Общество

«Како веруеши?»

Владимир Голышев о православных уроках в школе

  
112

Триумфальное шествие РПЦ МП по российским образовательным учреждениям отзывается противоречивыми чувствами. У людей, имевших счастье закончить советскую школу, молебны и проповеди на школьных линейках вызывают стойкое дежа вю. Невольно вспоминаешь «частицу красного революционного знамени» на шее, передачу «Отзовитесь, горнисты!» в телевизоре, «Пионерскую правду» в почтовом ящике, стенгазету к 7 ноября, политинформацию по средам и мн.др. И заявления о том, что «Моральный кодекс строителя коммунизма» слово в слово повторяет Нагорную проповедь, а мумия Ленина — все равно что мощи в Киево-Печерской Лавре, уже не кажутся смешными. Мысленно садишься за парту и представляешь себе «марьванну», вещающую о Ветхом и Новом Завете с тем же пафосом, с теми же интонациями, с какими ее прежняя версия вещала о марксизме-ленинизме. И когнитивный диссонанс не возникает. Наоборот, пропадает. Для советского школьника идеологический бонус, который можно смело пропускать мимо ушей — норма. Но так ли безоблачно обстоят дела со школьниками российскими?

Первые плоды религиозного образования в школе настораживают: дети охотно сбиваются в стаи и лупят «белых ворон» — то сына протестантского пастора научат, как правильно Бога славить, то маленькому буддисту объяснят: чей Бог главней. В советском прошлом было надежное противоядие — святая вера в «настоящую заграницу», дающую жвачки, кассетные магнитофоны, джинсы и прочую благостыню. Маленькие россияне веры в заграницу лишены. До заграницы нынче рукой подать. А ее «святыни» продаются в любом супермаркете за рубли.

Но природа не терпит пустоты. И потому неказистое с виду государственное «православие» входит в неокрепшие детские умы, как нож в масло. Тем более, что последний бастион — родительский нигилизм — давно пал под натиском «пояса богородицы» и «кощунниц» из Pussy Riot. Дети наблюдательны и во всём копируют старших. Если родители мирно жуют силос агитпропа, даже не пытаясь думать самостоятельно, можно не сомневаться — дети не только проглотят всё, что им положено, но и потребуют добавки. Там, где взрослый бросает ленивое «выпороть», ребенок уже кричит «убивать таких надо!». А ведь расстояние между словом и делом у детей исчезающе мало…

В конечном счете, все решает пример родителей. Мировоззренческая импотенция взрослых — это главная и единственная причина уязвимости детей.

Помню, когда вся Россия обсуждала пензенских последователей Петра Кузнецова, ушедших в собственноручно вырытые пещеры, было принято возмущаться: «Сами, если хотите, лезьте под землю. Но зачем же малышей за собой тащить?» Странный вопрос! Люди бежали от того, что считали плохим, к тому, что считали хорошим: из мира, гибнущего, как «Титаник», в спасительную шлюпку. Таково их мировоззрение, убеждения, вера. Разве можно требовать от человека, чтобы он оставил в «проклятом месте» своего ребенка и спасался налегке? Какой ответственный родитель на это пойдет? Кредо пензенских ревнителей может вызывать недоумение и даже негодование. Но как можно осуждать само стремление обеспечить ребенку «лучшую долю»? И кто, кроме родителя уполномочен решать: что для его ребенка благо, а что зло? Президент Российской Федерации? Патриарх Московский и вся Руси?

Нынешняя экспансия церковного официоза в российские школы — тест на мировоззренческую зрелость для родителей. Если папа и мама — рабы телевизора, не имеющие собственных убеждений, их ребенка можно брать голыми руками. Из него получится отменный «винтик» для «машины, которая всех нас раздавит». Единственный способ защитить своего ребенка — иметь «свою веру и свое упование». И готовность дать о ней обстоятельный «отчет».

Свой первый вопрос «про Бога» ребенок задает родителям задолго до школы. От него обычно отмахиваются. Или бубнят мертвые формулы из катехизиса. Мало кому хватает смелости разглядеть в детском вопросе неумолимое «Како веруеши?». Ведь ребенок не абстрактного «Бога» ищет, он хочет научиться смотреть на мир и его причину глазами своих родителей. Ответ должен быть понятным и честным — другой ребенок не примет.

Своей дочке я ответил не сразу. Долго подбирал слова. В итоге получилось вот что:

Длинные интересные сказки, которые мы с тобой читаем, придумывают писатели. Их имена есть на обложках книг: Линдгрен, Янссон, Волков и т. д. В сказках живут герои. Они любят друг друга, иногда ссорятся, совершают подвиги. Злодеи им мешают, друзья помогают. Всё как в жизни. Только проще. Потому что жизнь — это самая большая, самая удивительная сказка. Мы все — ее герои. И писатели, которые придумали Карлсона и Белоснежку — тоже герои этой огромной и бесконечной сказки. И люди, которые жили до нас. И те, кто еще не родился… Так вот, Бог — автор этой Сказки. Он придумал нашу жизнь, как писатели придумывают истории, которые мы с тобой читаем…

С волнением жду, когда она меня спросит про Христа. Тут подобрать правильные слова будет непросто. Но я их найду. Обязательно!

А пропускать мимо ушей проповеди «православных» политработников она научится самостоятельно.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня