Общество

С иглы нефтегазовой на транзитную?

Юрий Болдырев считает, что проблема не в птичках

  
68

Какие вопросы и претензии мы слышим к нашей власти по итогам саммита АТЭС? Разнообразные: от неуместности демонстрирования лидерства среди птичек, вместо подлинного отстаивания интересов страны, до потрясающих излишеств в расходовании госсредств при подготовке и проведении мероприятия. Что ж, эти претензии во многом обоснованы. Но у меня претензии иные — еще более принципиальные.

Но по порядку.

Птички — птичками, но сочтем это элементарной человеческой слабостью, присущей нам всем. Действительно, кому не хочется еще куда-то взлететь и что-то еще возглавить? В общем, вполне простительно. С расходами же на саммит существенно сложнее.

С одной стороны, если средства и впрямь израсходованы на инфраструктуру региона, пусть даже и не идеально осмысленно, рационально и рачительно, то все равно это — самая малая ошибка, которую мы можем инкриминировать нашей власти. По сравнению же с господствующей концепцией расходования «излишних» госсредств — на вложение в резервы и фонды, то есть в экономику стратегических конкурентов — так это вообще великий прорыв и триумф созидания. Вопрос о рациональности и эффективности вложения средств, разумеется, остается, но его всерьез и достаточно настойчиво уместно ставить лишь параллельно тому, как нами будут возвращаться из-за океана и остальные «излишки» — те, что не только на Россию вообще никак не работают, но и более того — работают на наших конкурентов, а значит, против России.

Есть, конечно, вещи вопиющие, такие как, например, салют за двести с чем-то миллионов и ранее помпезно открытая высшими руководителями государства федеральная трасса, с которой затем попросту… пропал асфальт. Их можно и нужно отделить от реальных расходов на инфраструктуру региона.

Интересно же с вопросом об окупаемости осуществленных расходов — этот вопрос мне доводилось слышать неоднократно. Ответ известен: сами по себе расходы на инфраструктуру, скорее всего, не окупятся никогда, но это вовсе не есть преступление. Дело в том, что расходы на инфраструктуру и не должны сами окупаться, но… Но они должны давать импульс к развитию всей экономики региона и страны в целом, которая в результате и должна стать эффективной, интенсивно развивающейся и самоокупаемой во всей своей совокупности.

Значит, все в порядке?

Нет, не в порядке. Главный вопрос — в субъектности, то есть в том, существует ли вообще такой единый субъект, как экономика России?

Вульгарные либералы, среди научно-экономического окружения нашего Президента каковых большинство, периодически публично заявляют о том, что мировая экономика вообще едина, и, следовательно, никаких «экономик» разных стран в принципе нет и быть не может. Кстати, вопреки им, на саммите АТЭС, как известно, напротив, термины «страна» или «государство» использовать не принято (из соображений дипломатической политкорректности — чтобы не выслушивать бесконечно дипломатические ноты и протесты Китая и Тайваня), а вместо них как синонимы рассматриваются именно различные «экономики». Нашим вульгарным либералам это, ясное дело — нож острый…

Но, тем не менее, по существу: экономики-то различные все-таки существуют или нет? В частности, существует ли единый субъект со своими едиными интересами — экономика России? Вопрос не узко теоретический и, соответственно, не праздный. Субъект, который, в конечном счете, получит совокупную выгоду от вложений нашего государства в инфраструктуру, это мы, наша российская экономика? Или же так интенсивно трудимся ради всего человечества, можно сказать, отапливаем вселенную?

Если кто-то полагает, что ответ на этот вопрос прост и однозначен — ошибается. Но ясно одно: это не некая статическая заданность, но процесс. И какова же тенденция в этом процессе? А вот тенденция очевидна — к размыванию национальных экономик. И, кстати, присоединение России к ВТО — весьма решительный шаг именно в этом направлении.

И рискну уклониться сейчас от рассмотрения вопроса о том, хорошая ли в целом это тенденция или же, напротив, она вредоносна. Но вернусь к изначальной постановке вопроса — окупятся ли когда-нибудь вложения России в инфраструктуру региона перед подготовкой саммита АТЭС?

Мой ответ звучит так: я бы предпочел, чтобы вложения нашего национального государства в инфраструктуру окупались бы для нас, для нашей национальной экономики. Но, в рамках принятого курса на дальнейшую, с моей точки зрения, весьма бездумную и безответственную интеграцию страны в мировую экономику, весьма вероятно, что эти вложения если и окупятся, то уже лишь для всей этой самой мировой экономики, обернутся прибылями для транснациональных корпораций, но не для России.

Значит, не надо вкладываться в инфраструктуру?

Нет, надо, но не менее важно параллельно вернуть субъектность российской экономике — тогда и вложения в инфраструктуру будут окупаться для нас.

О дальнейшем же уместно говорить исключительно в качестве анекдота. А именно: наш президент к «возвращению субъектности» уже приступил — заявил, что правила ВТО… надо подправить.

Представьте себе: вы долго стоите у чьего-то порога, конючите, чтобы вас пустили, унижаетесь, идете на совершенно неприемлемые условия (например, по сравнению с условиями для того же Китая). И вот, когда вы уже додеградировались до того, что никакой конкуренции никому составить не можете, Вам, наконец, делают одолжение — вас пускают. И что вы в ответ? «А у вас тут все не так — надо исправить!». Что должны хозяева ответить такому гостю? И, главное, каков будет результат такого метода «борьбы» за права и интересы своей страны?

Если же хозяева грубо не ответят, то лишь «входя в положение» — понимая, что такие заявления делаются исключительно для внутреннего потребления…

Не менее анекдотично и дальнейшее развитие. Кто на этом саммите оказался больше всех обеспокоен «кризисом свободы торговли»? Думаете, США? Никоим образом. Нет — Россия! Наш президент обеспокоен в современном мире именно этой проблемой. Как будто и впрямь развитие России зависит исключительно от того, будет ли наш чахлый «Супер-Джет» истинно на равных конкурировать с «Боингом»! Притом, что американские корпорации берут почти неограниченные кредиты на развитие под пару процентов годовых, а наши — либо за рубежом, но на дополнительных ограничительных (для истинно самостоятельного развития) условиях, либо у себя, но чуть ли не на порядок дороже…

Так зачем же нашему президенту в этих условиях «свобода торговли»? Наконец, и это прояснилось. Оказывается, все ради родной страны — ради нового направления ее развития. Каковым оказывается превращение самой большой страны в мире, ресурсно и энерго избыточной, да еще и с остатками прежнего великого научно-технологического потенциала в … транзитный коридор для доставки грузов из Юго-Восточной Азии в Европу и обратно.

Любопытно, что против этой идеи у нас не выступает никто — всем почему-то кажется, что это для нашей страны — благо. Но такое ли это уже благо?

Начну с того, что всякие расчеты грузопотоков и их стоимости приводят к потрясающим воображение «доходам», которые получит наша страна от такого транзита — чуть ли не до двадцати миллиардов долларов в год. Но что такое эти, уж извините, крохи — по сравнению даже с нашим нынешним ВВП? Притом, что для реализации проекта нужно предварительно вложить в транспортный коридор многие сотни миллиардов долларов. И тогда возвращаемся к изначальному вопросу об окупаемости инфраструктуры — если она когда-нибудь и окупится, то для кого?

Далее: все эти расчеты — исходя из нынешних объемов грузопотоков и нынешней стоимости доставки морем. Но, во-первых, конкуренты-транспортировщики морем по всей цепочке тоже не будут дремать и, при возникновении конкурента, готовы будут и еще ужаться (притом что доставка морем — вообще в принципе самая дешевая — дешевле, чем по железной дороге). Во-вторых, а кто вообще гарантирует сохранение объемов перевозок между Европой и Азией на длительную перспективу? Мир меняется — будет меняться и товарооборот. Юго-Восточная Азия становится все более самодостаточной, в то время как Европа испытывает все большие трудности и, весьма вероятно, будет беднеть. Так сохранится ли в принципе необходимость в таких объемах грузоперевозок?

Наконец, стоит рассматривать и альтернативные направления развития. А альтернатива такова: либо вкладывать ресурсы в свое собственное интенсивное промышленное и технологическое развитие (отказываясь, разумеется, от требований ВТО), либо те же ресурсы, которые уже не пойдут в этом случае на собственное технологическое развитие, вложить лишь в транзитную транспортную инфраструктуру. Что здесь принципиально важно: в первом случае вы повышаете степень своей самодостаточности и независимости. Во втором — добровольно отказываетесь от независимости, садитесь еще на одну «иглу» — теперь уже транзитную. Превращаетесь в такую своеобразную «большую Украину» (супер-рантье — великий транзитер), но только в обход которой и изначально уже есть трубопроводы… И тогда о какой самостоятельности при принятии любого вопроса вообще говорить? Будете себя плохо вести (например, накладывать в Совбезе ООН вето на решение об уничтожении очередного врага Запада) — отключим транзит…

Да-а-а… Стоило столько мусолить вопрос о том, чтобы, наконец, «слезть с нефтегазовой иглы» — и все ради того, чтобы тут же добровольно подсесть на иглу другую — транзитную…

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня