Общество

Глянцевая сказка

Фильм «Духless» вышел на экраны

  
157

«Меня зовут Макс. Мне 29 лет, и я хозяин жизни. Точнее, топ-менеджер». Так начинается фильм «Духless» по одноименному роману Сергея Минаева. Фильм о том, как корпоративный киборг, пройдя через очищающие мытарства, с некоторым удивлением обнаруживает в себе что-то человеческое и даже находит настоящую любовь.

Предупреждаю поклонников минаевской прозы: фильм очень сильно «по мотивам». Это само по себе неплохо, потому что в первоисточнике сюжет отсутствует напрочь. Но генетическую связь с романом поддерживают лишь некоторые второстепенные эпизоды.

Фильм начинается с предфинальной сцены: по городу едет мусоровоз, и по полицейской волне проходит приказ его досмотреть. Куда он едет, зачем едет, почему полицейские так интересуются мусоровозом — становится ясно только в конце. Такой закольцованный сюжет — прием немного избитый, но кому-то нравится.

Главный герой (Данила Козловский) из торговца консервами, каким он был в романе, переделался в банкира, точнее, топ-менеджера российско-французского банка. Занят по большей части тем, что отрывается в клубах, позирует на светских вечеринках, дерет телок и нюхает кокс в промышленных масштабах. В свободное от этих духоподъемных занятий время он предается финансовым аферам и корпоративным интригам, мечтает сорвать куш и ввязывается в сомнительную авантюру. И однажды ему является Настоящая Любовь, такая непохожая на него и на этих гламурных кукол, с которыми он прожигал жизнь и носовую перегородку… Юля (Мария Андреева), студентка МГУ и активистка группы леваков-ситуационистов, приводит его к пониманию, что главное в жизни — не деньги (и даже не их количество), а простые человеческие чувства: стремление к справедливости, тяга к приключениям, сострадание, любовь, наконец… В какой-нибудь «Доярке из Хацапетовки» этот моральный мессидж подается тупо в лоб, в «Духless'е», претендующем на интеллектуальный гламур — несколько более изысканно.

Общее впечатление от картины: все несколько суматошно. Порой создается впечатление, что все персонажи — под амфетаминами. Должно быть, так создатели передавали бешеный ритм жизни гламурных чуваков. Эпизоды короче, чем у Минаева (если сравнивать с кусками романа, попавшими в кино). В большинстве случаев это уместно, потому что в первоисточнике много болтовни и размышлизмов. Но вот, например, сцену в клубе, когда главгероя приняли с порошком, и последующие издевательства в ментовской машине можно было бы оставить без изменения. Вполне динамичный кусочек. А некоторые эпизоды настолько короткие, что фильм напоминает нарезку клипов.

Кастинг — на четверку. Некоторые эпизодические актеры подобраны просто великолепно. Например, опера Госнаркоконтроля, которые в упоминавшейся выше сцене принимают Макса и его партнера в клубном сортире, где они решили понюхать белого — настоящие орки, им бы в личную гвардию Саурона! Нянечка в детской больнице тоже классная: респект актрисе, скорчившей кислый косоротый хлебальник. Так, с точки зрения продвинутых чуваков, и должны выглядеть эти чмошные бюджетники.

Главный герой тоже выглядит вполне убедительно. Не слюнтяй из-под мамашиной юбки, которого друг дядиного сокурсника пристроил на хлебное место, и не перековавшийся в клерка гопник. Этакий корпоративный волк, которым воображают себя читатели Минаева. Модный, продвинутый, сильный, умный… хотя и «сильно умный» о нем не скажешь, но это и к лучшему. Немного рефлексирует, но, когда надо, умеет собраться и показать зубы.

Product-placement, этот бич российского кино нулевых, над которым устали смеяться кинокритики, которым обильно грешил и Минаев, в фильме сведен к допустимому минимуму. Так, пара-тройка автомобильных брендов, один газетный бренд, еще кое-что по мелочи, притом довольно ненавязчиво.

Впрочем, самый главный бренд России там продвинут мощно. Речь идет об эпизоде, где Макс с петербургским приятелем сидят на веранде и курят… эээмм, кальян. Постепенно петербуржец отключается, а к Максу прилетает Супермен.

«Знаешь, что ты делаешь, когда ты куришь анашу? Ты помогаешь мировому терроризму!» — строго выговаривает прибалдевшему менеджеру Супермен, похожий на Первое Лицо до степени смешения.

Сцена с явлением Супермена стабильно вызывает в зале хохот. Действительно, смешно. И где-нибудь на загнивающем Западе такой сюжетный ход бы расценили как тонкий троллинг, но в наших суверенно-демократических реалиях это называется «глубокий с проглотом». Ни для кого не секрет, что Владимир Владимирович по-восточному любит лесть. И, судя по всему, на полном серьезе считает себя суперменом.

Самое слабое место картины — все слишком выглажено, стерильно, как в рекламном ролике. Даже исходный роман, который многие считали, мягко говоря, далеким от жизненных реалий, на фоне фильма кажется более честным. Бубнящий, как бабка, минаевский герой-рассказчик был искренним в своем презрении к миру. К этим совкам-валенкам из Замкадья, к этой гопоте, которая пыжится изобразить из себя модных чуваков и акул бизнеса. К лохушкам-дешевкам, которые возомнили себя гламурными суками, rich-n-beautiful, мать их. А уж пролетариат, который мельтешит где-то поодаль, и вовсе вызывает у него брезгливость: это не просто лузеры с амбицией, это вообще… не вполне люди.

А фильм — это каскады глянца. Даже после пробуждения на помойке главный герой волшебным образом оказывается чистеньким и свеженьким. Даже экстремисты, которых в книге герой-рассказчик жестко троллит за неприспособленность к жизни, в кино выглядят вполне привлекательно. Красивые девки, крепкие парни рассекают на добротном минивэне, устраивают артистичные (хотя и придурочные, по большей части) «акции прямого действия».

Вообще, экстремистская линия сюжета является наиболее неудачной. Во-первых, на настоящих экстремистов они похожи не больше, чем подельники Кармен — на настоящих контрабандистов. Поверьте человеку с инфернальной биографией (это не я про себя выдумал, это меня так обрисовала одна провинциальная журналистка, с которой я был знаком): таких экстремистов не бывает. Добавлю, что таких, как изобразил Минаев, я в реальной жизни тоже не видел. Но в романе общение главного героя с политически озабоченной молодежью — проходной эпизод, а в фильме — одна из главных сюжетных линий.

И это неспроста. Наверное, Министерство культуры рекомендовало показать подрастающему поколению, чем должны заниматься правильные политические радикалы. Опереточные экстремисты из фильма «Духless» — просто «кавайные няшки». Никакой социальной или, хуже того, национальной демагогии. Требования этих страшных революционеров ограничиваются лозунгом «Хватит жрать и потреблять!». Эпизод с «массовыми беспорядками», введенный за-ради экшна, выглядит довольно жалко: очевидно, создатели картины имеют весьма смутное представление о том, что это такое. Ничего страшного: ребятишки перебесятся — на баррикадах или в кокаиновых клубах — и станут приличными гражданами Встающей-с-колен. За кадром остается счастливое соединение раскаявшейся революционерки и одухотворенного клерка.

Фото ИТАР-ТАСС/ Сергей Карпов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Павел Салин

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня