18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Редкий «Фантом» долетит до Дамаска

Во вторник НАТО решит, можно ли считать уничтожение турецкого истребителя сирийцами новым «Тонкинским инцидентом»

  
150

Продолжается громкий международный скандал вокруг турецкого истребителя RF-4E «Фантом», 22 июня сбитого сирийскими силами ПВО за нарушение государственной границы. Первоначальное замешательство и пауза в выражении официальной позиции по этому вопросу Турцией, США и странами Европы сменилась резкими высказываниями. Сирию дружно обвиняют в том, что она грубо нарушила международное право.

Первая реакция на потерю военного самолета была весьма сдержанной. Президент Турции Абдулла Гюль заявил: «Это обычная практика для боевых самолетов — иногда пересекать и покидать границы, если учесть их скорость над морем. Это происходит не по злому умыслу, и такие вещи сложно контролировать из-за скорости истребителя». Но через несколько дней позиция Турции неожиданно ужесточилась, МИД страны опубликовал заявление, в котором говорится, что «Этот акт агрессии противоречит принципам добрососедства и доброжелательности и является очевидным и грубым нарушением международного права». В нем же подчеркивалось, что истребитель был сбит в международном воздушном пространстве в 13 морских милях от побережья сирийского города Латакия, в то время как сирийскими внутренними водами является лишь 12-мильная зона.

Госсекретарь США Хиллари Клинтон также выступила с осуждением действий Сирии, охарактеризовав уничтожение «Фантома» как «наглое и неприемлемое», пообещав сотрудничать с Анкарой по подготовке адекватного ответа. Решение об «адекватном ответе» будет приниматься 26 июня на Совете НАТО в рамках 4-й статьи Договора о коллективной безопасности. Эта статья предусматривает консультации между странами-членами альянса в случае, если одна из них считает, что ее «территориальная целостность, политическая независимость или безопасность» находятся под угрозой.

Многие международные эксперты уже высказали опасение, что это событие может быть использовано странами Запада как новый «Тонкинский инцидент». То есть — формальный повод для начала войны с Сирией при отсутствии фактических причин для этого. Механизм — договор НАТО, когда другие члены Альянса применяют вооруженную силу для защиты одного из своих членов, подвергнувшегося нападению. Опыт Ливийской кампании, когда резолюция ООН об установлении «бесполетной зоны» над страной привела к ее тотальным бомбардировкам, не вызывает сомнений в способности Брюсселя трактовать уничтожение самолета как нападение на Турцию.

О том, насколько вероятно такое развитие событий, мы спросили заместителя директора Института политического и военного анализа Александра Храмчихина:

— Для НАТО более роскошного предлога для начала военной интервенции просто не придумать. Если оно им не воспользуется, это лишь подтвердит, что мифы об агрессивности и мощи НАТО являются только мифами. На мой взгляд, в этой ситуации руководство Сирии все понимает правильно и в результате продемонстрировало силу. Вообще реакция на нарушение границы была очень жесткой — по принципу «сначала стреляй, а потом думай». Поскольку это не может быть никакой самодеятельностью командира на месте, а приказ наверняка отдавался из Дамаска, то, скорее всего, это была демонстрация силы и недвусмысленный посыл: «не лезьте: убивать будем всех».

«СП»: — Это блеф или Сирия действительно располагает такой силой?

— Действительно располагает. Сам факт того, что вторжение еще не началось, а потери у НАТО уже есть, показывает, что силы у Сирии имеются. Самолет старый, и, вероятно, он был сбит не менее старой системой ПВО. Но это совсем не Ливия. Результат возможного конфликта будет во многом зависеть от того, кто и как будет воевать против Сирии. Формально НАТО может раздавить ее достаточно быстро. Но оно к этому совершенно не готово, даже если в первых рядах будет стоять Турция. В конце прошлого года казалось, что реализуется Ливийский сценарий при участии Турции, монархий залива и поддержке со стороны НАТО с воздуха. Но этого не произошло до сих пор.

«СП»: — Ответ на вопрос, какое решение будет принято на завтрашнем совете НАТО, лежит все же в поле международного права — имела ли Сирия право уничтожать этот самолет? Или в сфере политических целей и воли глав стран Альянса?

— Кто куда залетал — на самом деле никого не волнует. Это вопрос политической воли, которая, в свою очередь, основывается на военных возможностях.

Схожей позиции придерживается и заместитель президента академии геополитических проблем, доктор военных наук, капитан 1 ранга Константин Сивков:

— Безусловно, это современный «Тонкинский инцидент», морально-психологическая подготовка к войне. Что самолет был направлен на заведомое уничтожение — очевидно хотя бы по схеме его маневрирования. Самолет дважды вторгался в воздушное пространство Сирии. Причем, он сбит зенитной артиллерией, а дальность стрельбы автоматических малокалиберных пушек составляет не более двух километров. Значит, он оказался далеко внутри воздушных границ другой страны. То есть — чистая провокация. Исходя из этого, можно сделать вывод, что Турция исполняет роль провокатора большой войны на Ближнем Востоке.

При этом на предстоящем завтра совещании стран НАТО проявятся две проблемы. Первая — это серьезное осложнение отношений с Россией и Китаем в случае удара по Сирии. Вторая — отсутствие единства среди самих стран-членов НАТО. Многие из них совершенно не заинтересованы в том, чтобы посылать своих и солдат, самолеты и корабли на войну.

«СП»: — Несколько недель назад вы заявили «СП», что для подготовки удара по Сирии потребуется несколько месяцев. Последний инцидент меняет ситуацию?

— Во время того разговора сложно было предполагать, что Турция возьмет на себя функцию провокатора войны против Сирии. Видимо, это все же произошло. Тогда решена одна из принципиальных проблем для агрессора — проблема создания военно-стратегического плацдарма. Сухопутную группировку в этом случае также можно собрать не из американских, а турецких военнослужащих. Она может быть развернута до необходимой численности за счет частичной мобилизации. При активной роли Турции время развертывания группировки и наращивания необходимых материально-технических запасов может занять всего полтора-два месяца. Но вероятный срок военного вторжения все же — октябрь-ноябрь этого года.

«СП»: — То есть такого же стремительного развития событий, которое последовало после «Тонкинского инцидента», нам ожидать не следует?

— Там была иная ситуация. Соединенные Штаты тут же объявили войну коммунистическому Вьетнаму и начали бомбардировки. Активные сухопутные действия начались уже несколько позже. И в Сирии бомбардировки могут быть начаты уже завтра — все зависит от масштаба задач, которые будут ставить перед собой противники Башара Асада. Такой вариант начала боевых действий приведет к заметным потерям нападающих и укреплению сирийского общества. Возможен и вариант, что по результатам совета стран НАТО будет принято решение нанести локальные удары ограниченным составом сил без завоевания господства в воздухе. Например, конкретно с целью уничтожения Башара Асада.

С такой оценкой не согласен президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский:

— Ожидать, что уничтожение турецкого самолета будет использовано как «Тонкинский инцидент», нельзя — история не повторяется. Кампания в Ливии стоила союзникам порядка 750 миллиардов долларов. Кампания в Сирии будет стоить от 3,5 до 5 раз дороже. Этих денег нет ни у кого. Ударить по Сирии, если это полезно для предвыборной кампании Обамы, можно. И он сделает это в любую секунду, как только захочет. Но война свяжет ему руки, потому что резервов для будущего удара по Ирану тогда не останется. А никакими мирными способами решить иранскую ядерную проблему не удастся. Похоже, что даже американское политическое руководство начинает это понимать. Как следствие, вмешиваться в войну еще и с Сирией в масштабах необходимых для того, чтобы уничтожить режим Асада, на сегодняшний день западный блок не готов.

Истерики на эту тему со стороны Саудовской Аравии, требовавшей от Соединенных Штатов разбомбить президентский дворец и физически ликвидировать руководство алавитов, не получили поддержки в американском военно-политическом истеблишменте. В связи с этим масштабной войны с Сирией ожидать не приходится. При этом переброска боевиков, поддержка их тяжелыми вооружениями, их обучение в том числе американскими инструкторами на территории Турции, экономическая блокада, попытки подкупа алавитской верхушки — это вещи, которые имеют и будут иметь место и дальше.

«СП»: — Турция вместе с монархиями Залива не способна решиться на самостоятельные действия без участия стран Запада?

— Монархии Залива не имеют резервов для того, чтобы решаться на какие бы то ни было самостоятельные действия, поскольку все их армии вместе взятые, несмотря на наличие у них современной техники, не стоят и доли сирийской армии.

То, что турецкий военный самолет был сбит сирийскими ПВО, говорит о готовности сирийцев воевать всерьез. Имея курдов в тылу, режим Тайипа Эрдогана десять раз подумает, прежде чем начинать полномасштабную войну с Сирией. Тем более что в сирийском Курдистане Асад отдал ситуацию под контроль РПК (Рабочая партия Курдистана — повстанческая организация на территории Турции, борющаяся за независимость восточных территорий военным путем — прим. «СП») и удар по Дамаску со стороны Дамаска немедленно вызовет серьезнейшие проблемы в восточной курдской Анатолии. Как следствие, больших потрясений пока ожидать не приходится.

Из досье «СП»

Тонкинский инцидент — общее название двух эпизодов, произошедших в водах Тонкинского залива в августе 1964 года с участием флотов США и Северного Вьетнама. Последствием стало принятие Конгрессом США так называемой Тонкинской резолюции, предоставлявшей президенту Линдону Джонсону правовые основания для прямого использования вооружённых сил страны во Вьетнамской войне.

Первый эпизод случился 2 августа. Во второй половине дня эсминец ВМС США «Мэддокс», по утверждению американской стороны, находился в международных водах. Внезапно экипаж корабля обнаружил три северовьетнамских торпедных катера. Командир «Мэддокса» приказал дать предупредительный выстрел. Катера открыли огонь по эсминцу из крупнокалиберных пулемётов и произвели пуски торпед, но безуспешно. В завязавшийся морской бой вступило звено американских палубных истребителей F-8 «Крусейдер», выполнявших тренировочный полёт возле своего авианосца «Тикондерога», также находившегося в заливе. Катера получили повреждения и прекратили атаку.

Через два дня отряд американских эсминцев снова будто бы подвергся безрезультатной атаке северовьетнамских катеров. Однако в наступившей темноте достоверно установить, так ли это было, не удалось. Тем не менее, президент Соединенных Штатов Джонсон распорядился нанести авиационные удары по базам северовьетнамских торпедных катеров и по нефтехранилищу. Операция под кодовым названием «Пронзающая стрела» была проведена 5 августа. Это был первый налёт американской авиации на Северный Вьетнам. Так началась очередная война.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня