18+
воскресенье, 24 сентября
Общество

«Ни летать толком не умеет, ни плавать»

Проходящий испытания новейший российский истребитель Т-50 сравнили с уткой

  
522

На днях Военно-Воздушные силы России отметили 100-летний юбилей. По этому случаю президент РФ Владимир Путин назвал укрепление ВВС одним из ключевых приоритетов развития армии и флота. До 2020 года, по словам президента, на вооружение поступят более 600 новых самолетов и 1000 вертолетов, не считая модернизированных систем. Едва ли не самое ожидаемое пополнение — новейший истребитель пятого поколения Т-50, который, как утверждают, способен вернуть нашу боевую авиацию на лидирующие позиции в мире.

Но праздник омрачил внезапно вспыхнувший скандал. На другой день ряд изданий вышли с заголовками вроде «Экс-главком ВВС Дейнекин: новейший Т-50 летает как утка». Они, как утверждают, привели цитату из интервью, которое он действительно давал на авиашоу: «Крен был в сторону тактической авиации, и результат вы видите сейчас в виде летающего истребителя Т-50. Ему, я думаю, ошибочно приписывают полный джентльменский набор всех тех боевых задач, которые способен выполнять самолет. Я думаю, что этого не получится. Это как утка: она ни летать толком не умеет, ни плавать» — сказал Дейнекин.

Эту якобы цитату даже привела французская La Tribune в статье, которая сообщает читателям, что «Путин объявил о колоссальных закупках боевой авиации для своей армии», что до 2020 года на это будет потрачено порядка 100 миллиардов евро. «Если это так, то Т-50 — это верный способ нейтрализовать большую часть российского военного бюджета», — пишет французское издание.

Действительно, возникает вопрос: если даже Герой России и экс-главком ВВС заявляет, что новейший российский самолет пятого поколения подобен утке, которая не умеет нормально летать, то что мы празднуем, отмечая 100-летие ВВС?

Чтобы найти ответ, мы обратились непосредственно к бывшему главнокомандующему ВВС, генералу армии Петру Дейнекину:

«СП»: — Петр Степанович, в интернете широко разошлось ваше высказывание о новейшем российском истребителе Т-50. Будто он «как утка — ни летать, ни плавать». Что вы имели в виду?

— У меня нет сомнений в том, что журналисты ряда отечественных изданий и даже уважаемой La Tribune сознательно исказили смысл моего интервью. В сказанной мною фразе «Это как утка — ни летать, ни плавать» они легко заменили местоимение «Это» на тип самолёта «Т-50». Вот и получилось растиражированное в СМИ «Т-50 — как утка — ни летать, ни плавать».

Кстати, к юбилею российских ВВС. Когда сто лет назад первые пилоты Франции отважно стрекотали на одномоторных этажерках Фармана и Блерио, русские авиаторы уже покоряли небо на первых в мире четырёхмоторных воздушных кораблях Игоря Сикорского. А французские журналисты ещё в те годы за глаза называли эту передовую по тем временам машину «петербургской уткой». Так что их недорогие, но эффективные для воздействия на общественное мнение приёмы нам давно известны.

Что касается моего образного сравнения какого-то виртуального летательного аппарата с водоплавающими, то я и сейчас утверждаю, что ни один самолет в мире не может одновременно сочетать в себе качества разведчика, штурмовика, истребителя, транспортника и стратегического бомбардировщика (носителя ядерного оружия). Некоторые думают, что Т-50 может получиться таким. И я сказал, что воображаемый абсолютно универсальный самолет «это как утка — ни летать, ни плавать». Каждому самолёту есть своё предназначение. Кстати, как и пилоту. А когда журналисты начали перепечатывать эту «новость», об оригинальном тексте вообще забыли. В итоге «утка» действительно получилась, но уже журналистская.

А что касается Т-50, то его сегодня оценивать рано и некорректно. Самолет совершает первые полеты, ему еще предстоит пройти государственные и войсковые испытания.

«СП»: — Но все же не грозит ли ему то, о чем вы предупредили? Его концепция правильна?

— Т-50 — это многофункциональный самолет фронтовой авиации, он предназначен, прежде всего, для борьбы с воздушными целями. Но ему могут быть присущи качества самолетов других видов ВВС. Не от хорошей жизни истребители могут применяться для поражения наземных целей в качестве штурмовиков или бомбардировщиков. Но Т-50 потому и называется «истребитель», что должен истреблять воздушные цели.

«СП»: — Реальны ли, на ваш взгляд, планы начала поставок в строевые части самолетов T-50 в 2015 году? Ведь с момента начала первых испытаний американского F-22 до серийных поставок прошло 20 лет.

— В строевые части — вряд ли. Возможно, к 2015 году их поставят на опытную эксплуатацию в Липецкий центр боевого применения. Для сокращения сроков поступления Т-50 в войска полагаю целесообразным организовать совместные государственные испытания с участием промышленности, лётного центра и «строя». Если самолёты поставлять в боевые полки напрямую, с авиазаводов, минуя лётные центры, то и сроки принятия на вооружение будут сокращены, и освоение новых комплексов пойдёт эффективнее. Мы в своё время это успешно проходили.

«СП»: — Каким вам видится будущее наших ВВС?

— Считаю, что боевая авиация, как и прежде должна будет разделяться на разведывательную, штурмовую, истребительную, бомбардировочную, корректировочную и т. д. Опыт крупных войн и локальных конфликтов говорит о том, что авиация применяется во всех видах и способах боевых действий. Чтобы её использование оказалось эффективным, оно должно быть целевым. Вертолёты должны уничтожать танки, штурмовики заниматься штурмовкой, истребители — сбивать воздушные цели, бомбардировщики — бомбить тылы, а ракетоносцы — топить вражеские корабли. А если интегрировать все боевые качества в один самолет, ничего хорошего не получится.

Самолеты, конечно, могут выполнять и не совсем свойственные им задачи. Например, в 1910 году премьер Петр Столыпин облетал столицу России Санкт-Петербург на «Фармане». В 1942 году министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов летал в США на бомбардировщике Пе-8. А наш Верховный главнокомандующий Владимир Путин неоднократно летал в Чечню на боевых самолётах Су-25 и Су-27. Но это были специальные полёты. Так что с нашими российскими размерами нужно развивать все виды и рода авиации.

«СП»: — Как вы оцениваете нынешний вектор развития российских ВВС?

— За последние годы отношение к Военно-воздушным силам со стороны руководства страны и Министерства обороны изменилось в лучшую сторону. Выделяются крупные государственные ассигнования на разработку, строительство и модернизацию авиационной техники для Фронтовой, Дальней и Военно-транспортной авиации, создаются современные системы ПРО и ПВО. Боевая подготовка ВВС обеспечивается всем необходимым, повышается денежное содержание военнослужащих, успешно разрешаются социальные проблемы. Вместе с тем, по моему мнению, в ходе реформирования допускаются ошибочные решения.

Наиболее крупными из них являются нарушение централизованного управления авиацией и войсками ПВО путем ликвидации Центрального командного пункта ВВС, лихорадка в системе подготовки кадров, возникшая вследствие упразднения Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина, отсутствие набора курсантов в лётные авиационные училища для Военно-воздушных сил. Так что во время реформирования надо бы принимать решения более осторожно.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня