Общество

Бороться, а не хлопать дверью

Один из руководителей Левого фронта Леонид Развозжаев не согласен с Михаилом Делягиным

  
93

— Леонид, не так давно экономист, общественный деятель Михаил Делягин объявил о снятии своей кандидатуры на выборах в Координационный Совет, раскритиковав с разных аспектов и их процедуру, и организаторов. Хотелось бы узнать ваше отношение к этому. С какой целью вы идете на выборы?

-Ну, в первую очередь, конечно, чтобы влиять на процесс формирования общественного мнения в гражданском протестном движении. Чтобы предлагать свои идеи, программу, свою альтернативу. Чтобы голос левых сил был услышан — и граждане, наконец, могли проголосовать за тех, чьи идеи разделяют.

Понятно, что не все придерживаются левой идеологии, но таких людей, как вы понимаете, немало. Другое дело, что механизм этих выборов пока несовершенен, нужно было бы получше его проработать, может быть, вообще перенести выборы. Потому что, вы видите, в интернете явно не набирается того количества избирателей, которого мы ожидали. Выходом могло бы быть проведение крупного мероприятия в дни выборов, 20−21 октября. Но пока как-то не верится в такую возможность, потому что есть люди, не заинтересованные в проведении масштабной уличной акции. Сегодня пройдет заседание оргкомитета, где будет принят ряд решений, которые должны прояснить ситуацию (на состоявшемся уже после интервью заседании было решено подать заявку на проведение акции в поддержку выборов в КС на 20−21 октября, на Пушкинской пл., с 12 до 18 часов — прим. ред.).

-Многие сомневаются в том, что результаты выборов в КС будут отражать реальную расстановку сил в российской оппозиции. Сомневаются и в их честности, Делягин назвал некоторых представителей ЦВК «Чуровыми от оппозиции». И как вы оцениваете шансы на выборах представляемых вами левых сил?

-На мой взгляд, во всей этой истории очень много людей заинтересовано в том, чтобы левых в Совете было как можно меньше — причем и кремлевская агитпропаганда, и, конечно, внутри общегражданского движения такие люди есть, но это, я считаю, нормальная ситуация, чаще обусловленная просто конкуренцией в рамках союзнических отношений. А говорить о том, что, вот, дескать, либералы фальсифицируют, я бы не стал — это ведь просто бездоказательно. Другое дело, что есть, конечно, определенные бразды правления, технические какие-то вопросы — о том, кто формирует базу голосующих… Лично мне это не совсем понятно. Но с другой стороны — а что мешало левым консолидироваться, совместно поработать над рекламой, над раскруткой, над прочими вещами? Да, это не совсем наша история, потому что мы изначально предлагали идти только по партийным спискам — пусть там было бы сформировано 20 политических движений, и пусть бы мы соревновались. В такой ситуации левое движение, скорее всего, одержало бы убедительную победу. Но, тем не менее, все равно у нас там есть достойные люди, не нужно так.

И не нужно выставлять людей какими-то адептами, голосами которых можно управлять — это граждане нашей страны, за их точку зрения нужно бороться, себя подавать, более подробно раскрывать свою позицию, чтобы она была понятна всем, в том числе и либералам. Насколько мне известно, как раз недавно смотрел опрос, 85% граждан выступает за национализацию крупных средств производства, нефтяного комплекса в частности, при этом 29% из них считают себя людьми либеральных взглядов. Понятно, что большинство лидеров либерального протеста никогда не произнесет слова «национализация». Если все эти вещи проговаривать, в том числе для избирателей, которые считают себя либералами, то, в конечном счете, они выяснят сами для себя, что они никакие не либералы, а умеренные социалисты или социал-демократы. Поэтому… проблема есть, но поднимать панику, хлопать дверью, обвинять кого-то в узурпации протеста, я бы не стал.

-Есть ли шанс у этого Совета стать действенным органом? Могут ли пройти туда реальные политические активисты, или большей частью там будут заседать медиа-персоны?

-Проблема такая существует, потому что выборы устроены таким образом, что в большей степени там скорее всего действительно будут представлены какие-то медиа-персонажи, которые и так себя чувствуют весьма комфортно в нынешней реальности, кто-то заслуженно, кто-то — не совсем… Я могу вам простой пример привести. На дебатах на «Дожде», я после своего выступления зашел в Твиттер к себе на страницу, и там незнакомая мне женщина, профессор одного университета, написала, что мое выступление ей очень понравилось, что будет теперь за меня голосовать, а следом нашел еще пять комментариев от разных людей, видимо, девушек, все примерно одинакового содержания: вот, мол, у него кофточка некрасивая, поэтому мы будем против голосовать. Они, наверное, Ксюшу Собчак выберут.

Многие избиратели действительно будут голосовать за форму, а не за содержание, и это может стать проблемой. Нам нужно было лучше мобилизовать электорат левого движения. Но, опять-таки, никакой трагедии в этом я не вижу. Протест есть, люди будут выходить на улицу, и если либералы не захотят работать с уличным протестом, левые все равно будут выходить, кто-то другой будет выходить… А если общественного подъема не будет, то никто не сможет людей как-то искусственно поднять. Будь то левые или правые. Так что надо спокойно, философски к этому всему относится.

-А каково ваше впечатление от предвыборных дебатов на «Дожде»? Такой жесткий временной формат вас не смутил?

-Конечно, чтобы нормально представить свою точку зрения, времени очень мало. Поэтому на дебатах больше срабатывал эффект того, какую структуру представляет тот или иной кандидат. Раскручен он, или нет. Понятно, что если он представляет структуру, близкую к интернет-сообществу, которое и регистрировались в качестве избирателей, например, близкую к проекту «Роспил» Алексея Навального, то люди автоматически, особо не разбираясь, голосуют за них. Были ведь случаи, когда в дебатах побеждали известные люди, которые вообще в них не участвовали. Поэтому тут работают все эти стереотипы, все это, так сказать, наследие прошлого.

-Не могу не спросить вас об «Анатомии протеста-2», вышедшей на телеканале «НТВ» в минувшие выходные. Какова была ваша реакция от увиденного, и как бы вы могли прокомментировать эпизоды с вашим участием и участием ваших соратников по «Левому фронту», в том числе, Сергея Удальцова, где вы якобы ведете переговоры с грузинским «конструктором цветных революций» Гиви Таргамадзе?

-Поверите или нет, но, честно говоря, я до сих пор еще не смотрел этот фильм. У меня в последнее время такая загруженность, что я просто физически это сделать не успел. Я видел только какие-то отдельные кадры, смутно видел какую-то встречу, какие-то разговоры, но, безусловно, в той интерпретации, в которой все это преподносит НТВ, представители провластной партии, ничего подобного не было и быть не могло. Я вам просто одно могу сказать, я живу в Москве, я дома, вы мне сейчас дозвонились, все нормально — это подтверждение того, что я на связи, никуда не собираюсь уезжать. Нас там пугают тем, что не выпустят из страны… Я не чувствую за собой никакой вины, никаких противоправных действий я не совершал, и авторам фильма это прекрасно известно. Ну, собственно говоря, поэтому они закончили свой фильм угрозами, что если мы будем подавать в суд, то они там что-то еще опубликуют. На самом деле это обыкновенный шантаж, по моему мнению. И при хорошей юридической подготовке, если мы соберемся подавать в суд на авторов «Анатомии», то, безусловно, нас ждет в этом деле победа.

-Сергей Удальцов, комментируя увиденное, заявил, что этот фильм — предвестник новых репрессий. И вот мы видим, что генпрокурор Чайка дал поручение проверить факты, изложенные в «Анатомии», что лидер ЛДПР Жириновский уже призвал «упечь в тюрьму на долгие годы» лидера «Левого фронта». Каких последствий вы ожидаете?

-Ну, Жириновский — известный служитель кремлевского режима. Он высказывается подобным образом в адрес Удальцова уже не первый год. Я думаю, на данный момент идет в большей степени психологическое давление. Мне постоянно звонят родственники, расспрашивают, задают неприятные вопросы. Все это, конечно, срабатывает, стоит признаться. Но думаю, если действительно будут какие-то репрессии, российское общество в отношении к власти это только ожесточит.

По сообщению «Новой газеты», Леонид Развозжаев вызван на допрос в Следственный комитет по поводу содержащихся в фильме «Анатомия протеста-2» материалов. Допрос состоится 11 октября.

Фото: РИА Новости/Алексей Куденко

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня