18+
воскресенье, 23 июля
Общество

Атомная бомба Ирана: США и Израиль верят в нее по-разному

Вашингтон и Тель-Авив из одной и той же информации сделали разные выводы о готовности Тегерана к созданию ядерного оружия

  
72

В течение нынешней недели США и Израиль несколько раз высказывали противоположные мнения об иранской ядерной программе.

10 марта, выступая перед американским сенатом, директор Национальной разведки США Деннис Блэр сделал по-своему сенсационное заявление: Иран не имеет высокообогащенного урана для создания атомной бомбы. Как и в случае с Саддамом Хусейном, ложно обвиненным в грехе разработки оружия массового поражения, Махмуд Ахмадинежад, оказывается, совершенно необоснованно подвергался нападкам и угрозам со стороны так называемого мирового сообщества.

Интересно, что накануне выступления Блэра в сенате глава израильской военной разведки генерал-майоре Амосе Ядлин сделал совершенно противоположное заявление о том, что Иран «перешел технологическую черту» и теперь обладает возможностью создать ядерное оружие. Его поддержал председатель объединенного комитета начальников штабов США Майк Маллен, который в интервью телеканалу CNN утверждал, что Иран обладает «достаточным количеством материала для создания атомной бомбы».

Однако в своей речи перед американскими сенаторами Блэр попытался сгладить разногласия, предположив, что израильтяне представили «худший из сценариев». А глава разведслужбы министерства обороны США Майкл Мэплс, выступавший на слушаниях после доклада Блэра, заявил, что в распоряжении Израиля и США находилась одинаковая информация. Однако стороны сделали из нее разные выводы о вероятности разработки Ираном ядерного оружия.

В чем причина такой путаницы и несогласованности мнений у партнеров, всегда выступающих в унисон? Корреспонденты «СП» попросили высказаться на эту тему президента Академии геополитических проблем, генерал-полковника Леонида Ивашова.

«СП»: — Чем, на ваш взгляд, вызвана нечеткость позиции США по иранскому вопросу?

— Борьбой сил и мнений. В США просматриваются, как минимум, три подхода к решению иранской проблемы. Значительная часть населения Америки боится новой авантюры, новых жертв, новых расходов. Есть в американской элите мнение о необходимости урегулирования отношений с исламским миром. Среди его выразителей мы видим даже таких «ястребов», как З. Бжезинский, Г. Киссинджер, К. Райс, выступающих за санкции, но против военных операций. И, наконец, есть группировка, считающая, что военная акция против Ирана принесет новые прибыли нефтяным компаниям и оборонно-промышленному комплексу, а заодно заглушит недовольство провалом операции в Ираке.

Раскол по этому вопросу наблюдается и в израильском обществе, где существуют две основные линии поведения: одни следуют политике «мир в обмен на землю», другие считают, что мир с исламом невозможен, а значит, нужно брать курс на войну. Какая из этих тенденций возьмет верх, пока сказать сложно.

«СП»: — А вы как считаете?

— Хорошо известно, что Иран располагает ракетами, достающими до Тель-Авива. Поэтому Израиль, скорее всего, не пойдет путем прямой конфронтации, а попытается втянуть в военную авантюру против Ирана Вашингтон и Лондон.

«СП»: — Что на самом деле стоит за понятием «ядерная программа Ирана»?

— Ядерной программе Ирана уже более 50 лет. У ее истоков стояли США. В свое время шах Ирана Мухаммед Реза Пехлеви, прочно утвердившись на троне под американским патронажем, запустил строительство опытного исследовательского реактора. Помогали ему в этом американские специалисты.

С приходом к власти в результате исламской революции 1978−1979 годов аятоллы Хомейни иранская ядерная программа была на несколько лет заморожена, а затем возобновлена с помощью Советского Союза и ориентирована на мирный атом. С августа 1992 года новая Россия стала участвовать в программе строительства атомной электростанции в Бушере у побережья Персидского залива.

Сотрудничая с российскими атомщиками, иранцы не ограничивались пассивной ролью хозяев-наблюдателей и активно включились в ядерную деятельность — подготовку специалистов, научные исследования, освоение новых технологий. О военном атоме долгое время речи не было. Более того, Иран безоговорочно присоединился к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) 1968 года и к системе контроля и гарантий за мирной ядерной деятельностью.

Коррективы в ядерную программу были внесены Тегераном после появления в 80-х годах информации о том, что в Израиле создано атомное оружие и наращивается ядерный арсенал. Иранское правительство остро поставило вопрос о присоединении Израиля к 187-ми странам, подписавшим ДНЯО. Израиль отказался, и Соединенные Штаты его поддержали, — так же, как США не препятствовали ядерным исследованиям военного характера в Индии и Пакистане.

В 1995 году на конференции участников ДНЯО в Нью-Йорке был поставлен вопрос о бессрочном продлении Договора о нераспространении ядерного оружия. Иран, Индонезия, Нигерия и ряд других государств, традиционно относимых к движению неприсоединения, выступили за безотлагательную разработку календарного плана полного ядерного разоружения, прекращение производства и испытаний ядерного оружия, отчетность ядерных держав, международный контроль за ядерными материалами в странах, обладающих ядерным оружием, и другие меры безопасности. На конференции 1995 года вновь встал вопрос о ядерных вооружениях Израиля. США, Великобритания, а с ними и Россия проигнорировали тогда эти выступления и требования.

В 1996 году Исламская Республика Иран подписала Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Однако, США, Франция и другие отказались ратифицировать Договор (на процедуру ратификации согласились только 17 из 152 государств-подписантов, в том числе Россия), а вокруг военной ядерной программы Израиля державы «ядерного клуба» опять выстроили фигуру умолчания и полностью эту проблему обошли. После этого в иранском обществе, особенно в элите, стали быстро усиливаться естественные опасения за собственную безопасность.

«СП»: — Какие под ними основания?

— Нападение США и НАТО на Югославию в 1999 году и уничтожение федеративного Югославского государства, неспровоцированная агрессия США и их британских союзников против соседнего Ирака, постоянные угрозы из Вашингтона и Тель-Авива в адрес Сирии, дальнейшее наращивание ядерного арсенала Израиля вкупе с повторявшимися заявлениями официального Тель-Авива о готовности нанести удары по территории Ирана, не могут не вызвать мощную ответную реакцию иранцев.

К этому нужно добавить, что в конце 2005 года Дж. Буш подписал документ, предусматривающий нанесение Америкой превентивных ядерных ударов, и конгресс США эту доктрину одобрил. Причем констатировал, что делается это в развитие принятой в 2005 году «Стратегии национальной безопасности США», целью которой провозглашено «обеспечение безопасного доступа к ключевым регионам мира, стратегическим коммуникациям и глобальным ресурсам».

Иран — это и «ключевой регион», и «стратегические коммуникации», и «глобальные ресурсы». Этой стране сейчас одной из первых приходится иметь дело с перспективой нанесения по ее территории «превентивных» ядерных ударов.

Главными заинтересованными сторонами в развязывании антииранской кампании являются правящие элиты США и Израиля, англо-американские нефтяные корпорации, радикальный международный сионизм, вашингтонские «ястребы». Объявляя себя «мировым сообществом», они требуют немедленной расправы над Тегераном. «Старую» Европу (Францию, Германию), завязанную на нефтяные интересы, также пытаются пристегнуть к этой авантюре.

«СП»: — И все-таки в последнее время, похоже, острота угрозы миновала?

— Да, пока она блокируется иными настроениями в большинстве стран мира. Несмотря на старания тех, кто выдает себя за «мировое сообщество», в антииранской кампании не заинтересованы Европа (за исключением зависимых от США правительств), Азия, арабский, а с ним и весь исламский мир. Не заинтересованы Китай, Индия, Пакистан, Япония. По сути дела, все мировое сообщество государств и народов не заинтересовано в действиях против Ирана: во-первых, потому, что это очередная несправедливость, окончательно разрушающая международную систему сдержек и противовесов; во-вторых, потому, что вооруженное вмешательство во внутренние дела Ирана означает новый взлет цен на нефть, потоки беженцев, нарушение регионального баланса сил, рост экстремизма.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня