18+
четверг, 8 декабря
Общество

На целителях ставят красный крест

  
95

Власти Москвы намерены ужесточить требования к занятию нетрадиционной медициной. Департамент здравоохранения столицы разработал проект документа, который обяжет народных целителей осуществлять свою деятельность по строго определенным правилам.

Чтобы не было путаницы в терминологии, авторы документа напоминают, что народная медицина: «…это методы оздоровления, утвердившиеся в народном опыте, в основе которых лежит использование знаний, умений и практических навыков по оценке и восстановлению здоровья». К ней не могут относиться услуги «оккультно-магического характера, а также совершение религиозных обрядов».

В случае принятия постановления народной медициной смогут заниматься только лица, имеющие диплом о высшем или как минимум среднем медицинском образовании, сертификат специалиста и обладающие специальной лицензией. Само лечение будет проходить только с письменного согласия пациентов.

Целителей обяжут вести полноценную документацию: журнал учета обращений и предоставленных услуг, индивидуальные карты с диагнозом, поставленным клиенту в организациях здравоохранения, жалобами, применяемыми методами, сеансами и процедурами, динамикой состояния человека. Наличие специального оборудованного помещения — обязательное условие.

Еще одно важное ограничение: запрещено проведение массовых сеансов целительства, в том числе с использованием средств массовой информации. К тому же «народники» с разрешением, полученным в другом регионе, в столице практиковать не смогут.

Первый заместитель руководителя департамента здравоохранения столицы Алексей Абрамов в официальном комментарии «Российской газете» пояснил, что документ подготовлен во исполнение ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан РФ»:

Его цель — отделить мошенников и шарлатанов от тех, кто действительно лечит людей методами народной медицины, проверенными временем. Долгое время в этой сфере был правовой вакуум, вопросы контроля за деятельностью целителей не отрегулированы, поэтому всевозможные колдуны и ясновидящие могут приносить вред здоровью москвичей. Страдают от этого, прежде всего незащищенные слои населения — пожилые люди, инвалиды, малоимущие и т. п. Надеемся, что принятие постановления поможет навести порядок в этой сфере.

«СП» решила узнать мнение и другой стороны, тех, кто не первый год занимается этой самой нетрадиционной медициной

Первый вице-президент Профессиональной медицинской ассоциацией народной медицины Андрей Тихомиров увидел в проекте столичного департамента здравоохранения «нарушение прав человека»:

— Во-первых, уже есть закон, в котором приведен исчерпывающий перечень требований к занятиям такой деятельностью. Это ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», где все это прописано в 50-й статье. Какой смысл принимать какие-то приказы, которые действуют только на конкретной территории? Ведь диплом о высшем образовании, полученный, скажем, в Санкт-Петербурге, не ограничивает вас для профессиональной деятельности только регионом, где вы окончили вуз. Поэтому, я думаю, любой целитель, получивший разрешение на право деятельности у себя в регионе, вполне может перемещаться и использовать свои способности в другом регионе. Но при этом, конечно, он должен зарегистрироваться в комитете здравоохранения.

«СП»: — Вы против территориального ограничения?

— Конечно. Оно нарушает права человека и конституционные свободы.

«СП»: — А что касается обязательного медицинского образования?

— Мое мнение — целитель совсем не обязан иметь медицинское образование. Он не является медработником, не является врачом, не является специалистом академической медицины. Он является практиком народной медицины.

«СП»: — Но он несет какую-то ответственность за свои действия?

— Ответственность такая же, как и у врачей. Врачи много отвечают за здоровье пациентов?

«СП»: — Какой документ сегодня считается обязательным для любого целителя?

— Раньше это был диплом целителя. Сейчас — разрешение на деятельность в народной медицине.

«СП»: — Любой может получить такое разрешение? Или существуют какие-то ограничения?

— Получить может любой человек, обладающий определенными способностями, практикующий, имеющий большой опыт в этой области, прошедший комиссию профессиональной медицинской ассоциации и получивший представление на данный вид деятельности. В комитете (или управлении, департаменте) здравоохранения на основе личного заявления и данного представления он получает уже разрешение.

«СП»: — Насколько часто люди обращаются именно к целителю, а не к традиционной медицине? Есть какие-то данные?

— Если бы целительство было реализовано, как и академическая медицина, т.е. были бы свои институты, свои министерства, свои клиники, тогда можно было бы говорить и об учете и о некой статистике. Но все целители сейчас — сами по себе. Их никто не знает, не видит, на них выходят по каким-то объявлениям. Есть какие-то сообщества, но пока их мало.

«СП»: — А не слишком ли много скандалов, сотрясают в последнее время сферу народной медицины? Можно вспомнить, например, дело Надежды Антоненко, которая лечила рак водой из-под крана?

— Скандалы и мошенники бывают. Также как и в официальной медицине — ни больше, ни меньше.

Президент регионального общественного Фонда содействия исследований социальных и аномальных явлений, известный экстрасенс и целитель Алан Чумак вообще считает, что целительство — это «дар божий» и регламентировать его какими-то чиновничьими приказами абсолютно бесполезно:

— Что за очередной бред? Целительство — это не медицина. Здесь все способности от Бога. И обязательное наличие медицинского образования — это глупость. Минздрав и горздрав — они просто пытаются подмять все под себя. Но наличие у человека степени доктора наук вовсе не гарантирует, что он может стать целителем. Вот что такое художник? И стоимость его картин разве зависит от наличия диплома Суриковского института? Это талант, но специфический.

«СП»: — По-вашему, целительство не нуждается в регламентации?

— Да, абсолютно. Вы понимаете, что целительство — это профессия, как профессия музыканта, художника. Это творческая профессия.

«СП»: — Отличие лишь в том, что на карту поставлено здоровье, а иногда и жизнь человека.

— Ну и что? Если у него положительные результаты, к нему идут, а если отрицательные — к нему перестают идти.

«СП»: — Но, согласитесь, шарлатанов здесь тоже достаточно?

— А в медицине у нас нет шарлатанов? Дипломированных. Да больший процент, чем у целителей. И вреда медик может принести несоизмеримо больше. Могу сказать уверенно, к целителям обращались, обращаются и будут обращаться. Запрещайте, не запрещайте… И надоели эти разговоры, что целители зарабатывают много денег. Да медицина сейчас грабит своих пациентов без зазрения совести. Вы представляете, сколько людей лежит в больницах с неверными диагнозами, с неустановленными диагнозами! А сколько неверных диагнозов ставят и лечат не от того, чем болен человек! Он приходит своими ногами в больницу, а выходит ногами вперед.

«СП»: — А вы налоги платите?

— Плачу. Плачу как индивидуальный предприниматель. Но мне по барабану все эти законы. Вот ко мне обращаются, и будут обращаться. А что я буду говорить: «Нет, мне горздрав чего-то там запретил»? Чтобы помогать людям, горздрав не нужен.

«СП»: — Вы видите результат своей деятельности?

— Конечно, есть результат. Понимаете, эти телевизионные сеансы… Прошло много лет, но те исследования, которые были проведены после этих сеансов, показали, что я смог помочь порядка 150−160 млн человек. Это не мои выводы. И что мне до Минздрава или до горздрава? Как они могут препятствовать? Я реализую свои способности. Вместо того, чтобы поставить на службу людям, действительно, дар божий — сегодня ведь ни у кого нет сомнений, что это есть — идут постоянные препятствия, запреты, чиновничьи ограничения. Что мне нужно для того, чтобы лечить людей? Да ничего. Вот мне позвонит человек, попросит помощи, и я буду лечить его по телефону.

В конце нашей беседы Алан Владимирович предложил провести эксперимент:

— Мы с вами не знакомы, я не знаю, где вы находитесь, откуда звоните, но могу вот сейчас, посмотрев на вас (пусть это слово вас не удивляет, я это буду делать внутренним зрением), сказать: у вас перегружены сосуды мозга.

Видимо, они действительно были основательно перегружены, потому что когда Чумак предложил «помолчать и прислушаться к себе, к своим ощущениям», я безвольно поддалась на его уговоры. При этом перед глазами как-то сама собой возникла картинка, как знаменитый экстрасенс где-то далеко, на другом конце телефонного провода, посылает мне волшебные пасы руками.

— И что вы сейчас чувствуете? — примерно через минуту спросил мой собеседник.

— Да, в общем, ничего, — ответила я, упрямо пытаясь что-то почувствовать.

— Прислушайтесь еще, — уговаривал Алан Владимирович. —  Ведь даже таблетку примешь — какое-то время должно пройти, чтобы она подействовала.

В общем, чтобы не затягивать процесс и не расстраивать хорошего человека, пошла на хитрость, сказала, что почувствовала-таки в мыслительном аппарате легкость.

— Такое приятное облегчение, — поддержал меня целитель. И подвел итог: — Я смог по телефону определить проблему, которая у вас существует, и смог убрать эту проблему. Ну, и зачем мне нужен горздрав?

Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Матыцин

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня