18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

Валерий Гергиев: Меня не раз и не два пытались использовать

О правительстве судят еще и по тому, как оно относится к культуре

  
71

«Страна у нас замечательная. Я езжу по миру, поверьте, мне есть с чем сравнивать!», — с этого своеобразного признания в любви Родине маэстро Валерий Гергиев начал на уходящей неделе свою встречу с питерскими журналистами, посвященную юбилейному ХХ международному фестивалю «Звезды белых ночей».

Но не только о фестивале шла речь. И одной пресс-конференцией общение корреспондента «СП» со знаменитым музыкантом не ограничилось. Задержавшись после неё, мы с Валерием Абисаловичем коснулись в беседе тет-а-тет проблем, как принято говорить, общечеловеческих.

От ответов на острые вопросы почетный гражданин Петербурга (и ещё с десятка городов мира), художественный руководитель и главный дирижер Мариинского театра ни разу не ушел.

«СП»: — В минувший вторник, 20 марта, стали известны итоги проверки Счетной палатой РФ хода строительства многострадальной второй сцены Мариинского театра. Они обескураживающие. Как говорится в сообщении СП РФ, «генеральный подрядчик ОАО „ГСК“ в ходе выполнения работ допускал различные, в том числе и финансовые, нарушения… на общую сумму более 290 миллионов рублей». Вы могли бы прокомментировать эту информацию?

— Я буквально сегодня утром вернулся в Петербург из Европы. Поэтому подробностей пока не знаю. Но прокомментировать могу. Ведь я косвенно отвечаю за всё, что связано со строительством нашей второй сцены. Считаю, оценка стоимости работ по строительству Мариинки-2 — это вопрос компетентных органов и только в какой-то степени руководства театра. Не знаю, как решали эту проблему мои коллеги при реконструкции Большого театра в Москве, но контролировать расход средств довольно трудно. Не театр их получает. Не скрою, меня не раз и не два пытались использовать. Напрягали с первого увеличения бюджета, который был сначала на уровне 100 млн долларов. Видимо, потому что театр — это огромный сложный механизм, коллектив здесь значительный и увеличивать бюджет стройки, ссылаясь на острую необходимость, легче, чем, например, при строительстве какой-нибудь дороги. На меня ссылались, однако ни разу я лично ни одного увеличения не согласовывал. Мы в театре, наш коллектив, зарабатываем деньги совершенно другим образом. Работаем напряженно и высококачественно. На лучших площадках мира. Конечно, я теперь жалею, что в своё время не взял на себя руководство стройкой. Имел возможность ставить вопрос таким образом — полный контроль над стройкой Мариинки-2, но… А сейчас это было бы уже неправильно.

«СП»: — Вторая сцена вашего театра строится почти 10 лет. Очень долго, не находите? За это время Мариинка обрела прекрасную уютную третью сцену — Концертный зал, на что потребовалось всего 9 месяцев. Общая стоимость Маринки-2 превысила на сегодня 22 миллиарда рублей, а Концертного зала - с лучшей в стране акустикой обошлась всего в 1 миллиард…

—  В 2003 году Мариинский театр начинал с очень обнадеживающей новости о первом в новейшей истории России открытом международном конкурсе проектов. Француз Доменик Перро предложил очень красивый проект, но он оказался несбыточной мечтой. Практические вопросы, которые встали перед всеми нами после его утверждения, породили, к сожалению, определенное чувство страха, что не сможем его реализовать. Если помните, как раз в те годы была целая волна ЧП: в Германии рухнуло жилое здание, во Франции — здание аэропорта, что-то в Москве… И возникли опасения, что мы можем пополнить этот печальный список. Над проектом Перро завис ореол скандальности. Пришлось вносить серьезные коррективы. А это опять-таки время. И деньги. Мы здесь, в Мариинском театре, не меньше вашего озабочены ситуацией. Но должен сказать, что стройка, слава Богу, не стоит на месте. Она теперь под контролем людей, которые думают, как уложиться в смету, а не выжимать под неё новые дополнительные миллиарды. Чего раньше не было.

«СП»: — Минувшим летом, сразу после завершения международного конкурса им. Чайковского в Москве, оргкомитет которого вы возглавляете, вы говорили о необходимости обеспечить лауреатов во всех категориях концертами в регионах России. А есть им, где именно выступать в отечественных регионах? Есть ли залы, хотя бы близко соответствующие московским и петербургским?

— Забывать о своей стране негоже. Я за то, чтобы выступления талантливых музыкантов распределялись таким образом: примерно половина их (выступлений — авт.) пусть приходится на такие страны, как США, Франция, Великобритания, Германия, Япония, Китай и некоторые другие с их прекрасными залами, хорошо подготовленной публикой. А вторая половина — на Россию. Где имеется не только Концертный зал Мариинского театра. Отличные концертные площадки есть в Екатеринбурге, Казани, очень хорошие в Краснодаре, Сочи, Омске, Челябинске… Но много городов залов не имеют, тут вы правы. Например, Новосибирск. Это крупный административный центр. По масштабам — четвёртый или даже третий город России. Там свой прекрасный оркестр. А зала нет! О чем думали все эти годы губернаторы?.. В Липецке мы выступали недавно. Прекрасная, тонко чувствующая музыку публика. И старое, без акустики помещение. Недалеко от города, я обратил внимание, расположен грандиозный комбинат, который приносит кому-то миллиардные прибыли (Новолипецкий металлургический комбинат, владелец — один из богатейших людей России — Вдадимир Лисин - ред.). И не найти одного миллиарда на новую современную концертную площадку?.. Между прочим, о работе правительства люди судят ещё и потому, как оно относится к культуре, что делает для её развития и поддержания. Страна, считаю, должна сделать все возможное, чтобы новые театры и концертные залы появлялись постоянно, в малых и больших городах, в центре и на окраине страны, в срок и качественно. И чтобы стоили не впятеро дороже утвержденной сметы.

«СП»: — Ваш театр готовится к юбилейному, ХХ фестивалю «Звезды белых ночей». В прежние годы вы не раз подчеркивали, что проводите этот популярный во всем мире праздник Большого искусства в основном без привлечения средств города. Так будет и на этот раз?

— ХХ-й фестиваль — это уже значительная биография. Не каждый фестиваль становится знаменитым и имеет такую долгую историю. А начинался он в трудные 1990-е годы. Мы организовали его сами с моими близкими друзьями в 1993 году, ни у кого не занимали. Бюджет его был, помню, 6 000 рублей… Вообще, мы редко обращаемся за помощью к городским властям. В то время как бюджет крупнейших европейских коллективов, как правило, наполовину городской. Скажем, известный на весь мир Оркестр Концертгебау (Голландия), Амстердам гордится им. И поддержка местных властей для музыкантов решающая. У нас же данный вопрос не обсуждается. Или обсуждается редко и робко. Считается, что мы — «структура федерального центра», центр, мол, пусть и финансирует. Что, конечно, неправильно. Тем более, что наша страна, да и город, в котором мы живем, совсем не бедные.

Впрочем, куда более важным на сегодня я считаю поддержку городом задуманной нами программы «Школы Петербурга и Мариинский театр». У нас есть возможность продавать дешевые билеты школьникам и студентам. Но если мы превратим это в хобби, то театру трудно будет выжить. По той простой причине, что, несмотря на количество спектаклей, втрое превышающее количество спектаклей в московском Большом театре, финансирование Мариинки нельзя назвать щедрым со стороны государства. Я надеюсь, власти Петербурга, поймут, что наш фестиваль «Звезды белых ночей-2012» — событие значительное, не тусовочное, ставшее брендом Северной Столицы. И внесут свою лепту в его организацию.

«СП»: — Помимо «Звезд» в Мариинке проводится ежегодно ещё с десяток значительных фестивалей — балетных, оперных, музыкальных. Но ведь организация даже одного требует немалых усилий и, главное, средств. А на дворе, как мы слышим постоянно в последнее время, «вторая волна кризиса». Может так случиться, что руководимый вами театр останется из-за этого без спонсоров?

— В России не та ситуация, когда спонсоры могут оказаться в плачевном состоянии. Во-первых, потому, что наша страна имеет очень небольшой долг. А, например, у могущественных США долги огромные! Или возьмите Китай, который всем сейчас занимает, притом, что 10 лет назад, кто только ни поучал эту замечательную восточноазиатскую страну основам демократии. Во-вторых, спонсоры — не главное. Наш театр за 228 лет своего существования прошел все этапы - от полного отсутствия спонсоров до щедрых субсидий царя и безмятежных советских десятилетий. Во времена СССР была максимальная поддержка. Мы тогда о финансировании вообще не думали, не было необходимости. А потом случился распад страны, и волей неволей научились думать, разбираться. Мне было 34 года, когда я возглавил театр. Бюджет тогда исполнялся наполовину, потом менее чем наполовину. А в театре работало более 1000 человек. Возможностей пополнения театральной казны практически не имелось. Как не было и традиций помогать искусству. Ведь времена русских меценатов ушли в далекое прошлое.

Сейчас всё иначе. В театре работает почти 2,5 тысячи человек. Выступлений даем 750 в год (в 1990-е для сравнения — 200). Поддерживает нас государство? Да. И мы очень благодарны за это правительству РФ. Есть ли у нас спонсоры? Да, есть. И им мы весьма признательны. Мы прошли через некоторое урезание бюджета 2−3 года назад. Но Мариинский театр, мне кажется, не может претендовать на то, чтобы нашим коллегам из других городов урезали, а нам нет. Важно иное: с какой продуктивностью и отдачей работать. Как делать свое дело. Я принципиальный противник больших расходов, это видно по моей работе в театре. Случается, поставят в нашем театре хороший спектакль, а потом его начинают «догонять» платежи, и мне зачитывают какие-то миллионные суммы. Так не должно быть! Спектакль не должен стоить столько. Ругаюсь в таких случаях очень серьезно и весьма нелицеприятно. Люди должны уметь отвечать за свои действия.

«СП»: — Если представить Россию как один большой камертон — какова, на ваш взгляд, была бы сейчас его тональность? Иными словами, какая нота преобладает нынче в настроении россиян?

— У нас с одинаковым успехом идут концерты Николая Баскова и Анны Нетребко. И попса, извините, популярна, и классика. Отсюда и соответствующая тональность. Единой ноты, единого настроения у нас в обществе сегодня нет. Есть десятки совершенно не связанных друг с другом очень активных, порой даже агрессивных форм навязывания самих себя, вторжения в информационное поле, на сцену.

«СП»: — Как с этим бороться?

— Кто будет бороться — вы? Я? Мне некогда. Я лучше буду бороться с рутиной в нашем музыкально-театральном деле. Чтобы вышеназванная мной общественная зараза не проникла в Мариинку. Мне кажется, что главная задача текущего момента — крепче связать наш театр с тем, во что верят молодые люди. Как декан факультета искусств СПбГУ, имею возможность встречаться с молодежью, вслушиваться в её настроения и желания. Потому меня не пугают митинги на Болотной площади. Не важно, кто туда пришел. А там, кстати, были и образованные, в высшей степени культурные люди. И что удивило всех — также и богатые. Это при Путине, замечу, они во много раз разбогатели! Не все вышли на площадь, чтобы сказать что-то против Путина. Многие из простого любопытства.

«СП»: — Но, согласитесь, Валерий Абисалович, именно политика, проводимая нынешним премьером и избранным на следующие 6 лет президентом В. В. Путиным, вызвала у людей несогласие, выведя их во многих городах страны на митинги.

— От него сейчас, может быть, не так много зависит, как это было 10 лет назад, когда страна распадалась, и шел процесс постоянного обогащения отдельных людей.

«СП»: — Вы сами много гастролируете, среди митингующих замечены не были. А если бы имелась такая возможность, куда бы пошли — на Болотную площадь или на Поклонную гору?

— Скорей всего, я бы не был ни там, ни там. Потому что моё место не на площадях. Нет, я не против митингов. Я против того, чтобы распространять в России вирус арабских революций. Я сторонник жесткого контроля над такими процессами. Моё место — за дирижерским пультом. Рядом с оркестром. В театре. Я убежден, что каждый человек должен заниматься своим делом. И заниматься профессионально, делая всё возможное, чтобы через свою профессию нести людям веру в Россию. То же относится и к Владимиру Владимировичу Путину. Сможет он привести общество к согласию? Выполнит своё предвыборное обещание обновлений в стране? Зависит только от него. Опыт — есть.

«СП»: — Не могу не спросить вас, самого знаменитого в мире осетина, следите ли вы за ситуацией в Южной Осетии? Что думаете о президентских выборах?

— Про Южную Осетию сейчас могу сказать только одно: болит за неё душа. Процессы идут там такие, что, получая информацию о них по телефону, понять что-то непросто. Надеюсь, верх там возьмут всё-таки не эмоции, а разум.

Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня