Общество

Как из учителей делают бунтарей

Внесенный в Госдуму проект закона «Об образовании» пополнит ряды «Марша миллионов» десятками тысяч педагогов

  
49

Правительство РФ внесло в Государственную Думу проект закона «Об образовании», изначально предусматривавший значительное повышение заработков школьных учителей. Однако эта «строчка» исчезла из документа неделю назад, после того, как Министерство финансов заблокировало внесение документа в парламент.

На действия Минфина и правительства мгновенно обрушились критики.

Заместитель председателя комиссии по образованию Общественной палаты РФ Любовь Духанина сказала, что прошлогоднее повышение зарплат преподавателям было глобальным лукавством, поскольку выросла не оплата труда, а совокупный доход: «Вот представьте, рабочий на заводе за пятидневку получает 30 000 рублей, а его коллега работает три дня и получает 20 000. Можно ли сравнивать эти зарплаты? Разве выходит, что первый рабочий получает больше? Так и с учительскими зарплатами».

Депутат Госдумы Олег Смолин заявил, что качество образования в России снижается стремительными темпами, а доля расходов на него составляет 3,5−4,2% от ВВП, тогда как Бразилия, например, намерена довести её с нынешних пяти до 10% от своего валового внутреннего продукта.

Критики выразили недовольство и дальнейшей коммерциализацией образовательной отрасли, к которой, по их мнению, приведёт принятие нового закона.

Сопредседатель профсоюза «Учитель» Андрей Демидов утверждает, что после принятия закона страну захлестнут учительские волнения: «Педагоги массово начнут протестовать против закона, который не повысит им зарплаты, а сельских учителей лишит льгот. Возмущения будут очень сильными: педагоги болезненно переживают пренебрежительное отношение государства к учебным заведениям. Хотя протестовать необходимо до его приятия — это цивилизованная практика, позволяющая влиять на решения власти. Увы, российский опыт показывает — пока народ по кошельку не ударило, он надеется, что всё обойдётся.

А после того как проект превратится в закон (в конце этого, либо в начале следующего года), учителя осознают: мы материально пострадали.

«СП»: — Что вас не устраивает в новой трактовке законопроекта?

— Минфин, решив сэкономить, настоял на том, чтобы в законе не говорилось, например, о льготах сельских учителей. В настоящее время размер их льгот составляет 2000 — 3000 рублей. Распространяются они и на оплату коммунальных услуг. Насколько для них важны «поблажки»? Зарплата молодых учителей — 6000 — 7000 тысяч рублей в месяц, у педагогов с более высокими разрядами — 15 000. Учителя воспринимают льготы и как признание их социального статуса. Прекращение помощи со стороны государства учителя воспримут так: мы ему не нужны, если оно не желает потратить на нас даже такие незначительные суммы.

Правительство говорит о необходимости «омоложения» деревенских учителей, но при его нынешней позиции, этого не произойдёт.

Минфин скажет, что никто не запрещает предоставлять эти льготы регионам. Однако если регионы не получат предписание из федерального центра, — помощь учителям не дадут, законодательство предусматривает федеральное финансирование такой помощи. Регионы не в состоянии самостоятельно её оказывать.

Также педагоги недоумевают: почему после объявленного повышения их заработки не увеличились?! А чиновники доложили наверх, что успешно подняли зарплаты.

«СП»: — Что вы намерены предпринять?

— Мы организуем кампанию давления на депутатов, прежде всего от «Единой России», на установление необходимых позиций в законопроекте. Кроме льгот, надо «прописать» размер заработка педагогов — он должен быть не менее среднего по экономике региона. Также следует изменить процесс реорганизации школ. Под его видом огромное количество учебных заведений закрывается, не только в сельской местности, но и в городах.

«СП»: — Насколько часто реорганизация завершается закрытием школ?

— Очень часто. На закрытие деревенских школ закон требует согласие схода, а на реорганизацию — не требует. Поэтому большинство таких учебных заведений закрывают путём «реорганизации». В городах согласие жителей не нужно, администрация своим решением уничтожает школы.

«СП»: — В каких местах этот процесс наиболее распространён?

— В регионах со слабой финансовой базой — Оренбургской, Калужской, Кировской областях. Закрывают школы и в Москве. Недавно это произошло в муниципальном образовании «Молжаниновское», которое представляет собой деревню. Ученикам придётся ездить в город по перегруженному Ленинградскому шоссе.

А из деревень, оставшихся без школ, ребятишки ездят на учёбу порой за 30 — 50 километров. Автобусы, перевозящие их, то ломаются, то опаздывают. Детей обязывают по дороге обратно являться к автобусам, например, к 14 часам. Процесс обучения существенно ухудшается — дети опаздывают на уроки, лишаются дополнительных занятий.

Мы требуем вписать в проект получение согласия родителей на закрытие учебных заведений, а также внести пункт, не позволяющий уменьшать объём образовательных услуг при реорганизации и закрытии школ.

В законе необходима и норма, определяющая верхнюю границу рабочего времени педагогов — не более 36 часов в неделю. Неурегулированность этого вопроса позволяет администрациям школ нагружать учителей бесплатной работой. Доходит до того, что их заставляют делать уборку пришкольной территории, не отпускают в отпуск, пока не отремонтируют классы. Педагоги превращаются в рабов.

В случае появления нормы, руководителям придётся, как на любом предприятии, оплачивать дополнительную работу педагогов. Рабочим заводов платят за сверхурочные, а учителям отчего-то не платят.

«СП»: — Какие принципы должны быть приоритетными в законопроекте?

— Нужно обязать государство в достаточном объёме финансировать сферу образования. В проекте никакие обязательства государства перед образованием не обозначены, кроме финансирования в объёме госзаказа. А каким будет госзаказ — неведомо. В ныне действующем законе «прописано»: власть должна профинансировать эту сферу в таком-то объёме или выделить на неё такой-то процент ВВП. Как теперь станут существовать учебные заведения нашей страны?!

В данное время прослеживается, и нередко озвучивается, лишь одна цель — минимизировать расходы на образование. Если минимизируем расходы — минимизируем само образование. Нужно платить огромному количеству педагогов и другому персоналу, содержать оборудование и здания, поддерживать их в безопасности.

«СП»: — Власть не сознаёт последствия своих действий?

— Отчасти не осознаёт. Министр образования заявил: «Платное образование по определению лучше бесплатного», «Нам необходимо сократить государственные вузы». А ведь большая часть претензий относительно качества образования предъявляется к коммерческим вузам.

Минфин, как уже было сказано, считает, что финансирование учебных заведений нужно сократить по максимуму. Разруливать данную ситуацию должен премьер-министр. Он поддержал Минобразования, которое хотело сохранить льготы и увеличить зарплаты педагогам. Но проект ушёл в Думу с поправками Минфина. Почему? Вмешался тот, кто всё у нас решает — Путин.

На 15 сентября намечен очередной марш оппозиции. Она пойдёт с политическими лозунгами. А мы в тот же день выйдем с учёными под социальными лозунгами. А через некоторое время — возникнут такие выступления преподавателей, масштаб которых даже предсказать невозможно.

Александр Коряков/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Першиков

Политолог

Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня