18+
вторник, 6 декабря
Общество

Опасности московских электричек

Покупать проездные на пригородные поезда — очень рискованное дело

  
4978

Этот вторник, 27 марта, ознаменовался для меня решением пересесть с метро на электричку — так удобней стало добираться от дома к новому месту работы. Если бы знал, чем все закончиться, ни за что бы не изменил родной подземке…

10.14 Станция «Красный строитель» курского направления. Мне надо в Центр, на «Москву-Каланчёвскую». Дважды говорю кассиру: «Нужен абонемент на месяц по рабочим дням». Она почему-то настойчиво рекомендует купить разовый билет за 26 рублей. Но у меня все ходы подсчитаны заранее благодаря информации из интернета: 52 рубля на 22 рабочих дня — это 1144 рубля. Абонемент — 874 рубля. Итого: экономия 270 рублей и не надо каждый день топтаться у кассы. Так что — месячный проездной!

Поездка длиной 41 минуту в окружении множества пустых мест и мелькающего за окном снега, древних церквей и рек куда легче переносится, чем в метро. Электронную книгу в руки — и путь на работу становится отдыхом.

11.01 «Москва-Каланчёвская». Турникет раз за разом отказывается меня выпускать. Охраняющий его работник проверяет кассовый чек — дорога полностью оплачена и выпускает меня с напутствием обратиться в кассу. Старший кассир проверяет абонемент и чек. Вердикт: проездной документ намагничен для проезда только до станции «Царицыно» (это девять остановок до Каланчевки!).

«Ошибка кассира, — говорит должностное лицо, — но исправить могут только в месте продажи». «Не беспокойтесь, такое часто случается. Сумма у вас полностью уплачена, так что гарантированно решат проблему!» — заключает она. Но сумма-то до Каланчевской, а проезд — до Царицыно! Оказывается, что внутри МКАД проезд стоит одинаково до любой станции 26 рублей — как на метро. И абонементы тоже одинаково стоят. Так что, если сумма сошлась — не должно успокаивать. На бегу я чек не стал читать, а стоило!

Рабочий день позади. Сбежав со службы чуть пораньше, в 18.36 прибываю на станцию «Красный строитель». Кассир Потапова сдает смену: «Куда просили, туда и продала. Не нравится этот — купите другой проездной».

— А этот куда?

— Оставьте себе на память!

Заступившая на смену кассир Ларионова говорит, что касса снята, исправить ничего не смогут, так что мне лучше отойти от окошка и не мешать работать.

— Хорошо, — говорю, — дайте телефон, адрес, а также имя руководителя, который может решить этот вопрос. Повторять эту фразу мне пришлось добрых минут 18, после чего Ларионова сообщила, что старший кассир находится на станции «Щербинка» (это за МКАДом). На часах 18.54, а рабочий день старшего кассира закончится в 19.00. Оставляю эту беседу на утро. После разговора полное ощущение привычной глухой обороны со стороны кассиров и полной невозможности доказать свои права, даже имея проездной документ и чек на руках.

Вечером на сайте РЖД нахожу телефон прямой линии, где всего за 27 минут девушка записывает мое обращение и сообщает, что в течение 30 дней будет проведено служебное расследование, после чего мне ответят по почте. Длительность этого срока послужила ей основанием трижды посоветовать мне не оставлять жалобы вовсе. Итак, через полтора месяца я, возможно, получу письмо с ответом, могу ли я ездить на работу в ближайшие четыре недели… В этой ситуации «прямая линия», телефон которой распечатан на обратной стороне всех чеков, воспринимается, скорее, как служба психологической помощи. Отойдет человек, остынет, а там и плюнет на это дело вовсе. К тому же, оператор заученно многократно уведомляет, что «внутренние правила компании не позволяют переоформлять абонементы». Выходит, ели бы я прямо у кассы обнаружил, что проездной выдан не до нужной мне станции, то все равно кассир имела бы право меня отфутболить?

Утро следующего дня: станция «Щербинка» (она от меня в 11 минутах езды на электричке), на часах 9.38. Старший кассир выслушивает и коротко сообщает: «Я позвоню кассиру Потаповой, сегодня она не работает. Завтра ее смена, с утра подойдите к ней, она передаст мое решение. Я разберусь».

— А какие возможны варианты?

— Перебить билет невозможно. Может быть, кассиру придется за свой счет оплатить вам новый проездной. Но ничего обещать не могу. Возможно, вы окажетесь неправы.

В сухом остатке: мое устное слово против слова кассира: «что сказали — то пробила». Похоже, тупик. А самое главное — нигде невозможно взять информацию, как коротко и внятно решить вопрос, с кем и где. Деньги-то уплачены полностью, а возможности ездить на работу все равно нет. То есть, придется покупать билеты опять за свой счет.

По дороге стараюсь найти ответ на эту проблему с контролерами, сотрудниками у турникетов, звоню знакомым работникам из этой сферы. Наконец, получаю совет: надо поставить какой-то штамп на чек в центральном офисе, и тогда до конца действия проездного «турникетчики» будут на законных основаниях пропускать меня вручную. А другие варианты? Тоже есть — уговорить сердобольную «тетеньку-турникетчицу» и пройти без этого штампика. Правда, если ее «накроют» бдительные сотрудники службы технического контроля, оштрафуют на 5 тыс. рублей. Так что, этот вариант хилый…

На стене станции «Каланчёвская» красуется надпись: «Центральная пригородная пассажирская компания». Адрес: Москва, ул. Новорязанская, 18, стр. 22. В обеденный перерыв иду на беседу.

С улицы все подходы к зданию перекрыты заборами. Открыта лишь одна дверь прямо с улицы — в отдел кадров. Надпись на стене у общественного тротуара красноречиво свидетельствует, что компания остро нуждается в контролерах электричек.

20 минут уходит на вызов специалиста по проблемам с магнитными картами. Предложен один вариант, без всяких штампиков — написать заявление на имя генерального директора, Хромова М.Б. Заявление написано. Присвоен входящий номер, для убыстрения прохождения заявление направлено начальнику царицынского участка Киселевой. Специалист предельно вежлива, но от этого сроки официального решения вопроса не уменьшились — 30 дней. Впрочем, обнадежили меня, если постараются, может быть, уложатся в две-три недели.

Противопоставить этой четко отлаженной системе нечего — выхожу на улицу. После работы остается идти лишь в кассу за новым билетом.

Чувства противоречивые: «отработал» все инстанции, потратил кучу времени, но решения нет. Перспективы невнятные. Сотрудник службы технического контроля на станции «Царицыно» заявила и вовсе резко: «Попал ты! Покупай новый билет! Сколько вас лохов имеют — а вы все по второму кругу на те же грабли! Ну, сами и виноваты, так и надо вас обувать — раз даете». Заученно произношу: окошко маленькое, не расслышала кассир, замоталась за день, поезда грохочут — собеседники, все как один, странно на меня смотрят и машут рукой. Мол, не то!

Одна из женщин и вовсе говорит: «Не выпустят вас у турникета с таким абонементом, через кассу 26 рублей отдадите - вот и все! Сколько отработала там — тысячи, как вы носятся, матерят нас до ночи. Уши краснеть перестали даже!»…

Подведем итог. «На разборки» с железнодорожниками ушло почти полтора часа во вторник и более двух с половиной часов в среду. Исход дела совершенно не ясен. Потрачено 874 рубля за месячный проезд и 50 рублей за магнитную карту. И все равно надо полностью оплачивать проезд. Получается, что связываться с абонентами совершенно невыгодно, да и ненадежно — правильно советовала кассир: берите разовые билеты!

Но вопросы остаются. Ведь большинство пострадавших предпочитают не мотать себе нервы и не тратить время. Страдать от таких «ошибок» потенциально могут жители Москвы и ближнего Подмосковья, которые по стоимости билета не смогут отличить станции назначения. И таких людей ежемесячно, судя по словам контролеров, наберется весьма немало. Возможно, это сотни, а, может, и тысячи. Но большинство пострадавших предпочитают не мотать себе нервы и не тратить время — выругаются, да и купят новый проездной. Где же остаются их денежки? Очевидно, у ОАО «Центральная пригородная пассажирская компания». Может, потому, так и устроена их железобетонная защита, что пассажир сразу ничего не добьется?

Остается лишь дождаться официальных ответов, чтобы сделать более полные выводы.

P.S. 29 марта эта история получила продолжение. Около 9 утра по просьбе старшего кассира платформы «Щербинка» я подошел к кассе на станции «Красный строитель». Место у кассового аппарата занимала продавшая злополучный абонемент кассир Потапова М.А.

Она предложила вернуть на выбор деньги или оформить вновь месячный абонемент для езды по рабочим дням. Я выбрал абонемент. После того, как я отошел от кассы шагов на двадцать, кассир позвала меня обратно. Взволнованная, она сообщила, что оплатила новый абонемент из своего кармана, и поэтому мне следует отозвать жалобы и убрать статью с сайта. А еще кассир просила зафиксировать ее заявление: «Случившееся является только моей личной ошибкой. Это просто случайность. Руководство никогда не давало никаких тайных указаний по обману пассажиров».

На станции «Каланчёвская» зелёный огонек приветливо пропустил меня. Охранники у турникетов, узнавшие меня, поздравили со скорым и успешным разрешением проблемы, во что мало кто верил. Как мне сказали, за полчаса до моего приезда с такой же проблемойу турникетов метался молодой человек, прибывший со станции «Белорусская».

Проведенный за последние два дня мини-опрос показал, что подобные случаи отнюдь не единичны. Оказалось даже, что с разовыми билетами бывают такие же ошибки. Только из-за 26 рублей уже точно никто не поедет писать жалобу в центральный офис.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня