Общество

Палец полицейского потребовал новой экспертизы

Раненый 6 мая ОМОНовец забыл, от чего пострадал

  
8

Адвокаты обвиняемых в «массовых беспорядках 6 мая» сообщают о маленьких победах в войне с государственной обвинительной машиной. Однако в справедливость российского правосудия они не верят, ждут максимальных сроков, и готовятся искать правды в Европейском суде по правам человека.

Адвокат Степана Зимина Василий Кушнир рассказал корреспонденту «Свободной прессы» о нестыковках в деле своего подзащитного. Зимина, напомним, обвиняют в том, что он швырял камни в полицейских, травмировав одного из них. Конкретно — сломал палец. Однако медицинская экспертиза этот факт не подтвердила.

— Характер повреждений пальца полицейского указывает на то, что не было размозжения, как от камня, а было скручивание. То есть полицейский мог кого-то тащить, кому-то руки разжимать. Но я уже видел постановление о проведении комиссионной экспертизы. Это значит, что следователь выразил недоверие первому эксперту — который делал заключение единолично, и теперь требует проведения экспертизы несколькими специалистами. Следствию, видимо, не понравились выводы экспертизы о невозможности причинения травм от броска куска асфальта, как утверждал «пострадавший» полицейский. Так бы картинка была идеальная, а тут нестыковка образовалась.

Кстати, меня поставили в известность о проведенной экспертизе уже постфактум, мне об этом сказал следователь. То есть была нарушена состязательность, потому что я, как адвокат, тоже могу ставить вопросы эксперту.

«СП»: — Но это же не первая нестыковка в показаниях «пострадавшего»?

— Изначально полицейский вообще не говорил про Степана Зимина. Он говорил, что ему в кисть попали несколько камней, кто их бросал, он не видел — «летели из толпы». И говорил, что более против него никаких противоправных действий не совершалось.

За три дня до ареста был дополнительный допрос, и полицейский начал описывать Зимина. То есть человека вычислили, и, похоже, была установка «вплести» его в дело. А свидетелями по делу выступают полицейские, которые проходят потерпевшими по другим делам. Друг другу свидетельствуют…

«СП»: — И что теперь, после этой экспертизы, обвинение рассыплется?

— Нет, они оставляют первую часть 318-й (статья УК «Применение насилия в отношении представителя власти» — «СП»). Если бы доказали, что именно от камня пострадал полицейский, это был бы уже вред здоровью, была бы вторая часть, более жесткое наказание.

В любом случае это в нашу пользу: потерпевший сначала говорит одно, экспертиза свидетельствует о другом. У нас тоже есть свидетели, но мы пока их не афишируем. Я боюсь, что если их допросить сейчас, то мы получим еще десяток «свидетелей"-полицейских…

"СП": — А вы не думаете, что теперь полицейский «вспомнит», что в отношении него проявили насилие каким-нибудь другим образом?

— Я не исключаю, что он скажет: «при задержании Зимин схватил меня за палец, а я об этом вспомнил только сейчас».

«СП»: — Но разве после таких результатов официальной экспертизы дело не начинает трещать по швам?

—  Сейчас люди работают, изучают видеоматериалы. Вполне может оказаться, что Зимина задержали еще до того, как начали кидать камни из толпы. Но справедливого разрешения ситуации не будет. Здесь есть политическая воля — наказать тех, кто бузит, кто мешает. Вот увидите, всех признают виновными. Машина работает так, что был бы человек, а статья найдется.

«СП»: — То есть надежды на российские суды нет?

— Нет.

«СП»: — На вас тоже оказывается давление?

— Я от следователя выяснил, на меня собирают досье, и вставляют это в уголовное дело. Они лезут в мою личную жизнь: вытащили из соцсетей фотографии моей жены, моего ребенка. Скорее всего, и телефон прослушивают. Почему фотографии приобщены к уголовному делу — я понять не могу. Меня это возмущает. Какие еще будут провокации — не знаю. Я первый раз с таким сталкиваюсь.


Тем временем адвокату другого «участника массовых беспорядков» — Артема Савелова — наконец удалось получить копии материалов расследования. Но Фарит Муртазин, как и Василий Кушнир, не верит, что это как-то поможет доказать невиновность его подзащитного.

«СП»: — То, что удалось добиться выдачи копий материалов расследования, это маленькая, но победа?

— О победе говорить рано. Это свидетельствует о том, что если все-таки свои права отстаивать, то следствие это чувствует, исправляет нарушения, боится суда.

«СП»: — Ваш коллега Василий Кушнир уверен, что полицейские могут дать еще какие угодно показания. Что вы скажете по этому поводу?

—  Я тоже считаю, что дело против моего подзащитного Савелова сфабриковано от начала и до конца: с момента административного протокола — однотипного для всех обвиняемых — и далее.

«СП»: — Вы верите, что в российских судах можно будет добиться справедливости?

— Савелова хотят посадить, сделать из него политического заключенного. Причислить его к разряду Магнитского, Ходорковского. Я просто не понимаю, зачем российскому правосудию нужны очередные «списки».

Фото ИТАР-ТАСС/ Митя Алешковский

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня