Общество

Кризис обратной связи

Писатель и блогер Марта Кетро: Почему всем отказывает чувство меры?

  
64

Недавно я разговаривала со своей мамой, очень верующей и воцерквлённой, о Pussy Riot. Интересно же, как видит ситуацию хороший незлобный человек, находящийся «на той» стороне. Знаете, она обиделась. Уж я ей и так, и сяк, и про актуальное искусство, и про акционизм, но нет, не понимает, огорчается. Прям блок какой в голове: «художественный акт» — понимает, а чтобы неверующие врывались в церковь без должного уважения — нет, не может осмыслить. Расстраивается, будто ей под порог нагадили. «Господь — простит. А мне обидно». Непродвинутая у меня мама, что тут сделаешь.

Разумеется, на огорчение одной пожилой женщины можно махнуть рукой, это вам не слезинка ребёнка, но их, таких, много. В интернете, правда, не очень, но по домам — сидят, дуются. И я вдруг стала отмечать, что моя любимая оппозиция, такая креативная и по-европейски доброжелательная, на самом деле в последнее время склонна забросить чепец за мельницу и наплевать на корректность.

Очаровательная в своём жизнелюбии Ольга Романова выходит с плакатиком «Не будь Гувером, Гувер — пидор». От этого представители секс-меньшинств теряют чувство юмора и надуваются, им неприкольно. У Ольги, конечно, только «кошелёк» протестного движения, а не руль, и официальную позицию она не озвучивает, но всё же, почему ей было капельку не подумать? Зачем пинать и без того незащищенную категорию населения? Потому что шутки ниже пояса, это всегда смешно, это всех забавляет? Нам ведь важно, чтобы весело и небанально.

Ну или я встречаю в сети фото с митинга, на котором человек со счастливым безумием во взгляде и в каске с надписью «не ссы, прорвёмся», сжимает в руке здоровенный православный крест. Мало ли на свете юродивых, думаю я, надеюсь, он телевизионщикам не попался, а то мама опять будет недовольна. Но друзья опознают в чудаке известного редактора оппозиционной газеты, стало быть, он не сумасшедший, он так шутит. Но почему-то не смешно ему без использования сакральных знаков чужой веры.

Я хотела бы узнать у кого-нибудь, только не знаю, к кому обратиться: «Вы не могли бы протестовать, никого не оскорбляя? Не попинывая ни православие, ни секс-меньшинства, ни других невиноватых граждан? У вас же есть Путин, чтобы против него дружить, зачем вы походя обижаете простых людей? Пощадите их, у них нет столько юмора, как у вас»

Я видела четыре декабрьских митинга — на Чистых, Триумфальной, Болотной и на Сахарова, это было серьёзно и важно для меня — придти туда. А сейчас во мне растёт сопротивление, которое формулируется примерно так: «Я не хочу терять своё время на шествия клоунов». И дело не в том, что «Иисус не смеялся», и я против радости. Нет, карнавал, это прекрасно, но не так же часто. И уж тогда давайте называть наши костюмированные прогулки другими именами, а то считать это политической акцией как-то сомнительно, слишком незначительна ответственность участников за сказанное и написанное ими на плакатах.

Потом я, конечно, задумалась, почему стольким прекрасным и умным людям стало отказывать чувство меры. У меня есть только один ответ на этот вопрос, и он вынесен в заголовок. Народ, не получающий обратной связи от своего правительства, начинает злиться и вести себя странно. Точно как мужик из анекдота, которому не продали туалетную бумагу — «я уж им и унитаз приносил, и задницу показывал». Боюсь, наш креативный класс от раздражения и бессилия как раз вступает в стадию демонстрации задницы, нечаянно шокируя тех, кто в общем-то на той же стороне.

Из Путина получился бы хороший жж-тысячник, с его умением игнорировать несогласных, но президент-блогер у нас уже был, никому не понравилось. Да и не обращать внимания на свой народ может только абсолютный монарх, африканский диктатор и Император Вселенной из психиатрической палаты, остальным хорошо бы всё-таки изредка посматривать под ноги. Но это касается этической части вопроса, а что до практической продуктивности — полезно ли игнорировать «протестантов», может, действительно, подождать, пока они утратят самообладание, окончательно опозорятся, и движение сдуется само по себе? Доктор Спок, например, тоже рекомендовал не реагировать на детские истерики и просто изолировать ребёнка, пока он рыдает до припадков и судорог.

Боюсь, не получится. Мы Путину не дети, и он нам не папочка. А голозадый мужик с унитазом на голове постепенно делается довольно злым, и чем дальше, тем дурней и кровавей будут его выходки, и кто его осудит? Революция — всегда дурной вкус, сопротивление гораздо менее эстетично, чем покорное смирение. Феминистки в прошлом веке часто бывали нелепы и нехороши собой, но велика вероятность, что мы, женщины, сейчас сидели бы «босые-беременные-на кухне», а не в Интернете, если бы не их сомнительные акции (замечание «там вам самое место» я бы попросила оставить при себе). Равенство полов и рас, демократия, свобода вероисповедания — это серьёзные ценности, которые общество завоёвывало и через кровавые глупости в том числе. Только мне бы очень не хотелось, чтобы наша власть в очередной раз довела народ, ожесточенный невниманием, до этих кровавых глупостей.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня