18+
вторник, 19 сентября
Общество

«Мне не снять с той стены портрет»

Игорь Свинаренко: письмо товарищу Прилепину

  
56

То есть на самом деле это не письмо, а типа шутка, обыгрывание заголовка. И письма я ему пишу лично если надо. Или при встречах че-нить говорю.

Это не дискуссия, а только пару слов о ней и она, надеюсь, состоится. И на что я надеюсь. Нормальная человеческая дискуссия, без перехода на личности, без выкриков, без оргазма ведущего, который наконец добился своего и люди — уже не люди, а явления природы.

В «Медведе» кстати был про того же Сталина напечатан масштабный, с замахом, текст маститого журналиста, моего соавтора Альфреда Коха. Достойный внимания! Чтоб вы знали.

Вот я сказал вам, какие дискуссии я люблю. И каких кругом очень мало. В прошлом месяце я разговаривал с большим киевским бизнесменом по имени Павел, и он среди прочего сказал одну якобы простую вещь, которая засела тем не менее у меня в мозгу, и я теперь всякий раз дергаюсь, когда начинаю чего-то излагать. Мысль была такая: люди рассказывают истории, чтоб показать какие они умные. Оказывается люди это видят, а нам-то казалось, что никто не видит нас насквозь! В общем, никогда не лишне фильтровать базар.

Отчего не поговорить о вещах, о которых молчат из страха что-то ляпнуть не то. Я давно говорил, что у русских есть проблема, они чувствуют себя ущемленными, обделенными. Вот вам, пожалуйста, еще один крик души. А надо про это говорить! Про проблемы русских, юридические, психологические, ну не знаю еще какие. Не то котел лопнет. Я говорил про это и повторяю еще, мне не жалко. Я говорю про это как украинец по крови, космополит и хиппи по убеждениям, как либеральный журналист — ну с натяжками, но не открещиваюсь, и это хорошая шутка, что Захар выступил от имени либеральной общественности. Я говорю это, кстати или некстати, как внук харьковского чекиста, после — донецкого шахтера, который в 1941-м в возрасте 40 лет, будучи отцом четырех детей, ушел на фронт добровольцем и воевал рядовым, в окопах. И вот у моего старика, прекрасного чистого человека, пошли вы на… кому не нравятся эти слова, на стене у которого висел портрет Сталина. Вот висел и все тут! Человек так решил. И есть уважаемые мной люди, которые решили после этого письма не подавать Захару руки. Это их выбор, я принял его к сведению. Ну я что, буду их просить этого не делать и взять свои слова обратно?

Вот мой дед любил Сталина, а я был антисоветчиком и читателем Солженицына при Советах, и пепел колымских страдальцев, белогвардейцев и диссидентов, стучал в мое сердце, при советской власти еще. Я ненавидел чекистов и прочий совок. И так далее. Но мне не снять с той стены сталинский портрет, потому что в прошлое нельзя вмешаться, и деда нет, и я еще не дорос до того, чтоб его учить, посмертно.

И еще: не знаю даже кого я больше люблю — евреев (из числа своих друзей и знакомых) или Захара. Хорошенькое будет дельце, если обе стороны конфликта обидятся и расфрендят меня.

Ребята, умоляю этого не делать.

Давайте лучше разговаривать. Когда вы говорили, что нет запретных тем, я думал что вы это серьезно.

Нешто вы меня кинули?

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня