Общество

«Интим и киллерство не предлагать»

В Самаре скоро некому будет делать операции на сердце. Из-за низких зарплат увольняется медперсонал

  
89

Здоровье детей из Самарской области, страдающих врожденным пороком сердца, может оказаться под угрозой из-за кадровых проблем в областном клиническом кардиологическом диспансере (СОККОД), сообщает портал «Медновости» со ссылкой на местную интернет-газету «Парк Гагарина». Недовольные маленькой зарплатой медики просто уходят. Только за лето работу в отделении детской реанимации и интенсивной терапии оставили десять медицинских сестер. А в начале этой недели заявления об увольнении одновременно написали три врача-реаниматолога.

«После ухода трех из имеющихся в наличии восьми врачей, отделение, скорее всего, не сможет проводить операции детям с врожденными пороками сердца», — предположил один из написавших заявление об уходе, врач анестезиолог-реаниматолог Петр Тощев.

Массовый исход специалистов он связывает с введением новой системы оплаты труда в отрасли. По словам Тощева, после перехода на новую систему руководство учреждения обещало 15-процентное повышение окладов. Реально же зарплата уменьшилась более чем на 20% (оклад врача в настоящее время составляет около 4,5 тыс. рублей). Кроме того, врачи не могут просчитать, сколько они будут получать ежемесячно, и, соответственно, не имеют возможности планировать свою жизнь и жизнь своих родных.

«Всю весну мы ожидали выплат, обещанных после пересчета на новые тарифы денег. Но не только не дождались, но и были поставлены в известность, что не выполняем план», — говорит Тощев.

Впрочем, в беседе с корреспондентом «СП» самарский доктор-бунтарь пояснил, что дело не только в его финансовом благосостоянии:

— Надо, конечно, понимать, что 4,5 тысячи — это стартовая ставка, по которой идут различные начисления: скажем, 30% - за стаж, 1,2 — повышающий коэффициент и т. д. И, наверное, не было бы материальных оснований лично нам сильно шевелиться, получая 25−40 тысяч рублей в месяц. Но, во-первых, это нерегулярные выплаты — мы не знаем каждый раз, что получим, а, во-вторых, в этой ситуации нас лишают медсестер.

«СП»: — Каким же образом?

— Медсестры работают по триста часов в месяц — это почти 1,8 ставки. Получают при таком изматывающем графике — до 7 тысяч рублей. А ведь работа у них крайне тяжелая. Это не поликлиника, это не бумажки перебирать или здоровых детишек пеленать. Медсестры сутками не отходят от больных, весь день на ногах. Варикоз у них через три года — у молодых-то девчонок. Но денег достойных не платят. И они решают, что, наверное, не стоит убиваться на этой работе. За лето ушло 10 медсестер, осталось 13. Притом что в штатном расписании — 29. А с тринадцатью тяжело работать — это я вам как ночной работник, как часто дежурящий врач говорю. Думаете, те, что ушли, просто не поняли своего счастья? Нет, они проголосовали ногами. Но ведь администрация, как водится, старается показать, что ситуация под контролем: никакого кризиса, все хорошо, Самара не лишится кардиохирургической помощи.

«СП»: — А кризис, вы считаете, есть?

— Если три врача из восьми уходят… Мы даже не покрываем штат дежурных врачей: круглосуточно в отделении должен находиться как минимум один врач. Сколько они проработают в таком режиме, прежде чем уйти в частную клинику? Или уехать в родной город, где не надо снимать квартиру? Возможно, еще какое-то время прикрыть наготу получится, принудительно пригласив врачей из «взрослого» отделения. Или привлекая ординаторов, которых начнут спешно обучать (а я вас уверяю, это крайне сложно в нашей специальности). Будут, без сомнения, рекрутированы какие-то ресурсы. Министерство, наверняка, будет привлечено. Только вот за последние два года в отделение пришел всего один новый врач…

«СП»: — Ну, а в вашем демарше какой смысл?

— Обычно, к сожалению, у нас каждый в одиночку принимает решение. Подумает: эта «бодяга» надоела, пойду-ка я в другое место. Уходит. А это означает, что работа, которую он делал, перекладывается на плечи других. И из-за этой переложенной доли, как правило, еще меньше оплачивается. В медицине — не только в нашем кардиоцентре, не только в кардиологии, не только в Самаре — сплошь ситуация кадрированная. Это когда меньшее число сотрудников выполняет работу большего и, как правило, эти 0,5−0,75 ставки оплачивают хреново. А здесь ситуация такая: впервые нам (профсоюз у нас, к сожалению, тоже парадный) удалось как-то сплотиться. В медицине ведь запрещены забастовки: мы можем только попросить что-то у доброго «царя-батюшки» главного врача, но обычно это не приводит к результату. Сейчас появился шанс хоть как-то обозначить, не нарушая закона, что мы не согласны с этой крайне непрозрачной системой.

«СП»: — Давления со стороны начальства не боитесь?

— Думаю, что это будет непременным условием. Но надеюсь выдержать. Мне просто нечего терять и уже не страшно.

«СП» несколько раз пыталась связаться с главным врачом ГУЗ «Самарский областной клинический кардиологический диспансер» Сергеем Хохлуновым, чтобы узнать его мнение о сложившейся ситуации, однако в приемной все время говорили, что он занят.

Между тем, в региональном Министерстве здравоохранения нам подтвердили, что трое сотрудников отделения детской реанимации и интенсивной терапии СОККД на данный момент подали заявления об уходе. Однако там уверены, что это «не отразится на качестве оказания медицинской помощи детям».

«Отделение детской реанимации и интенсивной терапии развернуто в СОККД на 6 коек. Данный коечный фонд в полной мере охватывает текущую потребность в детских реанимационных койках, — отмечается в официальном заявлении Минздрава, предоставленном „СП“ руководителем пресс-службы ведомства Игорем Волынкиным. — Работа данного отделения на 95% зависит от объема оперативных вмешательств в рамках оказания высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП) за счет средств областного и федерального бюджетов. Так, в рамках ВМП за 8 месяцев 2011 года выполнено 228 квот ВМП, за аналогичный период текущего года — 173. Таким образом, нагрузка на отделение снизилась на 24%».

В документе уточняется, что со всеми надбавками и доплатами за 8 месяцев 2011 года средняя заработная плата врача отделения детской реанимации и интенсивной терапии составила 33 369 руб., медицинской сестры — 11 938 руб. За аналогичный период текущего года у врача 31 677 руб., у медицинской сестры — 10 360 руб.

«Таким образом, при снижении нагрузки на отделение на 24%, средняя заработная плата врача снизилась на 5%, медицинской сестры — на 12%», — объясняют в ведомстве.

Чиновники обещают в ближайшее время провести в кардиоцентре административное расследование в связи с возникшей ситуацией.

Тем временем на страничке Петра Тощева «ВКонтакте» вчера вечером появилась запись:

«Ищут работу: бригада из трех детских анестезиологов-реаниматологов. Интим и киллерство не предлагать».

Справка:

Отделение детской реанимации и интенсивной терапии входит в состав центра детской кардиохирургии, который ежегодно оперирует более 300 детей, из них более 200 — с искусственным кровообращением. Это единственное учреждение, которое проводит подобные операции в Самарской области. Более половины оперированных пациентов — дети в возрасте до года. На операции в Самару привозят детей из соседних регионов. В прошлом году особенно много маленьких пациентов было из Западной области Казахстана.

Фото: ИТАР-ТАСС/Льва Федосеева

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Виктор Мураховский

Полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня