Общество

Место женщины

Хамовнический суд продлил ещё на полгода срок содержания под стражей участниц Pussy Riot

  
69

Три события последнего времени волнуют меня особенно. Все они связаны с участием женщин.

Первое — казнь (расстрел) афганской женщины, изменившей мужу с полевым командиром талибов.

Мужчины (муж и любовник), чтобы «достойно», не теряя своего мужского лица, выйти из этой истории, предают женщину, которую любили, — на публичное поругание, а потом — на публичную же казнь.

Молодую женщину по имени Наджиба расстреливают на глазах, как сказано в сообщении, всего села. Но на фотографии мы видим, что село представлено одними мужчинами: они сидят в картинных позах на соседней скале напротив и одобрительно следят за казнью, как в театре, время от времени покрикивая: «Аллах акбар!» («Бог велик!»). Даже тогда, когда тело уже убитой, мертвой женщины палач продолжает поливать уже бесполезной автоматной очередью, что выглядит явным надругательством над трупом. Даже мертвая эта женщина, нарушившая моральные законы их патриархального общества, которые казались для них такими незыблимыми, страшна им.

Закон чужого для нас общества, каким бы жестоким он нам не казался, есть закон. И закон был исполнен. Но почему никому из этих мужчин даже в голову не приходит, что уж если эта женщина виновата в измене мужу, то виноват и мужчина, ее к измене принудивший (силой ли, или любовью) — тот бравый командир отряда талибов? И значит, он тоже по закону подлежит суду и казни? Нет, в мужском обществе закон всегда на стороне мужчины, то есть на стороне сильного. Зная жестокие законы общества, в котором она живет, слабая женщина не испугалась и за свою любовь расплатилась своей жизнью. В отличие от мужчины.

Вам это ничего не напоминает? Ну, конечно же, Наджиба — афганская Анна Каренина. Представляю, как взбудоражено село, где она жила, как шушукаются сельские женщины, оставшиеся за кадром, как обсуждаются подробности жизни казненной, ее любви, ее смерти. Как слагается уже легенда о великой любви Наджибы и смелого командира.

Второе событие произошло в России, в городе Долгопрудный. 27-летняя женщина Галина Рябкова выбросила с балкона 15-го этажа двух своих детей — 4-летнего Родиона и 7-летнего Володю. Оба мальчика разбились насмерть. Женщина арестована, она полностью признала свою вину, ей грозит 20-летний срок заключения. Ведется следствие.

Заметим, мать, убившая своих детей, полностью признала свою вину. А что же отец? Отец детей — Сергей Рябков в это время был то ли в командировке, то ли в отпуске, то ли еще где-то. И вроде бы невиновен. Но вот что он сам говорит на следствии.

8 июня вся семья собиралась в отпуск. Перед отъездом отец детей узнает, что жена не успела оформить старшего сына в школу. Что он делает? Бежит вместе с мальчиком в школу, чтобы быстрее его туда оформить и ехать всем вместе на малую родину, где живут две бабушки и дедушка малышей, в Волгоград? Нет. Он ссорится с женой и, бросив ее одну с детьми, не оставив им ни копейки денег, уезжает в Волгоград один. 10 июня, когда старшему сыну исполняется 7 лет, он не звонит сыну, не поздравляет его, а на звонок Галины с просьбой поздравить сына, отвечает… Что бы вы думали, отвечает этот уже не мальчик, а взрослый, 38-летний мужчина? Раз сын не умеет считать и писать, то и не с чем его поздравлять, — отвечает отец детей.

Далее все идет, как обвал. Женщина, которая, как оказалось, когда-то уже состоявшая на учете в психдиспансере за попытку суицида, загнанная в угол, оставшаяся без денег с двумя детьми на руках, отчаявшись, решается на самоубийство вместе с детьми. Первую часть своего ужасного плана она выполняет: выбрасывает детей с балкона 15-го этажа. На вторую часть — прыгнуть вниз самой — не пошла…

Убила ли она своих детей, как когда-то Медея, из ревности, в отместку мужу? Есть и такие версии.

Да, я согласна, мать, убившая своих детей, не человек и даже не животное (животные своих детей защищают до последнего). Но и отец, предавший своих детей, бросивший их, малолетних, голодных, без еды и денег, оставивший их одних с психически не нормальной матерью, а значит, оставивший их в смертельной опасности, тоже подлежит суду. Перед судом за убитых детей должны отвечать и отец, и мать. Ответственность должны нести оба — и мужчина, и женщина. Чем-то наше общество должно отличаться от афганского? Если мы себя называем обществом цивилизованным.

И третье событие, будоражащее общество вот уже почти полгода. История с Pussy Riot. О ней всем известно. На языке верующих, эти женщины совершили кощунственные деяния. На языке же светского государства, они совершили административное нарушение и должны быть оштрафованы. Но наше общество — и не клерикальное, и не светское. Оно — мужское.

И по своему менталитету очень похоже на афганское: женщина, преступившая закон, должна быть расстреляна. Или сидеть в тюрьме.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня