Общество

«Како веруеши?»

Владимир Голышев о православных уроках в школе

  
112

Триумфальное шествие РПЦ МП по российским образовательным учреждениям отзывается противоречивыми чувствами. У людей, имевших счастье закончить советскую школу, молебны и проповеди на школьных линейках вызывают стойкое дежа вю. Невольно вспоминаешь «частицу красного революционного знамени» на шее, передачу «Отзовитесь, горнисты!» в телевизоре, «Пионерскую правду» в почтовом ящике, стенгазету к 7 ноября, политинформацию по средам и мн.др. И заявления о том, что «Моральный кодекс строителя коммунизма» слово в слово повторяет Нагорную проповедь, а мумия Ленина — все равно что мощи в Киево-Печерской Лавре, уже не кажутся смешными. Мысленно садишься за парту и представляешь себе «марьванну», вещающую о Ветхом и Новом Завете с тем же пафосом, с теми же интонациями, с какими ее прежняя версия вещала о марксизме-ленинизме. И когнитивный диссонанс не возникает. Наоборот, пропадает. Для советского школьника идеологический бонус, который можно смело пропускать мимо ушей — норма. Но так ли безоблачно обстоят дела со школьниками российскими?

Первые плоды религиозного образования в школе настораживают: дети охотно сбиваются в стаи и лупят «белых ворон» — то сына протестантского пастора научат, как правильно Бога славить, то маленькому буддисту объяснят: чей Бог главней. В советском прошлом было надежное противоядие — святая вера в «настоящую заграницу», дающую жвачки, кассетные магнитофоны, джинсы и прочую благостыню. Маленькие россияне веры в заграницу лишены. До заграницы нынче рукой подать. А ее «святыни» продаются в любом супермаркете за рубли.

Но природа не терпит пустоты. И потому неказистое с виду государственное «православие» входит в неокрепшие детские умы, как нож в масло. Тем более, что последний бастион — родительский нигилизм — давно пал под натиском «пояса богородицы» и «кощунниц» из Pussy Riot. Дети наблюдательны и во всём копируют старших. Если родители мирно жуют силос агитпропа, даже не пытаясь думать самостоятельно, можно не сомневаться — дети не только проглотят всё, что им положено, но и потребуют добавки. Там, где взрослый бросает ленивое «выпороть», ребенок уже кричит «убивать таких надо!». А ведь расстояние между словом и делом у детей исчезающе мало…

В конечном счете, все решает пример родителей. Мировоззренческая импотенция взрослых — это главная и единственная причина уязвимости детей.

Помню, когда вся Россия обсуждала пензенских последователей Петра Кузнецова, ушедших в собственноручно вырытые пещеры, было принято возмущаться: «Сами, если хотите, лезьте под землю. Но зачем же малышей за собой тащить?» Странный вопрос! Люди бежали от того, что считали плохим, к тому, что считали хорошим: из мира, гибнущего, как «Титаник», в спасительную шлюпку. Таково их мировоззрение, убеждения, вера. Разве можно требовать от человека, чтобы он оставил в «проклятом месте» своего ребенка и спасался налегке? Какой ответственный родитель на это пойдет? Кредо пензенских ревнителей может вызывать недоумение и даже негодование. Но как можно осуждать само стремление обеспечить ребенку «лучшую долю»? И кто, кроме родителя уполномочен решать: что для его ребенка благо, а что зло? Президент Российской Федерации? Патриарх Московский и вся Руси?

Нынешняя экспансия церковного официоза в российские школы — тест на мировоззренческую зрелость для родителей. Если папа и мама — рабы телевизора, не имеющие собственных убеждений, их ребенка можно брать голыми руками. Из него получится отменный «винтик» для «машины, которая всех нас раздавит». Единственный способ защитить своего ребенка — иметь «свою веру и свое упование». И готовность дать о ней обстоятельный «отчет».

Свой первый вопрос «про Бога» ребенок задает родителям задолго до школы. От него обычно отмахиваются. Или бубнят мертвые формулы из катехизиса. Мало кому хватает смелости разглядеть в детском вопросе неумолимое «Како веруеши?». Ведь ребенок не абстрактного «Бога» ищет, он хочет научиться смотреть на мир и его причину глазами своих родителей. Ответ должен быть понятным и честным — другой ребенок не примет.

Своей дочке я ответил не сразу. Долго подбирал слова. В итоге получилось вот что:

Длинные интересные сказки, которые мы с тобой читаем, придумывают писатели. Их имена есть на обложках книг: Линдгрен, Янссон, Волков и т. д. В сказках живут герои. Они любят друг друга, иногда ссорятся, совершают подвиги. Злодеи им мешают, друзья помогают. Всё как в жизни. Только проще. Потому что жизнь — это самая большая, самая удивительная сказка. Мы все — ее герои. И писатели, которые придумали Карлсона и Белоснежку — тоже герои этой огромной и бесконечной сказки. И люди, которые жили до нас. И те, кто еще не родился… Так вот, Бог — автор этой Сказки. Он придумал нашу жизнь, как писатели придумывают истории, которые мы с тобой читаем…

С волнением жду, когда она меня спросит про Христа. Тут подобрать правильные слова будет непросто. Но я их найду. Обязательно!

А пропускать мимо ушей проповеди «православных» политработников она научится самостоятельно.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Анатолий Баранов

Главный редактор ФОРУМ. мск

Александр Шершуков

Секретарь Федерации независимых профсоюзов России

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня