18+
четверг, 21 сентября
Общество

Праздник не помешал взрывам

Теракты накануне Ураза-Байрам свидетельствуют о неконтролируемой радикализации Северного Кавказа

  
28

Накануне главного мусульманского праздника в году — Ураза-Байрам — страну потрясли сообщения о террористических актах в Дагестане и Ингушетии. Эксперты отмечают, что это свидетельствует о радикализации региона, и предупреждают: северокавказские республики предоставлены сами себе и развитие событий там может оказаться катастрофическим.

В Ингушетии террористы провели хорошо спланированную акцию. В субботу вечером бандиты обстреляли участкового уполномоченного по Малгобекскому району Илеза Коригова. Полицейский получил ранения и позже скончался в больнице. На следующий день на похоронах Коригова произошел второй теракт в серии: смертник подорвал себя в толпе пришедших попрощаться с погибшим. Погибли 8 человек, все — сотрудники МВД. Ранено было по меньшей мере 15 человек.

В Дагестане также вечером в субботу два человека в масках ворвались в здание шиитской мечети в Хасавюрте и открыли огонь по прихожанам. Ранения получили 8 человек, двое из них были доставлены в больницу в очень тяжелом состоянии. Позже в мечети произошел взрыв: детонировала одна из бомб, оставленных преступниками. Вторую бомбу мощностью около 40 килограммов в тротиловом эквиваленте успешно обезвредили саперы.

Посыл террористов властям понятен — продемонстрировать неспособность государства держать ситуацию под контролем. Однако оба теракта были совершены, по сути, в день главного мусульманского праздника — Ураза-Байрам. Этот день завершает священный месяц Рамадан и широко отмечается мусульманами всего мира. О чем свидетельствуют эти циничные и безнравственные преступления, а также почему набирает обороты процесс радикализации населения Северного Кавказа, рассказывают эксперты «Свободной прессы».

Энвер Кисриев, заведующий сектором Кавказа Центра цивилизационных и региональных исследований РАН:

— Трудно представить, что мусульманин, верующий человек делал бы такие вещи накануне большого праздника. Конечно, это именно послание: время выбрано специально, чтобы событие получило больший резонанс. Это факт.

«СП»: — Кто, по-вашему, стоит за двойным терактом в Ингушетии?

— Наводит на мысль, что это не спонтанные, не повстанческие действия людей, недовольных властью, против этой самой власти. Скорее, это проплаченный, технический случай, когда это делается какими-то структурами, имеющими серьезные материальные ресурсы.

«СП»: — Почему в Дагестане в качестве объекта для теракта была выбрана шиитская мечеть?

— Террористический акт в Дагестане сильно отличается от случившегося в Ингушетии. Мне кажется, здесь имеет место оживление шиитского ислама. Очень странное оживление. Я слышал о существовании шиитских религиозных организаций, преимущественно азербайджанских, но только в одном районе Дагестана — в Дербентском. А тут вдруг — Хасавюрт, северный Дагестан. Поэтому теракт в шиитской мечети может быть связан с внутриисламскими проблемами. Возможно, мы имеем дело с проекцией международных конфликтов, происходящих между суннитами и шиитами. К тому же, появление шиитской мечети в Хасавюрте свидетельствует о том, что последние пользуются материальной поддержкой внешних сил. Например — Азербайджана или Ирана.

Ситуация такова, что теряются очертания закономерных явлений, в которых можно было бы разобраться. Все становится хаотичным. Это очень опасно: я подозреваю, что мы подходим к некой черте. Люди боятся, люди ничего не понимают. А власть ведет себя не как некая сила, стоящая над обществом и пытающаяся его организовать. Скорее, власть напоминает одну из противоборствующих сил, которая убивает, мстит, отвечает на удар еще более сильным ударом.


Руслан Гереев, руководитель группы мониторинга молодежной среды Республики Дагестан, эксперт Центра исламских исследований Северного Кавказа:

— Надо сказать, что в последнее время, особенно в священный месяц Рамадан, очаги насилия и напряженности, как это ни печально, разрослись. Это несвойственно мусульманским республикам, но это происходит. Противостояние вооруженного подполья и правоохранительных органов вошло в особую фазу. При этом и те, и эти называют теракты наподобие случившихся провокациями некой «третьей стороны».

Что касается теракта в хасавюртской мечети, то такая же тактика прослеживалась и в отношении других мечетей. Следственные органы считают, что именно эту цель выбрали потому, что она находится вдалеке от полицейских постов.

«СП»: — Но мы наблюдаем все большую радикализацию…

— Я бы даже сказал: «гиперрадикализацию». При этом процессы шиитизации в регионе также налицо. Толчком к шиитизации послужили отношения, налаженные с официальным Тегераном. Иран ищет поддержки у России посредством Дагестана: здесь проводились экономические форумы, официальная хадж-миссия у нас тоже проходит через Иран. Все это вкупе способствует шиитизации.

В регионе также развивается салафитское направление ислама. И когда-нибудь, на какой-нибудь стадии они обязательно пересекутся. Задача государства и местных органов направить это пересечение в нормальное русло. Пока что это удается не везде.

Вообще, активизировались все ветви ислама, каждая по-своему. Сегодня Дагестан является зоной интересов кого угодно, но только не самого «официального Дагестана».

«СП»: — Однако же власть постоянно отчитывается о своих успехах в борьбе с терроризмом…

— Террористическая активность ведь и не спадала. Самая большая проблема на сегодняшний день — это никем не контролируемое воспроизводство экстремистской идеологии. Никто за этим фактически не следит. Напротив, эта идеология становится все более жестокой, все больше появляется сторонников насильственных методов. Попытки самих религиозных представителей начать какой-то диалог, сесть за стол переговоров не увенчались успехом.

«СП»: — Каковы масштабы радикализации населения Кавказа?

— Мы должны понимать, что речь идет о многих тысячах людей, которых так или иначе затронул процесс радикализации. Например, родственники убитых так называемых «боевиков». Они тоже находятся в состоянии напряжения, но никакой работы — психологической, реабилитационной или религиозной — с ними не ведется. Люди предоставлены самим себе. При этом власти делают ставку только на силовой блок. В результате мы каждый день слышим о спецоперациях, ликвидации каких-нибудь «амиров». Но ситуация от этого не меняется.

«СП»: — Почему молодые люди с такой легкостью принимают радикальные идеи?

— Отсутствует профилактика в молодежной среде. А процессы миграции за рубеж активной молодежи абсолютно неподконтрольны государству. А ведь именно за рубежом молодежь получает религиозное образование, с которым затем возвращается в страну. При этом Кавказ находится в сфере экономических, политических и геополитических интересов многих стран, в том числе Турции, Ирана, мы наблюдаем активизацию со стороны Грузии.

Так же очень плачевна ситуация в экономике. Молодежи абсолютно нечего делать, никаких перспектив. И они едут в другие регионы России. Что очень важно, при этом они экспортируют ислам вглубь страны. Причем ислам не только традиционный, но и радикальный.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня