18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Суды лояльны к полицейским-убийцам

Майору, расстрелявшему соседа из табельного оружия, сократили срок почти втрое

  
21

В Екатеринбурге смягчён приговор бывшему майору милиции Павлу Мирошникову, застрелившему своего соседа в подъезде во время ссоры. Вместо назначенных Мирошникову вначале судом 13 лет в колонии строгого режима, осуждённый отбудет за решеткой всего пять лет. Причем — в колонии общего режима. Так решил Свердловский областной суд после рассмотрения кассационной жалобы на приговор, вынесенный в феврале 2012 года. Суд пришёл к выводу, что действия Мирошникова следует квалифицировать как убийство по неосторожности, а не умышленное убийство.

«СП» рассказала об этой трагичной истории 13 февраля этого года в статье «И полицейские вышли в пикет». Напомним, майор убил человека в ночь на 23 января 2011 года.

В роковой день 45-летний Мирошников находился на суточном дежурстве. Около 23 часов 40 минут приехал домой, чтобы поужинать. Страж порядка был в гражданской одежде, но имел при себе табельный пистолет Макарова. Поднявшись на второй этаж жилого дома, расположенного на улице Ильича, увидел на лестнице курящего мужчину — 29-летнего Евгения Ильющенко.

Далее, как следует из материалов уголовного дела, майор спросил, кто он такой (Ильющенко недавно арендовал жильё в этом доме) и почему курит в подъезде? После словесной перепалки завязалась драка. Потом прозвучали два выстрела. Последний оказался смертельным для Евгения.

По факту убийства следственное управление Следственного комитета РФ по Свердловской области возбудило уголовное дело по части 1 статьи 105 УК РФ «Убийство». Позднее милиционеру добавили ещё одно обвинение по пунктам «б» и «в» части 3 статьи 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий». Однако коллеги майора были убеждены, что произошёл всего лишь несчастный случай, а Ильющенко сам нарвался на пулю. Они создали «Общественный комитет в защиту Павла Мирошникова». В день вынесения приговора собрались возле здания суда и потребовали смягчить обвинительный приговор. Подобный публичный массовый протест силовиков состоялся в нашей стране впервые.

И вот теперь тот приговор пересмотрен. Хотя известно, что суды отказывают в удовлетворении большей части кассационных жалоб рядовых граждан. А если снижают сроки наказания убийцам, то не более, чем на 1 год. Выходит, к полицейским, пусть даже бывшим, у судей особое отношение? Примеров удивительного гуманизма здесь — великое множество. Приведём некоторые из них.

В Новгородской области 25-летнего полицейского Константина Гузина, который, находясь пьяным за рулём, сбил беременную женщину, суд приговорил к 1 году и 3 месяцам условного лишения свободы. Женщина по вине стража порядка потеряла ребёнка.

Условными сроками отделались и полицейские из Кемерово, жесточайше избившие трёх горожан. Оперуполномоченные уголовного розыска требовали от задержанных признания в преступлениях, которые те не совершали. Во время «требований» они били людей руками и нанесли им несколько десятков ударов пластиковой бутылкой, наполненной водой.

Четыре года условного заключения получил «опер» из Нижнего Новгорода Сергей Кузьменков за пытки задержанного. Его жертва также оказалась невиновной. Кузьменков и его коллеги применили к человеку «конверт» (метод пытки, применяемый сотрудниками полиции, когда человека сажают на пол со скрещенными руками и ногами, привязав верёвку к ногам и притянув ей голову к коленям). В таком положении несчастный провёл три часа. Несколько раз истязатели поднимали его за верёвку и бросали на пол. Затем правоохранители «отпустили» мужчину, почти не способного передвигаться, бросив на крыльце магазина. Под суд отчего-то попал лишь один страж порядка.

Почему российское правосудие настолько милостиво к садистам и убийцам из правоохранительных органов?

Известный адвокат Игорь Трунов убеждён, что судьи боятся полицейских:

— Правоохранители ведут оперативно-розыскную деятельность и оперативное сопровождение, поэтому много знают о судьях. И не столько о них, сколько о их близких родственниках. Знают, какими наркотиками балуется сынок такого-то судьи, где напакостила дочка другого судьи. Знают они и том, с какими проститутками переспал какой-либо судья, поскольку полицейские контролируют этот «бизнес».

Достоевский когда-то высказался: «Преступления, совершённые сообща, соединяют как ничто другое». Противоправное поведение сотрудников полиции сплачивает их. Они и друг о друге многое знают, поэтому друг друга прикрывают.

Когда расследовали дело майора Евсюкова, расстрелявшего людей в супермаркете, его коллеги преследовали потерпевших, заставляя отказаться от претензий. А мой автомобиль они разбили железными прутьями прямо возле здания суда.

Сейчас расследуется несколько уголовных дел в отношении руководителей правоохранительных органов, возглавлявших преступные сообщества. Одна из таких организаций действовала в Воркуте, была создана бывшим начальником милиции этого города.

Криминал плюс оперативная деятельность, сросшиеся в одних руках, — мощный рычаг влияния на судебную систему. Судьи слишком часто идут на поводу у полицейских.

«СП»: — Наверняка такая ситуация типична для не очень развитых стран?

— Да, в странах Западной Европы и в США такое не может происходить. А у нас есть целые регионы, главы которых, без совета с ворами в законе, не могут принять ни одного кардинального решения.

Ситуация, царящая в России, вызывает удивление всего мира. Вы, говорят в других странах, оригинальные ребята: не только самые большие (в смысле размера территории), но и очень необычны в устройстве государственного управления. Толпы на Болотной и проспекте Сахарова собирались не потому, что имели к власти персональные претензии, а оттого, что недовольны всепоглощающей коррупцией, в частности, срощенностью бандитов с правоохранительной системой.

Руководитель Следственного комитета совершил преступление. Признался в этом, извинился. И что? И — ничего, остался при своей должности. Стало быть, можно взять пистолет, застрелить кого-нибудь и остаться на свободе.

Согласен с Труновым адвокат, правовой аналитик Межрегиональной ассоциации «Агора» Рамиль Ахметгалиев:

— Застарелая проблема отечественного правосудия: дела чиновников и правоохранителей рассматриваются быстро, учитываются все смягчающие обстоятельства и выносятся символические наказания. А рядовой гражданин, как бы ни доказывал свою невиновность, пошёл бы по 105-й статье, карающей за убийство. Ему не переквалифицируют статью на убийство по неосторожности, как это сделали в случае с Мирошниковым. А ведь Мирошников, будучи милиционером, обязан был осознавать, что может произойти, если он воспользуется оружием. Признаки умысла налицо.

Необходимо ломать судебную практику, которая проявляет особое отношение к правоохранителям и чиновникам. Все равны перед законом и закон должен применяться ко всем одинаково.

«СП»: — Увы, пока судьи не придерживаются этого правила. А если они позволяют себе делить подсудимых на своих и чужих, то могут при вынесении решений руководствоваться и личной симпатией? Этот подсудимый мне нравится, а этот не очень.

— Случается и такое. Но проблема не только в судебной системе. Работая в прокуратуре, я наблюдал, как по определённым делам следствие сознательно осуществлялось некачественно. В суде такие дела приводили либо к оправданию, либо к переквалификации статей на менее тяжкие.

«СП»: — Руководство судов не видит, что судьи выносят неправосудные приговоры?

— Они могут отменить приговор, если поступит жалоба. Но, бывает, жалоба поступает, а не вмешиваются.

«СП»: — Корпоративная солидарность?

— Не без этого. Кто сегодня составляет большую часть судейского корпуса? Бывшие сотрудники прокуратуры, Следственного комитета, милиции. Это ещё одна причина большого количества неправосудных решений. В результате в Республике Татарстан, например, квалификационные коллегии судей сейчас стараются набирать людей без «прокурорского» прошлого. Берут юристов, адвокатов. Пытаются разорвать корпоративную солидарность.

«СП»: — Можно ли что-либо предпринять хотя бы для минимизирования приговоров, подобных вынесенному Свердловским областным судом?

— Прежде скажу, что законодательство у нас неплохое, позволяет выносить адекватные содеянному приговоры. Речь нужно вести о ситуации, сложившейся в судебной системе. Если бы хотя бы часть общефедеральных судов стала работать подобно арбитражным — было бы замечательно. Если нижестоящий арбитражный суд принял решение, выходящее за рамки правоприменительной практики, вышестоящая надзорная инстанция отменяет его. Там довели этот процесс до автоматизма. Произошло это благодаря председателю Высшего Арбитражного суда Иванову. Он построил данный механизм на основе действующего законодательства.

«СП»: — Имеются ли силы, способные заставить общефедеральные суды принимать законные решения?

— Такой силой может стать только власть. Вопрос в том, заинтересована ли она в том, чтобы эти суды были независимы. Их независимость повлечёт исполнение законов, а не требований чиновников.

Юлия Ильющенко — вдова убитого майором Евгения говорит, что дойдёт до Верховного суда и до Страсбурга: «Возмущена тем, что суд вынес такое решение.

Он убил моего мужа по неосторожности?! Он расстрелял его… Услышав выстрелы, я выскочила на площадку, но не смогла пройти последние три ступеньки до Жени… Поняла, что его уже нет".

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня