18+
суббота, 3 декабря
Общество

Обезболивающие уколы смерти

Лидокаин, из-за которого дети Братска попали в реанимацию, в марте этого года стал причиной смерти трех человек

  
10251

Следственный комитет подключился к расследованию инцидента в Братске, где в минувшие выходные пятеро малышей в возрасте от 4 месяцев до 2 лет попали в реанимацию после инъекций, которые им были сделаны во время лечения в инфекционном отделении городской больницы.

Как сообщили во вторник, 27 марта, в следственном управлении Следственного комитета России по Иркутской области, по данному факту возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 238 УК РФ (производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности).

Следователи уже изъяли в больнице медицинскую документацию и лекарства, которые в тот день вводили детям.

Известно, что маленькие пациенты почувствовали себя плохо — у них появились судороги, и резко упало давление — после введения антибиотиков, которые шли вместе с лидокаином, обезболивающим препаратом. В региональном Минздраве утверждают, что доза последнего была превышена. Во сколько раз? Этого пока никто не знает — слово за экспертизой.

Иркутский министр здравоохранения Дмитрий Пивень информировал руководство области о том, что случаев комы у пострадавших из-за введения превышенной дозы лидокаина, не было. Так что остается лишь порадоваться вместе с родителями детей, что для их ребятишек все закончилось почти без последствий. Главное — все живы. Четверо малышей уже переведены в обычное отделение, еще один ребенок пока в реанимации, но, как говорят врачи, связано это с его основным заболеванием — гастроэнтеритом, а не с отравлением лидокаином.

Следователи тем временем пытаются выяснить, откуда в область пришла партия обезболивающего. И есть ли связь между инцидентом в Братске и гибелью людей при похожих обстоятельствах в других регионах страны. Только за последние четыре месяца после введения лидокаина в медицинских учреждениях от вызванного препаратом анафилактического шока погибли четыре женщины. Трагические случаи — все как под копирку — были отмечены в Москве, Подмосковье и на Ставрополье.

В декабре 2011 в столичном медицинском центре на Симферопольском бульваре скончалась 28-летняя Анастасия Чачина, которая пришла в клинику на липосакцию. Перед операцией девушке для обезболивания ввели раствор лидокаина, после чего ей мгновенно стало плохо: пациентка потеряла сознание, у нее пошла пена изо рта и начались судороги. Спасти ее врачи не смогли.

15 марта стало известно о смерти 35-летней жительницы подмосковного Раменского Ольги Егоровой, которой врачи поставили подобный укол. Женщина решилась на удаление небольшого жировика на голове и обратилась в городскую клинику «Медина». Но как только врач сделал обезболивающий укол, она начала терять сознание и задыхаться. После полуторачасовых реанимационных мероприятий, так и не придя в сознание, Ольга скончалась.

Всего неделю спустя, 21 марта, в Ессентуках (Ставропольский край) при схожих обстоятельствах после укола лидокаина погибла 17-летняя девушка. Она пришла в городскую поликлинику для небольшой операции по удалению родинки. Сразу после инъекции у пациентки начались судороги. Через несколько минут ее сердце остановилось.

Еще одна трагедия произошла буквально накануне в одной из частных клиник Пятигорска. Там, как пишет Life News, врач-гинеколог не проверил заранее реакцию пациентки и применил при обезболивании лидокаин. В результате у 52-летней Любови Юхнович начались судороги, а через некоторое время остановилось сердце.

«Мы сразу обратились в правоохранительные органы, но пока результаты проверки неизвестны, — рассказала изданию дочь погибшей Ольга. — Как сказано в данных предварительной экспертизы, которая проводилась в морге, причиной смерти стал анафилактический шок».

То есть, не поленись лечащий врач перед анестезией сделать пациентке пробу на аллергию, она была бы жива. Впрочем, это касается, наверное, и других случаев.

«Проверка на аллергию анестетика, который решили использовать для обезболивания при оперативном вмешательстве должна проводиться обязательно, — рассказала „СП“ аллерголог Нина Красилова. — Называется эта манипуляция — скарификация. На коже руки делаются три-четыре бескровных и безболезненных штриха острым инструментом, на них капают препарат и через пять минут смотрят реакцию».

"СП": — Почему это так важно?

— Потому что мы не можем знать наверняка, как отреагирует наш организм на какой-то конкретный лекарственный препарат. И анафилактический шок — это худшая реакция организма на контакт с аллергеном: резкое падение давления, удушье. В конечном итоге все это может закончиться остановкой сердца и смертью пациента. Можно ли предотвратить столь негативные последствия? Можно. Но опять-таки повторюсь: нужна аллергопроба, еще есть противоаллергенные препараты, которые требуется ввести до инъекции анестетика. У нас же врач часто ограничивается тем, что спрашивает пациента: есть ли у него аллергические реакции на тот или иной препарат. Но ведь человек может и не знать этого?

Родители Анастасии Чачиной, как стало известно, подают в суд на клинику, где умерла их дочь.

— Суть претензий в оказании медицинской услуги ненадлежащего качества. А ответчиками являются клиника ООО «Де-Вито» и врач, который непосредственно оказывал услугу, — пояснил «СП» юрист московского филиала Центра медицинского права Андрей Карпенко, представляющий интересы родственников погибшей.

«СП»: — Известно, что стало причиной гибели пациентки?

— Да, известно. Существует экспертное заключение, выполненное бюро судебной медицины Департамента здравоохранения города Москвы, где это прямо и четко указано. А именно, что причиной смерти стала острая интоксикация, вызванная препаратом для анестезии лидокаин.

«СП»: — Проблема в качестве препарата или в его неправильном применении?

— Вот этот вопрос пока открыт. Мы не знаем, на каком этапе произошло изменение в лидокаине: либо медсестра, когда готовила раствор, превысила концентрацию, либо производитель перепутал маркировку ампул. Единственное, что я могу сказать, что врач совершенно точно не имел абсолютно никаких намерений причинить вред здоровью Анастасии Чащиной. Потому что ни один здравомыслящий врач никогда не пойдет на превышение не только терапевтической, но и токсической и даже смертельной концентрации в несколько раз, как это показали результаты экспертизы.

«СП»: — А пробы на аллергию делались?

— Дело в том, что до этого последнего хирургического вмешательства, было еще одно вмешательство, выполненное в той же клинике тем же врачом и с использованием того же самого лидокаина. Операция прошла совершенно нормально, в штатном режиме, никаких проблем не было. Так что говорить об аллергопробах сейчас, честно говоря, бессмысленно.

«СП»: — Но врачи до операции ведь должны выяснить: есть у человека аллергическая реакция на препарат или нет?

— Когда делается анамнез, то врач интересуется, нет ли у пациента реакции на какие-то лекарственные препараты. И у него нет оснований не верить пациенту. Если пациент говорит: да, у меня раньше была аллергия на лидокаин, то врач, соответственно, должен сделать выводы и использовать какой-то другой анестетик, может быть, даже из другой группы препаратов. Но, насколько мне известно, у Анастасии аллергии на лидокаин не было. В данном случае речь не идет ни о какой аллергии в принципе. И поинтересовался врач или не поинтересовался наличием аллергии на лидокаин или какие-то другие анестетики, это ни коем образом не повлияло бы на развитие событий, потому что дозировка препарата была превышена в колоссальное число раз. Существует терапевтическая доза, есть токсическая, когда, образно говоря, отравление происходит, и есть смертельная, которая заведомо пациента убьет. Так вот даже смертельная доза здесь была превышена в несколько раз.

«СП»: — Вы считаете: налицо врачебная ошибка?

— Думаю, что да.

«СП»: — Анастасия — не единственная жертва лидокаина

— Да. Мне известно и то, что Следственный комитет все-таки сподобился провести проверку именно самого лидокаина: посмотреть, кто производитель, какие номера серий и что вообще в этих ампулах содержится. Но это случилось, к сожалению, только после того, как в Братске дети оказались в реанимации. Только тогда следователи вспомнили, что есть еще одна версия развития событий и изъяли препарат для проверки. Похожий случай, как мне помнится, был лет десять назад: тогда прибалтийская фармацевтическая компания «Гриндекс» перепутала маркировку на препарате «Милдронат», что привело к гибели нескольких человек. Но тогда они принесли извинения и умудрились как-то разрулить ситуацию в досудебном порядке. Всей кухни точно не знаю, но, скорей всего, там выплачивались какие-то компенсации.

«СП»: — Есть профессиональное мнение, что лидокаин достаточно коварный препарат, поэтому в мире его уже почти не используют.

— Думаю, все же лечащий врач должен решать в каждом конкретном случае: что применять и когда, и владеет ли он сам этим препаратом. У нас есть врачи, которые в совершенстве владеют методикой применения лидокаина, и для пациента это получается более безопасно, чем использование каких-то суперсовременных средств, с которыми врач не знаком. Это решение — за врачом. Мы с вами не в праве за него решать. Тот же лидокаин, если четко следовать всем критериям, которые прописаны производителем, достаточно безопасный препарат. Он применяется уже в течение многих десятков лет и крайне редко бывают какие-то осложнения. Поверьте, пенициллин более опасен, чем лидокаин.

«СП»: — Так почему люди умирают?

— Что-то не сложилось, да. Не будем пока строить догадки, подождем, что следователи скажут. Ампулы изъяты, даже изъято, насколько я понял, содержимое мусорного ведра в клинике. Какие-то выводы обязательно будут сделаны…

Фото: ИТАР-ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня