Общество

Хоть плати, хоть не плати

Все равно будешь стоять в пробке

  
39

Три года назад тогдашний президент РФ Дмитрий Медведев подписал закон № 145 «О Государственной компании «Российские автомобильные дороги». Как сообщалось, смысл новой президентской инициативы заключался в том, чтобы создать компанию, которая бы занялась дорожным хозяйством страны. Государственная структура наделялась правами проектирования, строительства, капитального ремонта и содержания автомобильных дорог.

В 2011 этой компании в управление была передана практически готовая федеральная трасса М4 Дон. И Автодор принялся за работу.

… Я подъезжаю к первому в Московской области платному, значит, и обустроенному по самым современным требованиям участку дороги М4 Дон. Какие же удобства, предоставляемые водителям, мне тут встретились?

Многочисленные информационные щиты, выставленные на обочине, известили: проезд на легковушке мне обойдется в 30 рублей. Выходит, примерно, рубль за километр.

Порылся в карманах. Купюры достоинством менее 50 рублей у меня не обнаружилось. Подъезжаю к кассе, останавливаюсь перед закрытым шлагбаумом. Из будки с грохотом выдвигается специальный лоток, сработанный из нержавеющей стали. Кладу в него свой пятидесятник. Он мгновенно исчезает за стеной затемненного стекла. Кассирша пробила чек и выдала сдачу. Я протянул руку и обнаружил, что лоток расположен слишком высоко, чтобы заглянуть в него, сидя в кабине легкового автомобиля. Пришлось вслепую шарить по дну лотка рукой. Наконец удалось нащупать какую-то мелочь. Быстро ее выгребаю. За спиной уже раздаются нетерпеливые гудки стоящих сзади. Трогаюсь с места под поднятый шлагбаум и одновременно пытаюсь понять, сколько у меня в руке медяшек. На первый взгляд их достаточно много. Но в основном все десятикопеечные. Колеса авто уже намотали несколько километров, когда я подсчитал сумму. Простая арифметика говорит: в руке должно быть 20 рублей. Однако на самом деле оказалось всего рублей одиннадцать. Где остальные, до сих пор гадаю. То ли остались на дне лотка, то ли кассирша мне их недодала с самого начала. Возвращаться назад и выяснять отношения с кассиршей нет никакой возможности — на дороге, как и положено на платной трассе, нет ни места для остановок, ни поворотов, ни разворотов. Только вперед и с песней!..

На обратном пути в голове созрел коварный план отплатить сборщику подати тем же — набрал тридцать рублей мелочью, и думаю: пусть-ка он теперь тоже посчитает…

Заехал в бокс, остановился перед опущенным шлагбаумом, высыпал в выдвинувшийся кассовый лоток мелочь и стал ждать, пока кассир ее пересчитает, выбьет чек и откроет мне путь. Процесс затянулся, и стоящие сзади меня водители стали давить на клаксоны. Шлагбаум поднялся, и я тронулся, испытывая сладкое чувство удавшегося возмездия.

Однако мое торжество длилось не долго. Оно испарилось, как только я миновал последние метры платного участка. Навстречу мне потянулась длиннющая очередь, стоящих в пробке автомобилей. И так продолжалось с десяток километров, а то и больше. Если, подумалось, каждый из водителей, как и я, будет оплачивать проезд мелочью, то стояние перед платным участком дороги Дон, претендующим на цивилизованность, может длиться неделями.

Да, моя шутка оказалась не совсем уместной. Но как же быть, если пропускные пункты при въезде на платный участок оборудованы таким образом, что кассир имеет возможность объегоривать водителей по полной программе. Выходит, и на этот раз хотели как лучше, а получилось как всегда…

Машина накручивала километры, а чувство озабоченности по мере приближения к Москве только усиливалось.

Трасса М4 Дон соединяет столицу с югом России. Тут всегда тесно, всегда много машин. Именно по этой трассе груженые фуры доставляют фрукты и овощи в столицу, а горожане по ней отправляются в отпуск на юга. О дачниках я уж вообще не говорю.

Движение по трассе, кроме всего прочего, осложняется бесконечными ремонтами и реконструкциями, которые ведутся тут в режиме «нон стоп» буквально с момента ее запуска. Поэтому передвигаться по магистрали всегда крайне проблематично. И, как выяснилось, организация платного движения на дороге Дон эту проблему существенно усугубила.

Проще говоря, спрос на проезд по маршруту М4 очень высокий. Но в условиях рыночной экономики дефицитов не может быть по определению. А это значит, что в скором времени плата за въезд в дорожную цивилизацию наверняка подскочит. Короче, спрос приведут в соответствие с предложением. Следовательно, пользоваться цивилизованной автомагистралью смогут только избранные, то есть те, кто не привык считать сдачу. Лишь они будут разъезжать по М4 с ветерком. Остальным останется прекрасная возможность стоять по-прежнему в бесконечных пробках на старой Каширке и пересчитывать мелочь в своих карманах.

Но самое интересное, такой дефицит транспортных возможностей создается искусственно. Никаких объективных условий для него нет. Ведь сама по себе трасса спроектирована неплохо. Она проходит мимо населенных пунктов. На ней нет примыканий и перекрестков. В законченном, достроенном виде эта автомагистраль вполне могла бы стать дорогой с бесперебойным движением. Но…

А теперь попробуйте найти несколько отличий между средневековым феодалом и современным российским Автодором. Первый, как известно, строил замки возле переправ, мостов и тесных ущелий. Хочешь по ним двигаться, плати. А у тех, кто не соглашался раскошеливаться, все добро отбирали силой. Конечно, наш Автодор ведет себя куда цивилизованней. Он не грабит в открытую. Однако по феодальному не оставляет выбора — хоть плати, хоть не плати, все равно будешь стоять в пробке.

Водитель в цивилизованном государстве платит за услуги, предоставляемые ему в пути, а не за возможность двигаться в том или ином направлении. У нас же пока что это не получается.

На том же платном участке трассы М4 асфальт уложен так, что езда по нему напоминает движение по стиральной доске, сделанной из рифленой жести. Между тем для скоростных трасс это недопустимо, поскольку на таком участке волей-неволей жмешь на тормоз.

Кстати, М4 проходит мимо села Ям. Это название красноречиво говорит о его древности. Ямы были учреждены ханами Золотой Орды. После распада империи Чингисхана ямская система досталась нам в наследство. И веками оставалась государственной. Ни один феодал не имел права безнаказанно перекрывать дороги с целью личного обогащения. Правда, со времен монголов они у нас, похоже, ни разу и не ремонтировались, но это другой разговор. Но сегодня-то мы от проклятой азиатчины стараемся отделаться всеми силами. У нас торжество западной цивилизации. Так что раскошеливайтесь, граждане!

Фото ИТАР-ТАСС/ Артем Коротаев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня