020 году — будет создана космическая транспортная инфраструктура на базе многоразовых пилотируемых космических кораблей «Клипер» и постоянной окололунной станции. Весь цикл полета должен был составить 120 суток при полезной нагрузке немногим более 3 тонн. Запуск парома предполагается осуществлять с помощью ракеты-носителя «Ангара-5», оснащенной разгонным блоком. Создание подобной транспортной системы должно было положить к 2030 году начало промышленному освоению Луны.

Спустя несколько лет стало очевидным, что большая часть этих предложений так и не реализована. Так что и нынешние планы Роскосмоса могут остаться лишь мечтами. Причем мечтами дорогостоящими.

— С учетом резкого увеличения военных расходов на многие годы вперед — а эта программа не подлежит обсуждению — и крайне неясного финансового положения России (в перспективе нескольких лет ряд экспертов обещают нам значительный дефицит бюджета) крайне маловероятно, что правительство согласится с масштабным финансированием космических программ, — говорит первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

«СП»: — Почему вы так думаете?

— Откровенно говоря, отдача от них не гарантирована, что бы ни понимать под этой отдачей. Поэтому я ожидаю, что правительство согласится дать деньги лишь на узкий спектр задач, и это будет довольно незначительный объем по сравнению с тем, что запрашивается.

В значительной части эксперт связывает свои пессимистичные ожидания с общим контекстом, в котором будет проходить дискуссия. По его мнению, вброс стратегии-2030 в правительство произошел для создания информационной завесы над рядом неудач с пуском космических аппаратов в последние месяцы. Пришедший из Минобороны Владимир Поповкин имел возможность объективно списать ряд неудач на своего предшественника. Однако провал миссии «Фобос-Грунт» — это первая неудачная операция, которая полностью ложится на репутацию нынешнего руководства Роскосмоса. «И хотя столь глобальная стратегия, конечно, готовилась задолго до этого провала, сегодня она используется, чтобы затмить своим масштабом пятно на деловой репутации руководства», — дополняет Алексей Макаркин. Определенную пикантность вносит и госпитализация главы Роскосмоса с очень странными травмами головы, полученными при невыясненных обстоятельствах. Это неудачное сочетание обстоятельств и вовсе грозит повернуть дискуссию о космическом будущем России в русло обсуждения личности Поповкина, что во многом может перечеркнуть финансовые ожидания Роскосмоса.

НАСА получит меньше, чем просит

13 марта было официально сообщено, что по инициативе президента Барака Обамы, в американском бюджете на 2013 финансовый год на 20% будет сокращено финансирование программ НАСА по исследованию солнечной системы с помощью роботов. Фактически это означает отказ профинансировать две марсианские экспедиции, в рамках которых в 2016 и 2018 годах планировалось совершить два полета к красной планете. Основная цель фактически уже закрытого проекта состояла в ответе на извечный вопрос: «Есть ли жизнь на Марсе?» В частности, планировалось провести замер выделяемого живыми существами и быстро разрушающегося под солнечными лучами метана в атмосфере планеты. Кроме того, ученые ожидали, что на Землю будут доставлены образцы марсианской почвы. Ученые США уже выразили свое разочарование, отметив, что «никто никогда не был так близок к открытию жизни на другой планете», как они в рамках этого проекта. Ранее НАСА отказалось от участия в подобных совместных проектах с Европейским космическим агентством, ссылаясь на финансовые проблемы.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня