Общество

Валерий Гергиев: Меня не раз и не два пытались использовать

О правительстве судят еще и по тому, как оно относится к культуре

  
79

«Страна у нас замечательная. Я езжу по миру, поверьте, мне есть с чем сравнивать!», — с этого своеобразного признания в любви Родине маэстро Валерий Гергиев начал на уходящей неделе свою встречу с питерскими журналистами, посвященную юбилейному ХХ международному фестивалю «Звезды белых ночей».

Но не только о фестивале шла речь. И одной пресс-конференцией общение корреспондента «СП» со знаменитым музыкантом не ограничилось. Задержавшись после неё, мы с Валерием Абисаловичем коснулись в беседе тет-а-тет проблем, как принято говорить, общечеловеческих.

От ответов на острые вопросы почетный гражданин Петербурга (и ещё с десятка городов мира), художественный руководитель и главный дирижер Мариинского театра ни разу не ушел.

«СП»: — В минувший вторник, 20 марта, стали известны итоги проверки Счетной палатой РФ хода строительства многострадальной второй сцены Мариинского театра. Они обескураживающие. Как говорится в сообщении СП РФ, «генеральный подрядчик ОАО „ГСК“ в ходе выполнения работ допускал различные, в том числе и финансовые, нарушения… на общую сумму более 290 миллионов рублей». Вы могли бы прокомментировать эту информацию?

— Я буквально сегодня утром вернулся в Петербург из Европы. Поэтому подробностей пока не знаю. Но прокомментировать могу. Ведь я косвенно отвечаю за всё, что связано со строительством нашей второй сцены. Считаю, оценка стоимости работ по строительству Мариинки-2 — это вопрос компетентных органов и только в какой-то степени руководства театра. Не знаю, как решали эту проблему мои коллеги при реконструкции Большого театра в Москве, но контролировать расход средств довольно трудно. Не театр их получает. Не скрою, меня не раз и не два пытались использовать. Напрягали с первого увеличения бюджета, который был сначала на уровне 100 млн долларов. Видимо, потому что театр — это огромный сложный механизм, коллектив здесь значительный и увеличивать бюджет стройки, ссылаясь на острую необходимость, легче, чем, например, при строительстве какой-нибудь дороги. На меня ссылались, однако ни разу я лично ни одного увеличения не согласовывал. Мы в театре, наш коллектив, зарабатываем деньги совершенно другим образом. Работаем напряженно и высококачественно. На лучших площадках мира. Конечно, я теперь жалею, что в своё время не взял на себя руководство стройкой. Имел возможность ставить вопрос таким образом — полный контроль над стройкой Мариинки-2, но… А сейчас это было бы уже неправильно.

«СП»: — Вторая сцена вашего театра строится почти 10 лет. Очень долго, не находите? За это время Мариинка обрела прекрасную уютную третью сцену — Концертный зал, на что потребовалось всего 9 месяцев. Общая стоимость Маринки-2 превысила на сегодня 22 миллиарда рублей, а Концертного зала - с лучшей в стране акустикой обошлась всего в 1 миллиард…

—  В 2003 году Мариинский театр начинал с очень обнадеживающей новости о первом в новейшей истории России открытом международном конкурсе проектов. Француз Доменик Перро предложил очень красивый проект, но он оказался несбыточной мечтой. Практические вопросы, которые встали перед всеми нами после его утверждения, породили, к сожалению, определенное чувство страха, что не сможем его реализовать. Если помните, как раз в те годы была целая волна ЧП: в Германии рухнуло жилое здание, во Франции — здание аэропорта, что-то в Москве… И возникли опасения, что мы можем пополнить этот печальный список. Над проектом Перро завис ореол скандальности. Пришлось вносить серьезные коррективы. А это опять-таки время. И деньги. Мы здесь, в Мариинском театре, не меньше вашего озабочены ситуацией. Но должен сказать, что стройка, слава Богу, не стоит на месте. Она теперь под контролем людей, которые думают, как уложиться в смету, а не выжимать под неё новые дополнительные миллиарды. Чего раньше не было.

«СП»: — Минувшим летом, сразу после завершения международного конкурса им. Чайковского в Москве, оргкомитет которого вы возглавляете, вы говорили о необходимости обеспечить лауреатов во всех категориях концертами в регионах России. А есть им, где именно выступать в отечественных регионах? Есть ли залы, хотя бы близко соответствующие московским и петербургским?

— Забывать о своей стране негоже. Я за то, чтобы выступления талантливых музыкантов распределялись таким образом: примерно половина их (выступлений — авт.) пусть приходится на такие страны, как США, Франция, Великобритания, Германия, Япония, Китай и некоторые другие с их прекрасными залами, хорошо подготовленной публикой. А вторая половина — на Россию. Где имеется не только Концертный зал Мариинского театра. Отличные концертные площадки есть в Екатеринбурге, Казани, очень хорошие в Краснодаре, Сочи, Омске, Челябинске… Но много городов залов не имеют, тут вы правы. Например, Новосибирск. Это крупный административный центр. По масштабам — четвёртый или даже третий город России. Там свой прекрасный оркестр. А зала нет! О чем думали все эти годы губернаторы?.. В Липецке мы выступали недавно. Прекрасная, тонко чувствующая музыку публика. И старое, без акустики помещение. Недалеко от города, я обратил внимание, расположен грандиозный комбинат, который приносит кому-то миллиардные прибыли (Новолипецкий металлургический комбинат, владелец — один из богатейших людей России — Вдадимир Лисин - ред.). И не найти одного миллиарда на новую современную концертную площадку?.. Между прочим, о работе правительства люди судят ещё и потому, как оно относится к культуре, что делает для её развития и поддержания. Страна, считаю, должна сделать все возможное, чтобы новые театры и концертные залы появлялись постоянно, в малых и больших городах, в центре и на окраине страны, в срок и качественно. И чтобы стоили не впятеро дороже утвержденной сметы.

«СП»: — Ваш театр готовится к юбилейному, ХХ фестивалю «Звезды белых ночей». В прежние годы вы не раз подчеркивали, что проводите этот популярный во всем мире праздник Большого искусства в основном без привлечения средств города. Так будет и на этот раз?

— ХХ-й фестиваль — это уже значительная биография. Не каждый фестиваль становится знаменитым и имеет такую долгую историю. А начинался он в трудные 1990-е годы. Мы организовали его сами с моими близкими друзьями в 1993 году, ни у кого не занимали. Бюджет его был, помню, 6 000 рублей… Вообще, мы редко обращаемся за помощью к городским властям. В то время как бюджет крупнейших европейских коллективов, как правило, наполовину городской. Скажем, известный на весь мир Оркестр Концертгебау (Голландия), Амстердам гордится им. И поддержка местных властей для музыкантов решающая. У нас же данный вопрос не обсуждается. Или обсуждается редко и робко. Считается, что мы — «структура федерального центра», центр, мол, пусть и финансирует. Что, конечно, неправильно. Тем более, что наша страна, да и город, в котором мы живем, совсем не бедные.

Впрочем, куда более важным на сегодня я считаю поддержку городом задуманной нами программы «Школы Петербурга и Мариинский театр». У нас есть возможность продавать дешевые билеты школьникам и студентам. Но если мы превратим это в хобби, то театру трудно будет выжить. По той простой причине, что, несмотря на количество спектаклей, втрое превышающее количество спектаклей в московском Большом театре, финансирование Мариинки нельзя назвать щедрым со стороны государства. Я надеюсь, власти Петербурга, поймут, что наш фестиваль «Звезды белых ночей-2012» — событие значительное, не тусовочное, ставшее брендом Северной Столицы. И внесут свою лепту в его организацию.

«СП»: — Помимо «Звезд» в Мариинке проводится ежегодно ещё с десяток значительных фестивалей — балетных, оперных, музыкальных. Но ведь организация даже одного требует немалых усилий и, главное, средств. А на дворе, как мы слышим постоянно в последнее время, «вторая волна кризиса». Может так случиться, что руководимый вами театр останется из-за этого без спонсоров?

— В России не та ситуация, когда спонсоры могут оказаться в плачевном состоянии. Во-первых, потому, что наша страна имеет очень небольшой долг. А, например, у могущественных США долги огромные! Или возьмите Китай, который всем сейчас занимает, притом, что 10 лет назад, кто только ни поучал эту замечательную восточноазиатскую страну основам демократии. Во-вторых, спонсоры — не главное. Наш театр за 228 лет своего существования прошел все этапы - от полного отсутствия спонсоров до щедрых субсидий царя и безмятежных советских десятилетий. Во времена СССР была максимальная поддержка. Мы тогда о финансировании вообще не думали, не было необходимости. А потом случился распад страны, и волей неволей научились думать, разбираться. Мне было 34 года, когда я возглавил театр. Бюджет тогда исполнялся наполовину, потом менее чем наполовину. А в театре работало более 1000 человек. Возможностей пополнения театральной казны практически не имелось. Как не было и традиций помогать искусству. Ведь времена русских меценатов ушли в далекое прошлое.

Сейчас всё иначе. В театре работает почти 2,5 тысячи человек. Выступлений даем 750 в год (в 1990-е для сравнения — 200). Поддерживает нас государство? Да. И мы очень благодарны за это правительству РФ. Есть ли у нас спонсоры? Да, есть. И им мы весьма признательны. Мы прошли через некоторое урезание бюджета 2−3 года назад. Но Мариинский театр, мне кажется, не может претендовать на то, чтобы нашим коллегам из других городов урезали, а нам нет. Важно иное: с какой продуктивностью и отдачей работать. Как делать свое дело. Я принципиальный противник больших расходов, это видно по моей работе в театре. Случается, поставят в нашем театре хороший спектакль, а потом его начинают «догонять» платежи, и мне зачитывают какие-то миллионные суммы. Так не должно быть! Спектакль не должен стоить столько. Ругаюсь в таких случаях очень серьезно и весьма нелицеприятно. Люди должны уметь отвечать за свои действия.

«СП»: — Если представить Россию как один большой камертон — какова, на ваш взгляд, была бы сейчас его тональность? Иными словами, какая нота преобладает нынче в настроении россиян?

— У нас с одинаковым успехом идут концерты Николая Баскова и Анны Нетребко. И попса, извините, популярна, и классика. Отсюда и соответствующая тональность. Единой ноты, единого настроения у нас в обществе сегодня нет. Есть десятки совершенно не связанных друг с другом очень активных, порой даже агрессивных форм навязывания самих себя, вторжения в информационное поле, на сцену.

«СП»: — Как с этим бороться?

— Кто будет бороться — вы? Я? Мне некогда. Я лучше буду бороться с рутиной в нашем музыкально-театральном деле. Чтобы вышеназванная мной общественная зараза не проникла в Мариинку. Мне кажется, что главная задача текущего момента — крепче связать наш театр с тем, во что верят молодые люди. Как декан факультета искусств СПбГУ, имею возможность встречаться с молодежью, вслушиваться в её настроения и желания. Потому меня не пугают митинги на Болотной площади. Не важно, кто туда пришел. А там, кстати, были и образованные, в высшей степени культурные люди. И что удивило всех — также и богатые. Это при Путине, замечу, они во много раз разбогатели! Не все вышли на площадь, чтобы сказать что-то против Путина. Многие из простого любопытства.

«СП»: — Но, согласитесь, Валерий Абисалович, именно политика, проводимая нынешним премьером и избранным на следующие 6 лет президентом В. В. Путиным, вызвала у людей несогласие, выведя их во многих городах страны на митинги.

— От него сейчас, может быть, не так много зависит, как это было 10 лет назад, когда страна распадалась, и шел процесс постоянного обогащения отдельных людей.

«СП»: — Вы сами много гастролируете, среди митингующих замечены не были. А если бы имелась такая возможность, куда бы пошли — на Болотную площадь или на Поклонную гору?

— Скорей всего, я бы не был ни там, ни там. Потому что моё место не на площадях. Нет, я не против митингов. Я против того, чтобы распространять в России вирус арабских революций. Я сторонник жесткого контроля над такими процессами. Моё место — за дирижерским пультом. Рядом с оркестром. В театре. Я убежден, что каждый человек должен заниматься своим делом. И заниматься профессионально, делая всё возможное, чтобы через свою профессию нести людям веру в Россию. То же относится и к Владимиру Владимировичу Путину. Сможет он привести общество к согласию? Выполнит своё предвыборное обещание обновлений в стране? Зависит только от него. Опыт — есть.

«СП»: — Не могу не спросить вас, самого знаменитого в мире осетина, следите ли вы за ситуацией в Южной Осетии? Что думаете о президентских выборах?

— Про Южную Осетию сейчас могу сказать только одно: болит за неё душа. Процессы идут там такие, что, получая информацию о них по телефону, понять что-то непросто. Надеюсь, верх там возьмут всё-таки не эмоции, а разум.

Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня