18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Вызов «Тиграм» и «Пантерам»

9 сентября в России отмечают День танкиста

  
311

Этот праздник учрежден Указом Президиума Верховного Совета СССР 1 июля 1946 года и поначалу назначен на 11 сентября. Позднее, с 1980 года, его стали отмечать во второе воскресенье сентября.

День танкиста приурочен к победе в тяжелейших боях за Словакию и Трансильванию, которые шли осенью 1944 года в районе Дуклинского перевала. Тогда наши солдаты и офицеры из 12-й гвардейской танковой бригады и 31-го танкового корпуса, имея в своем составе 144 танка и САУ, сошлись со 200 танками из 1-й, 8-й, 24-й танковых дивизий генерал-полковника Готтарда Хейнрица. Советские войска продвигались по единственной горной дороге и в ходе тяжелейших боев за три дня взяли базовый опорный пункт врага Дукли. Эта была уникальная победа. Ведь 1-я венгерская армия под командованием генерал-полковника Бела Маклош фон Дальноки создала фактически непреодолимую оборону в Карпатах, имея при этом перевес в технике. Высочайший профессионализм советских танкистов, их героизм и отличные боевые машины сделали невозможное.

В начале войны картина была другой. К 1 июню 1941 года Красная Армия насчитывала 23.106 танков, из них 18.691 — в боеготовном состоянии. И это против 3332 единиц немецкой бронетанковой техники. Конечно, многие из наших машин морально и технически устарели. Однако главные причины катастрофы 1941 года иные — те же самые, которые привели к поражению армий Франции и Англии. Их до Великой Отечественной войны не учли в советских штабах.

Известно, что фашисты, начав в мае 1940 года войну против союзников, имели гораздо меньше танков — 2800 против 4000. Да и в качественном отношении тоже проигрывали им. Английский танк «Матильда» оказался лучше базового немецкого T‑III со слабенькой 37‑мм пушкой. Но немцы разгромили противника, по их собственному признанию, «благодаря отличной службе связи», которая позволяла концентрировать мощный «кулак» против разрозненных сил врага.

«Я должен подчеркнуть, что своими победами в мае 1940 года Германия обязана, в первую очередь, умелому применению двух величайших принципов военного искусства — внезапности и сосредоточению сил. Темп наступления немецких войск был ограничен лишь расстоянием, которое могли покрыть танковые дивизии за день», — подытожил французский блицкриг генерал‑майор немецко-фашистской армии Фридрих Меллентин в своей книге «Танковые сражения 1939‑1945 гг».

В отличие от французов, наши генералы делали попытки концентрировать танковые силы. Так, 27 июня 1941 года состоялось крупнейшее танковое сражение в районе Дубно. У механизированных корпусов Красной Армии, в составе которых насчитывалось порядка 4000 боевых машин, был реальный шанс разбить группировку Клейста всего из 700 танков. Но — только если бы наши мехкорпуса действовали скоординировано, а не каждый сам по себе.

Кроме того, огромные расстояния, ставшие впоследствии нашим союзником, в начале войны сослужили плохую службу. Скажем, тяжелый танк КВ на марше передвигался со скоростью 25 км в час. И то — при ежечасной промывке масленых фильтров. Очень быстро кончалось горючее, а подразделения тыла опять-таки из-за отсутствия качественной радиосвязи не спешили его доставить. В итоге восемь из десяти советских танков были просто брошены, так и не вступив в бой.

Генерал Фридрих фон Меллентин так описывал атаки Красной Армии лета и осени 41-го: «Плотными массами танки сосредотачивались перед фронтом немецкой обороны, в их движении чувствовалась неуверенность и отсутствие малейшего плана. Они мешали один другому, натыкались на наши противотанковые пушки».

Трагическое начало войны для нас усугублялась тем, что к осени 1941 года четыре из пяти производственных центров, которые выпускали танки, оказались под угрозой захвата. Так, в октябре харьковский тракторный завод, который отправлял фронту по 250 танков Т-34 в месяц, прекратил выпуск. Его производство перебазировали в Нижний Тагил. Массовый же выпуск танков, в достаточных объемах, начался только со второй половины 1942 года. В этом году тыл отгрузил на фронт 12520 Т-34 и 2553 KB.

Этот фактор сыграл решающую роль в разгроме фашистов под Сталинградом. В ноябре 1942 года координированные танковые удары РККА с плацдармов в районе станицы Кременской и у Бекетовки, что южнее Сталинграда, вызвали в 3-й и 4-й румынских армиях панику и замкнули кольцо вокруг 6-й немецкой армии Паулюса. «Русские не прекращали своих атак с наступлением темноты и стремились немедленно и решительно развить любой наметившийся успех. Иногда атаки проводились танками, мчавшимися на предельной скорости, и следует признать, что высокий темп наступления и сосредоточение сил были основными причинами успеха русских. В зависимости от сложившейся обстановки направления танковых ударов быстро изменялись. Руководство боевыми действиями было на высоком уровне», — признавал Фридрих Меллентин.

В 1943 году к операции «Цитадель» в районе Курска и Белгорода немцы готовились очень тщательно. «Неудачи не должно быть», — предупреждал Гитлер. Его танкистам объяснили, что разгром под Курском приведет к вторжению «красных варваров» в Германию. Победа же принесет окончательный разгром Сталина.

Огромные надежды гитлеровцы возлагали на новый тяжелый танк «Тигр» и, конечно же, на «Пантеру» с их 88-мм пушками. Эти машины имели огромное превосходство, ибо наши танки для них оказались уязвимы с дистанции 1500−2000 метров. Ответный огонь советских «тридцатьчетверок» позволял поражать бронированного врага лишь с расстояния 300−500 метров.

Произошла битва танковых титанов. На каждый подбитый немецкий танк приходилось шесть наших. Советские машины летели вперед, чтобы проскочить «мертвую зону», понимая, что останавливаться нельзя. Расчет себя оправдал: «Тигр» часто не выдерживал ближнего боя. А «Пантера» имела слабо защищенные системы топливного питания и смазки. Пары бензина становились причиной возгорания при любом попадании в нее снаряда. Из машин этой марки, принявших участие в сражении 14 июля 1943 года, в строю остались единицы.

В подходах к конструированию гитлеровских и советских танков имелись принципиальные различия. В немецких танках большое внимание уделялось, как сейчас принято говорить, опциям. Что усложняло и замедляло производство этих машин. Хотя «средняя продолжительность жизни немецкого танка» на фронте составляла всего 11 атак. У нас же об удобствах и эффективности работы экипажа думали недостаточно — требовалось победить любой ценой. С одной стороны, это позволяло выпускать больше танков. Но, скажем, двухсторонняя радиосвязь на Т-34 появилась только в январе 1944 года. У немцев же она была с начала войны. В результате этого просчета экипажи вынуждены были действовать разрозненно, если была подбита машина командира подразделения.

В 1944 году советские танкисты, получив на вооружение Т-34−85 и ИС-2, стали грозной и непобедимой силой. Разгром фашистов был ошеломляющим.

Фото: РИА Новости

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня