Общество

Триумфальная: место сечи изменить нельзя

Константин Косякин: «Власти нарушили закон, отказав нам в заявке на митинг»

  
14

Московские власти в очередной раз отказались согласовать акцию в защиту свободы собраний «Стратегия-31», местом проведения которой с июля 2009 года является Триумфальная площадь. Руководители города остаются верны себе: за эти четыре года защитники 31-статьи Конституции РФ ни разу не получали официального доступа в центр столицы. Всегда находились веские основания, чтобы им отказать: то в мэрии ссылались на строительные работы, то на археологические, то на велопробег, то на доноров, решивших вдруг собраться именно в этот день и в этом месте.

На этот раз Триумфальную для оппозиции решили закрыть, руководствуясь новым законом о митингах.

По словам замглавы столичного департамента региональной безопасности Василия Олейника, трое из четырех заявителей мероприятия, в том числе Эдуард Лимонов, ранее привлекались к административной ответственности за нарушения на митингах. А новый закон, по словам Олейника, запрещает таким гражданам быть организаторами публичного мероприятия.

Между тем сами организаторы митинга утверждают, что репрессивные меры к ним применили незаконно, «задним числом», поскольку «административные взыскания были наложены задолго до того, как закон о митингах был принят».

За разъяснениями «СП» обратилась к активисту движения «Левый фронт» Константину Косякину, подпись которого стоит под заявкой на проведение акции «Стратегия-31»:

— Заявку мы подали своевременно; как обычно, 16 числа. Я съездил, получил от мэрии письменный ответ: нам опять отказали.

«СП»: — На этот раз, на каком основании?

— На основании нового закона о митингах. Но я лучше процитирую, что они там понаписали. Это заслуживает внимания. А пишут следующее: «Лица, имеющие неснятую, непогашенную судимость за совершение умышленного преступления против основ Конституционного строя и безопасности государства или преступления против общественной безопасности и общественного порядка либо два и более раза привлекавшиеся к административной ответственности за административные правонарушения не могут быть организаторами публичного мероприятия». Вот такая формулировка. Попробуйте «пробраться». Ясно одно: они уже запустили против нас свои новые правила, хотя это совершенное беззаконие.

«СП»: — Поясните?

— Закон, как известно, не имеет обратной силы. А после того, как закон о митингах был принят, у нас не было никаких задержаний, арестов, непокрытых судимостей. Вот и получается: в отказе на согласование нас обвинили в том, что было пять лет назад. Я, конечно, спросил, чье это решение. Мне указали на правовое управление мэрии.

«СП»: — А кто подписался под уведомлением в мэрию?

— Заявку подписали пять человек (а не четыре, к слову): Буковский, Лимонов, Цария, Кадиева и я. Но в ответе из мэрии не указаны фамилии, к кому конкретно относится их мотивировка. Я предложил оставить в списке фамилии Буковского и Царии — они к судимостям вообще отношения не имеют, но мне сказали, что с меньшим количеством подписей заявка уже недействительна.

«СП»: — А кто санкционировал отказ известно?

— Как обычно г-н Олейник, он уже руку, наверное, на этом набил.

«СП»: — Оспаривать будете?

— Надо все обдумать. В суд, конечно, будем подавать. Ходя время и ограничено — сейчас быстро уже не оспоришь ничего. Напишем резкий ответ в мэрию, где изложим свою точку зрения по этому поводу. Обязательно реакция будет. Мы так это все безропотно не проглотим.

«СП»: — Вы говорите: власти нарушили закон. А чем они руководствовались, по-вашему? Тем, что правды вы все равно не добьётесь?

— Естественно, они знают прекрасно, что выиграют любые суды. Мы сколько с этим сталкиваемся — суды всегда принимают сторону власти. И на этот раз они найдут тысячу аргументов, чтобы мы оказались не правы, а они правы. Они уверены в своей безнаказанности. Политика нашей власти — это закон джунглей: сильный сжирает слабого. Но нас так просто не сожрешь. Мы будем сопротивляться. Иначе, тогда вообще все будет кончено в нашей стране, если прекратить сопротивление. Так что, какая разница, какой повод они приводят в отказе, мы просто выйдем, и все. Мы плевать хотели на их запреты: мы выходили, и будем выходить, пока Конституция гарантирует нам свободу собраний.

«СП»: — А хотя бы раз за эти четыре года ваш выход московские власти согласовывали?

— Ни разу. Все время какие-то предлоги: то у них велопробеги, то мотопробеги, то доноры, то забор этот специально поставили три года назад. Вроде бы строить должны были что-то. Ничего. Столько лет стоит забор, ничего не делается. Какие-то изыскательные работы, говорят, проводятся. Какие? Там тоннель внизу проходит. Какие там работы могут быть? Ну, что за вранье беззастенчивое!

«СП»: — Почему власть выбирает такую тактику?

— Просто боится уступить нам. Представьте: они уступят, это же будет резонанс на всю страну — власть отступила. Они никогда этого себе не позволят: как же, какая-то кучка их одолела? Это моральный удар огромный. Вдруг кто-то поймет, что с властью можно бороться и добиваться чего-то своим упорством. Они, видимо, считают, что слабину дали полгода назад, когда начались эти массовые акции. Теперь пришли в чувство и мстят за всё. Иначе, откуда весь этот вал законов репрессивных — о митингах, о цензуре, о некоммерческих организациях?

«СП»: — Кстати, а новый закон, по-вашему, не повлияет на количество участников митинга?

— Конечно, найдутся и те, кто не выйдет на Триумфальную на этот раз, останется дома. Не все у нас на сто процентов борцы. Кто-то с семьей связан. Жена скажет: «Ты что, с ума сошел, а если тебе 300 тысяч впаяют?», и все. Такие будут. Но найдутся и те, кто, наоборот, в этой новой ситуации тотального контроля со стороны власти примкнет к нам. И я не сомневаюсь, что их будет даже больше.

Один из постоянных участников «Стратегии-31» писатель и журналист Аркадий Бабченко уверен, что московские власти никогда не дадут своего согласия на проведение акции оппозиции на Триумфальной площади:

«Это уже стало традицией: каждый раз организаторы „Стратегии“ подают заявку, совершенно четко отдавая себе отчет, что она никогда не будет удовлетворена. Власть просто боится инакомыслия, боится любой свободы слова. Власть понимает, что „Стратегия“ работает, что это не карманный митинг, а люди действительно приходят туда по своей воле и говорят то, что хотят. И, конечно, власть этого боится и потому запрещает».

Бабченко поделился также с «СП», что, несмотря на то, что акция снова не была санкционирована, он обязательно будет в ней участвовать 31 июля.

В этот же день в рамках «Стратегии-31» акция пройдет и в Санкт-Петербурге. Причем, организаторы на этот раз не стали уведомлять местные власти о намерении собраться. По их мнению, эта процедура бессмысленна: примерно за две недели организаторы подают заявку о проведении уличной акции, власти города под разными предлогами ее отклоняют. Активисты «Другой России» все равно выходят 31-го числа к Гостиному двору на Невском проспекте, полиция их задерживает. Эту годами отработанную последовательность петербургский оргкомитет «Стратегии-31» решил изменить, отныне бойкотируя порядок уведомления.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня