18+
суббота, 23 сентября
Общество

За браконьера ответишь…

Рыбаков-любителей чиновники обвиняют в том, что они опустошили водоёмы

  
143

Рыбы в реках и озёрах страны становится всё меньше. В поисках трофеев и острых ощущений заядлые рыболовы-любители готовы забираться в самые глухие, «необловленные» места. Но таких мест, похоже, скоро не будет вовсе. Причиной тому: появление всё новых турбаз и распространение в народе техники вроде мотовездеходов.

Даже в такой «рыбацкой Мекке», как низовья Волги, за последние годы количество рыбы сократилось в разы. Согласно исследованиям сотрудников лаборатории естественного воспроизводства Каспийского научного института рыбного хозяйства (Каспнирх), концентрация полупроходных и речных рыб в Волге упала с 804 тысяч экземпляров на водный гектар до 391 тысячу особей на гектар.

Глава Росрыболовства Андрей Крайний, известный своими попытками ввести в стране плату за любительскую рыбалку, обвинил рыболовов-любителей в том, что это из-за них оскудевают рыбные запасы страны. «То, что происходит в России — неописуемо. Сотнями килограммов вылавливают, тоннами. Какая это любительская рыбалка? Это промышленный лов».

По мнению Крайнего, которое он озвучил на недавно прошедшем фестивале «Народная рыбалка», необходимо ограничить норму вылова одного рыболова в день пятью килограммами. Соответствующая статья, скорее всего, будет включена в новый закон о любительском рыболовстве.

Действительно ли именно рыбаки-любители виноваты в том, что ловить в наших реках или озёрах скоро станет совсем нечего?

— Сегодня у нас люди едут на так называемую любительскую рыбалку с пластиковыми бочками, мешками с солью. И каждый желающий может хоть тонну рыбы заготовить. Никакими нормами это не регламентируется, а моральных и этических норм у многих рыбаков-любителей нет, — говорит руководитель Центра общественных связей Росрыболовства Александр Савельев.

При этом оценить урон, который наносят биоресурсам рыбаки-любители и сравнить его с ущербом, скажем, от браконьерства, от загрязнения воды промышленными стоками или от работы гидроэлектростанций чиновник не смог.

— Этих данных у нас нет. И ни у кого в стране их нет. Мы даже не знаем, сколько у нас всего рыбаков-любителей. Росрыболовство предлагало ввести в прошлом году обязательную для всех любителей карту рыбака с символической платой (500 рублей в год — «СП»), чтобы мы могли хотя бы посчитать, сколько у нас в стране людей ловит рыбу. Эту идею забраковали, и теперь все подсчёты — гадания на кофейной гуще. Кто-то говорит, что у нас 20 миллионов рыбаков-любителей, кто-то — 30 миллионов.

«СП»: — Рыбаки-любители резонно замечают, что неплохо бы сначала решить проблему с браконьерством, а потом уже вводить норму вылова…

— Браконьерство, любительская рыбалка, сброс промышленных стоков — всё это влияет на количество рыбы в водоёмах. С браконьерством мы боремся в повседневном режиме. Надеемся на увеличение штата инспекторов. О том, что это необходимо сделать, говорил Дмитрий Медведев в прошлом году. Он дал поручение подготовить распоряжение на этот счёт. И Владимир Путин совсем недавно на Сахалине говорил о том же. В России 13 морей, 2 миллиона озёр и более 130 тысяч рек. И на всё это всего около 2 тысяч инспекторов.

— В нашем институте с недавнего времени работает лаборатория любительского и спортивного рыболовства. Её сотрудники по определённым методикам ведут подсчёт рыбаков, приезжающих рыбачить в Волго-Ахтубинскую пойму. — Рассказывает заместитель директора по науке КаспНИРХ Сергей Шипулин. —  Согласно их данным, численность рыбаков-любителей в Астраханской области достигает 1миллион 400 тысяч человек. А, по данным нашего губернатора, рыбаков в Астраханскую область приезжает около 2 миллионов.

«СП»: — Можно ли сравнить уловы рыбаков-любителей с тем, сколько вылавливают браконьеры, промысловики, сколько рыбы гибнет из-за сброса воды ГЭС во время весеннего нереста?

— Давайте попробуем смоделировать ситуацию. Предположим, что приезжают к нам рыбаки-любители в среднем на 3 дня, то получим 6 миллионов «человекосуток». Даже если посчитать, что один рыбак вылавливает за сутки разрешённые 5 килограммов, то на всех вместе в год получаем 30 миллионов килограммов или 30 тысяч тонн рыбы. В то время как всего в области с учётом промышленной рыбалки можно вылавливать 41 тысячу тонн.

То есть рыболовы-любители ловят больше промысловиков. А по некоторым видам рыб, таким как судак, например, их уловы кратно превышают, официально разрешённые нормы. Кроме того, мы часто становимся свидетелями, что в регион под видом рыбаков-любителей приезжают настоящие заготовители. Люди закапывают бочки для соления в землю и полгода рыбачат. По нашим оценкам, на одного такого рыбака улов может быть, как сто килограммов рыбы (в обработанном виде), так и несколько тонн.

Между тем у рыбаков-любителей своя точка зрения на эту проблему.

— Вводить норму вылова 5 килограммов по всей стране, как это было в советское время, неразумно, — считает председатель Межрегиональной общественной организации «Союз Рыболовов» Алексей Цессарский. — Необходимо сначала провести серьёзные ихтиологические исследования по конкретным регионам и водоёмам. Надо учитывать численность населения, климат, географические особенности. Например, в Можайском водохранилище норма может быть 5 килограммов, а в Куйбышевском — 10 килограммов.

Однако главная проблема в том, что катастрофическую ситуацию с истощением рыбных запасов в стране с помощью такой нормы всё равно решить невозможно. По количеству нелегальных снастей в водоёмах понятно, что браконьеры вылавливают в разы больше, чем рыбаки-любители. В некоторых местах невозможно закинуть спиннинг, чтобы не зацепить сеть.

Уже 8 лет рыболовы все вместе и по отдельности кричат, что надо ограничить свободную торговлю сетями. Но дальше разговоров дело не идёт. Росрыболовство на словах согласно, но на деле ничего не предпринимает. Вторая проблема — совершенно неконтролируемый промысловый лов рыбы в крупных внутренних водоёмах. В первую очередь, в Волге. Провести границу между промысловиками и браконьерами практически невозможно. Существует порядок отчётности перед органами Росрыболовства со стороны промысловиков, судовые журналы, куда необходимо заносить данные о выловленной рыбе. Однако на деле никто эти выловы не контролирует, процветает коррупция.

И, наконец, на зарегулированных реках во время нереста нередко ГЭС сбрасывают воду и икра гибнет на берегах. Тут ущерб такой, что в разы перекрывает даже браконьерство.

На этом фоне введение нормы вылова для рыбаков-любителей даст результат, стремящийся к нулю.

Кроме того, у нормальных рыбаков сразу возникнет резонный вопрос: с какой стати их ограничивают пятью килограммами улова, когда вокруг полный беспредел, и браконьеры ловят сколько хотят?

«СП»: — Почему, на ваш взгляд, не может решиться проблема с продажей сетей?

— Можно только строить предположения. По нашему запросу Росрыболовство прислало нам справку о состоянии производства сетей в России. Из неё следует, что производят их в огромных количествах. Ряд крупных фабрик, которые в своё время вложились, закупив заграницей производственные линии — им, конечно, надо отбивать деньги. Думаю, с этой стороны существует достаточно серьёзное лобби. Ничего иного предположить не могу. В любом случае, Минэкономразвития против того, чтобы сворачивать производство сетей. Представители этого министерства мне лично говорили, что такая мера будет ограничивать бизнес в стране. Мне эти аргументы совершенно непонятны. Исходя из этой логики, надо разрешить торговлю наркотиками, потому что это тоже может стать чьим-то бизнесом…

Два года назад с подачи Росрыболовства Госдума приняла закон о запрете ввоза в Россию из-за рубежа сетей из лески. Однако, как это часто бывает у нас, действует он только на бумаге. Достаточно прийти на рынок в Лужники и увидеть бесконечные мешки китайских и вьетнамских сетей. А запрет на торговлю сетями в розничной сети не прошёл даже не бумаге.

«СП»: — Как-то в таких условиях можно остановить размах браконьерства?

— Нет, я с большим пессимизмом смотрю на эту проблему. Сфера коррумпирована сверху донизу. Здесь сказывается та же болезнь, которой поражено всё наше общество. Не меняя кардинально всю систему управления страной, в этом узком секторе проблемы не решишь. Мы предпринимали много попыток бороться с браконьерами с помощью общественности. Но везде натыкались на коррумпированность чиновников.

Вот, например, этой весной активисты «Союза рыболовов» участвовали в антибраконьерских рейдах с Московско-Обским территориальным управлением Рыбнадзора. На Оке наши ребята взяли с поличным людей на моторной лодке, которые проверяли сети. Тут же задержанные звонят в рыбинспекцию, оттуда идёт звонок с категорической рекомендацией оставить их в покое.

С другой стороны, эти самые несчастные рыбинспектора живут по соседству в одном посёлке с самыми злостными браконьерами. Надо иметь склонность к геройству и мазохизму, чтобы добросовестно бороться со злостными нарушителями, которые запросто могут сжечь тебе дом. Такие случаи происходят сплошь и рядом. И язык не поворачивается особенно гневно обличать тех, кто вынужден закрывать глаза на браконьерский беспредел.

«СП»: — Похоже, корни этой проблемы уходят ещё в советское время. Об этом можно судить, например, по рассказам Виктора Астафьева.

— Безусловно. Отличие только в том, что тогда браконьерство не носило экономического характера. Сейчас это устоявшийся разветвлённый бизнес. Со своими каналами сбыта. Я даже не говорю про браконьерство с лососевыми, с чёрной икрой. Нет, речь идёт о ловле леща, судака сетями в средней полосе России. Рыба, пойманная браконьерами, продаётся на местных рынках, свой навар с этого имеют и правоохранители, и чиновники. Изменить эту ситуацию без политических решений невозможно.

«СП»: — То есть количество рыбы будет уменьшаться и дальше, даже если будет введена норма вылова для рыбаков-любителей?

— Да, конечно. Сама по себе эта мера ничего не решит. Несколько обнадёживают гидроэнергетики, которые в последние год-два начали прислушиваться к советам экологов и, соответственно, меньше гробят рыбы во время нереста.

А что думают по поводу нормы улова и грозящего безрыбья рядовые рыбаки-любители?

Николай Чеховский (Москва).

Не раз приходилось наблюдать «избирательную активность» рыбнадзора. Например, на Рыбинском водохранилище местные давно уже негласно распределили между собой участки, где они ставят сети. Эти «наделы» передаются от отца к сыну. Рыбинспектора, тоже из местных, прекрасно знают об этом, но «своих» не трогают. Вот если кто заезжий попробует сунуться с сетями — может нарваться на неприятности. Так же будет и с этой нормой вылова. Если кого и будут штрафовать за её превышение — приезжих. Рыбы больше от этого не станет

Руслан Пугачёв (Санкт-Петербург)

Я выбираюсь за город редко. И далеко не каждый раз бывает, что в день удаётся наловить даже просто на уху. Поэтому, когда вдруг попадаешь на клёв, совсем не хочется думать сколько ты уже поймал, 4 килограмма или 5. Оттого, что я раз в год переловлю норму, рыбы в стране меньше не станет. Пусть лучше сначала укоротят браконьеров.

Михаил Александрович (Мурманская область), рыболов и немного браконьер.

На свою пенсию я не могу позволить себе часто покупать рыбу в магазине. Поэтому к рыбалке отношусь, в некотором смысле, как к промыслу. Несколько раз за сезон выбираюсь на дальние озёра, рыбачу 2−3 дня как сетями, так и удочками. Рыбы ловлю обычно столько, сколько смогу донести до автомобильной дороги. Килограммов 20−30. Если уж государство у нас такое бедное, что нельзя более менее достойно прожить на пенсию, приходится заботиться о себе самому. Ездить на рыбалку для забавы, тратить деньги на бензин или билеты у меня нет ни возможности, ни желания.

Фото: ИТАР-ТАСС/Trend/Максим Змеев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня