18+
суббота, 25 марта
Общество

Как милиция с наркоманами «Дельфина» воевала

По одной версии, реабилитационный центр в Краснокамске превратили в концлагерь. По другой — его захватили рейдеры в погонах

  
47

Сначала в правоохранительные органы небольшого городка Краснокамска (Пермский край) поступило заявление о том, что в реабилитационном центре для наркозависмых «Дельфин» жестоко избивают пациентов. Да еще удерживают страдающих наркоманией людей силой. Милиция отреагировала оперативно. Как сообщила пресс-служба УВД по Пермскому краю, 11 марта стражи порядка совместно с представителями других контролирующих органов нагрянули с проверкой в «Дельфин». Но случилось непредвиденное: администрация центра группу проверяющих не пустила на порог. Вернувшись ни с чем, милиция решила изменить тактику. А проще говоря, вызвать спецназ.

На следующий день «Дельфин» был взят штурмом. Вместе с бойцами ОМСН в здание вошли люди из пожнадзора. Видимо, как самые необходимые в таких делах. Обследовав все комнаты и палаты, милиция установила: в центре на лечении находятся 96 пациентов.

Всех их доставили в ОВД, где выяснилось, что пять человек находятся в розыске за совершение различных преступлений. Но это было не самой страшное. Как явствует из заявления пресс-службы УВД, «в центре „Дельфин“ были обнаружены фотографии, где запечатлены акты насилия над содержащимися в центре лицами, компьютерные диски, наручники, биты, электрошокер». Запахло серьезным скандалом. В следственный отдел при прокуратуре г. Краснокамска были направлены материалы для возбуждения уголовного дела по ст.ст. 126, 127 УК РФ. Статья 126-я Уголовного кодекса называется, «похищение человека», а 127-я — «незаконное лишение свободы».

Так выглядит ситуация по версии милиции. В «Дельфине», куда позвонил корреспондент «СП», картину рисуют иначе.

Александр Шеромов, директор реабилитационного центра:

— Этот конфликт возник не на пустом месте. Началось все с того, что мы начали работать по наркоторговцам. Мы стали ездить по адресам, встречаться, узнавать, кто их «крышует». Это, очевидно, не понравилось. Однажды встали под окнами у одного деятеля, который продавал наркоту. Ничего не скандировали, просто стояли. Тот высунулся из окна и начал кричать, что будет жаловаться…

А 7 марта «Дельфин» устроил в городе настоящий митинг. Состоялась акция, направленная против наркоторговли. На площадь вышло около 500 человек.

— Вот как раз после этого к нам в центр и пожаловали гости в форме, — продолжает Александр Шеромов, — Я не знаю, почему сейчас пишут, что проверяющих не пустили. Они спокойно зашли в центр, предъявили постановление, сказали, что на нас поступила жалоба — будто людей мы удерживаем насильно. Более того, якобы мы сами производим наркоту, пересаживая пациентов с героина на синтетику.

Затем собрали людей, и спросили: кто хочет домой? Один парень, которого отец привез несколько дней назад, уехал. От нас потребовали списки пациентов. Мы ответили: давайте официальный запрос.

А на второй день центр уже реально брали штурмом. С автоматами, изъятием «вещдоков» и отправкой всех в кутузку. Это напоминало образцовую зачистку.

Операция прошла успешно. Почти сотню пациентов увезли в милицию. По словам Шеромова, в отделении всех загнали в небольшую комнатку и держали несколько часов. Выводили группами и просили написать заявление об отказе от пребывания в «Дельфине». Говорят, что всех «отказников» милиция бралась сама развести по домам. В итоге три десятка человек заявления написали. Еще сорок вернулись в центр. Причем подтягиваются обитатели и по сей день.

«СП»: — Но ведь были найдены фотографии, на которых видно, что с пациентами обращались жестоко. Да и наручники нашли…

— Наручники, действительно были, — говорит Александр Шеромов. — Ими пользовались, когда у кого-нибудь из новеньких начиналась ломка. В это время человек себя не контролирует. А фото было сделано во время рейда совместно с милицией прошлым летом, тогда таджика одного повязали… Кстати, по поводу истязаний и пыток. Следов побоев ни у одного из 96 пациентов не нашли, однако во всех наших газетах успели написать, что центр напоминал концлагерь. Но ведь в концлагерь люди добровольно не возвращаются!

«СП»: — Что же тогда не понравилось милиции?

— Я считаю, то, что мы стали бороться с наркоторговлей. Те, кто к нам приходил, рассказывали, у кого в Краснокамске покупали наркоту. Эти адреса мы наносили на карту. Она вся оказалась в красных точках. Может, милиции не понравилось, что мы обладаем такой информацией? Все может быть.

Впрочем, корреспонденту «СП» удалось узнать и о других подводных течениях этого дела.

Евгений Ройзман, один из учредителей фонда «Город без наркотиков» (Екатеринбург):

— Мы похожие ситуации десять раз проходили. На нас писали больше заявлений, уголовных дел много возбуждали. Они начинаются вот так громко, а прекращаются тихо и стыдливо. Я знаю ребят из этого реабилитационного центра, они ко мне приезжали. Думаете, случайно все началось после того, как они провели митинг? На мой взгляд, нет. Плюс, по моим данным, в Краснокамске началась борьба за помещение, в котором находится «Дельфин». И еще один момент. Если бы сотрудники правоохранительных органов такое рвение в борьбе с наркоторговцами проявляли, в Краснокамске наркотиками не торговали, а так город просто задыхается от этой дряни. По ВИЧ-инфекции одно из первых мест в России занимают. И еще один интересный момент. В «Дельфине» уже половина народу назад вернулась. Кто в тапочках своим ходом, кто на такси. Родители своих детей повезли. Ну, и задержанных по факту нет никого. Интересно, правда?

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
;