18+
суббота, 3 декабря
Общество

Помощник Медведева: Все было, в общем-то, неплохо

Аркадий Дворкович подвел итоги президентского правления с точки зрения экономики. Получилось увлекательно

  
118

7 мая Кремль сменит хозяина: Дмитрий Медведев официально перестанет быть президентом. Многие считают, что эпоха Медведева, которая начиналась с предчувствия перемен и «оттепели», закончилась бесславно — «рокировочкой» 24 сентября, гражданскими протестами на Болотной и Сахарова, вступлением президента в «Единую Россию» и признанием, что он никогда не разделял либеральные ценности.

Но не все считают правление Дмитрия Анатольевича неудачным. По мнению помощника президента по экономическим вопросам Аркадия Дворковича, Медведев добился многого в экономике, а добиться большего помешал мировой экономический кризис. Итоги президентства Медведева господин Дворкович подвел в большом интервью РИА «Новости».

Вкратце его позиция укладывается в ряд тезисов:

— Медведев, только-только избранный президентом, обозначил новый стиль правления, более свободный, более ориентированный на широкий предпринимательский класс. Практически сразу президент принял решение о снижении барьеров и давления на малый бизнес и предпринимательство, решение о снижении числа проверок, решение о том, что на пути необоснованных проверок должна встать генеральная прокуратура. Эта система заработала в последующие годы, и улучшила инвестиционный климат.

— Медведев обозначил четкие ориентиры развития страны. Например, к 2020 году доля среднего класса должна была возрасти до 60% населения, малый и средний бизнес должны были играть все большую роль. Но в период кризиса многие из этих ориентиров пришлось скорректировать, и мы потеряли по некоторым направлениям примерно два года.

— Самая сложная ситуация, которая возникла в период президентства Медведева — проблемы с валютным рынком в период кризиса. Было опасение, что люди начнут массово изымать вклады в банках, а это приведет к коллапсу банковской системы. Но Медведеву удалось убедить население, что не будет скачкообразного падения курса. В тот период были многие, кто предлагал резко девальвировать рубль — опустить курс до 60 рублей за доллар единомоментно, но на этот шаг Медведев не пошел.

— При Медведеве, впервые за тысячелетнюю историю России, было создано нормальное антикоррупционное законодательство, на основе его можно работать и реально бороться с коррупцией.

— За четыре года президентства Медведева место России в мировом разделении труда радикально не изменилось, но по ряду направлений зарубежные инвесторы стали рассматривать РФ как место производства и рынок, который в последующие 10 лет будет одним из важнейших. Эти направления — автомобилестроение, фармацевтика, IT, энергетика, в том числе атомная.

— При принятии экономических решений Медведев учитывал мнение ряда экспертов: ректора ВШЭ Сергея Гуриева, ректора Академии народного хозяйства и госслужбы при президенте РФ Владимира Мау, ректора НИУ ВШЭ Ярослава Кузьминова, по некоторым вопросам — директора по макроэкономическим исследованиям НИУ «Высшая школа экономики» Сергея Алексашенко.

— При своей премьерской работе Медведев должен задумываться о будущих электоральных перспективах: любая власть принимает во внимание электоральные соображения. Правда, в данном случае период перед выборами более длинный, и это дает возможность не начинать работу сразу с того, чтобы прямо ориентироваться на выборы.

Что стоит за оценкой Аркадия Дворковича, рассуждает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич.

«СП»: — Андрей Павлович, при Медведеве действительно был задан более свободный стиль управления, ориентированный на предпринимателей? Бизнесу стало легче при Медведеве?

— Результат инициатив Медведева по снижению давления на бизнес был нулевой. Можно поднять официальную статистику: она ясно показывает, что малый и средний бизнес загинался все годы медведевского правления. Инициативы президента, на мой взгляд, были профанацией — или обеспечением интересов узкой прослойки олигархов и бизнесменов, приближенных к Кремлю и Белому дому.

Если бы все было хорошо, нам давно предъявили бы цифры — например, сколько ВВП создается малым и средним бизнесом, какая часть налогов пошла от малого и среднего бизнеса, насколько увеличилось число субъектов малого и среднего бизнеса. Но ничего подобного нет, нет таких данных.

Предпринимателям средней руки стало даже хуже. Я это говорю как президент Союза предпринимателей и арендаторов России: я знаю точно, что огромное количество предпринимателей за период медведевского правления были вынуждены свернуть бизнес, пойти в наемные работники, или сменить вид деятельности.

Точно так же, кстати, была профанирована борьба с коррупцией — как раз коррупция (рейдерство, мошенничество и вымогательство со стороны чиновников и правоохранительных органов) мешает нормальному развитию предпринимательства в России. Я обращался к Медведеву после его статьи «Россия, вперед!» — написал, что готов составить список высокопоставленных коррупционеров. Этих людей ничего не стоило поймать с поличным, но никакой реакции на мое обращение — со стороны Медведева, Дворковича, и им подобных — не последовало. Мне уже тогда стало ясно, что антикоррупционные инициативы Медведева — блеф.

«СП»: — Дворкович говорит, что Медведеву помешал кризис — иначе бы 60% населения России жили бы, как средний класс. Это правда?

— Ну, этого показателя, по Медведеву, мы должны были достигнуть только к 2020 году. Власти, когда речь заходит об обещаниях, всегда привязывают их к дате, до которой еще далеко. На деле, непонятно, кого относить к среднему классу, и кого в мире будут считать средним классом в 2020-м. 30 лет назад далеко не все в СССР могли позволить себе купить автомобиль. А сегодня большой вопрос, можно ли причислять к среднему классу человека только потому, что у него есть машина. 10 лет назад мобильный телефон был предметом роскоши. А сегодня — это всего лишь элемент обычной жизни.

Разговоры о том, что 60% населения станут средним классом, уводят в сторону от вопросов, чем конкретно, какими материальными благами, будут обладать эти граждане.

«СП»: — Помощник президента по экономическим вопросам рассказал о самом драматичном, с его точки зрения, моменте для Медведева. Это работа по удержанию курса рубля…

— Дворкович представляет дело так, что президент и правительство действовали по намеченному плану. В реальности, мировой финансовый кризис для всех был шоком, в том числе — для самого Дворковича. Да, они убедили людей не закрывать рублевые вклады и не скупать валюту. Но рубль, тем не менее, заметно обесценился, а финансовые структуры заработали на этом падении огромные деньги.

Возможно, правы были как раз те, кто предлагал одномоментно девальвировать рубль — с точки зрения конкурентоспособности отечественных товаров, наша валюта давно переукреплена. Но на этот шаг наши руководители не могут пойти в принципе.

В России сегодня так построены финансовые потоки, такова структура золотовалютных резервов и активов банковской системы, что если наши власти попытаются девальвировать рубль, произойдет настолько масштабный отток капитала, что рухнет вся финансовая система. В моем понимании, чтобы сохранить баланс с транснациональным потоком капитала, российские власти вынуждены держать курс рубля стабильным, или даже немного его повышать. Это напоминает систему МММ: Мавроди тоже был вынужден все время повышать курс своих акций, чтобы убедить вкладчиков не забирать деньги.

С 2008 года внешние займы и золотовалютные резервы нашей страны примерно одинаковы. Эта сумма балансирует вокруг 500 млрд долларов. Я заметил: как только золотовалютные резервы падали и между ними и суммой внешних займов образовывалась дыра в 70−80 млрд долларов, правительство РФ сразу начинало повышать курс рубля. Это косвенно подтверждает мою версию, что правительство вынуждено повышать курс рубля, чтобы выровнять платежный баланс, и не дать потокам капитала уйти из России.

«СП»: — Вы согласны с Аркадием Дворковичем, что позиции России в мировом разделении труда стали лучше? Например, в автомобилестроении, фармацевтике, IT, ядерной энергетике?

— Это абсолютная неправда. Зарубежным инвесторам Россия интересна только с точки зрения маркетинга, чтобы сбрасывать сюда ненужный хлам, — те товары, что у них самих уже не востребованы. Это традиционный способ действия транснациональных корпораций в развивающихся странах.

Что такое наше нынешнее «автомобилестроение»? Это замаскированный импорт. То, что к нам переброшена сборка авто — всего лишь логистический трюк. Замечу, эту негативную ситуацию лишь усилит наше вступление в ВТО (симптоматично, что о ВТО Дворкович ни слова не говорит). Чем это выгодно для России, это ведь не наше производство?! Мы выступаем просто потребителем — здесь нечем гордиться.

Фармацевтики у нас вообще никакой нет. Просто в результате переукрепления рубля возникает ситуация, что в России невыгодно что-либо производить, зато сюда можно продать много товара, в том числе лекарств, из других стран.

Что касается атомной энергетики… Что, нами построены какие-то АЭС в других странах? Я подсчитал: Россия подписала 50 протоколов о намерении строить атомные станции, но — мы ничего не строим.

«СП»: — Дворкович перечислил людей, которые влияли на решения Медведева в области экономики. Что можно сказать про эту группу экспертов?

— Это группа либеральных фундаменталистов. Это люди с абсолютно прозападной, проамериканской позицией. Я внимательно слежу за их выступлениями: они отстаивают лишь то, что требуют от России влиятельные круги на Западе. То, что президент находится под их влиянием, доказывает, что в плане экономики Медведев исповедует те же ценности, что Гайдар или Чубайс. А С. Алексашенко, напомню, известен как один из организаторов дефолта 1998 года…

«СП»: — Будет ли Медведев в свое премьерство принимать непопулярные решения, насколько ему придется оглядываться на электорат?

— Не думаю, что уместно говорить об электоральных перспективах Медведева. Предположение, что Медведев будет баллотироваться в президенты в 2018 году кажется мне фантастическим. На мой взгляд, Медведев как политическая фигура не имеет особых перспектив.

«СП»: — Почему именно Аркадий Дворкович — едва ли не единственный чиновник такого высокого ранга — взялся подробно подвести итоги президентства?

— Пока непонятно, кто из группы Медведева получит назначение в новое правительство. В частности, думаю, под большим вопросом кандидатура Аркадия Дворковича. Мне кажется, он испытывает из-за этого неуверенность.

Фактически, Дворкович был промежуточным звеном между экономическими ведомствами и президентом Медведевым. Он обеспечивал связку, которая серьезно повлияла на внутреннюю политику нашего государства, и обеспечивала равновесие в тандеме, как противовес Путину. Эта связка: экономические ведомства — Дворкович — Медведев.

Чтобы получить равнозначную должность в новом правительстве, надо быть, как минимум, вице-премьером. Но чтобы стать вице-премьером, Дворковичу нужно подвинуть Шувалова или Набиуллину, которые тоже метят в вице-премьеры. Фигура министра финансов всегда компромиссная, и господин Дворкович на нее не годится. Поэтому непонятно, какую должность он мог бы занять в новом кабмине.

Нынешняя словоохотливость Аркадия Дворковича поневоле напоминает ситуацию с Кудриным. Кудрин тоже всегда был немногословен, но резко развязал язык, как только у него возникли проблемы с трудоустройством в сентябре. А потом и вовсе ударился в политику. Возможно, нечто подобное будет происходить и с Дворковичем по мере его отдаления от рычагов управления.

Поэтому, я думаю, интервью Дворковича — это не просто подведение итогов президентства Медведева. Это еще и способ напомнить о себе обществу.

Правда, Дворкович не говорит ничего нового. Все интервью сводится к тому, что Медведев и его команда действовали верно, и не будь этой команды, все могло быть гораздо хуже. Проверить это, конечно, невозможно — история не терпит сослагательного наклонения.

Фото ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Астахов

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня