18+
суббота, 18 ноября
Общество

Есть такая партия!

Герман Садулаев о наследии социализма

  
450

В годовщину Великой Октябрьской революции хочется обратиться к наследию советского социализма, разобрать одно из распространенных заблуждений относительно советской жизни и оценить современное состояние политических идей в российском обществе. Российскую власть характеризуют как центристскую или праволиберальную по своим убеждениям, но есть сильное подозрение, что это не так, и никаких убеждений там нет совсем, а есть «полторы тысячи ювелирных изделий», найденных при обыске у протеже бывшего министра обороны, и так далее; то есть никакой идеологии, только бизнес. В так называемой «оппозиции» выделяются как самые «медийные» наши либералы вообще, условно говоря, партия «за Ходорковского», хотя большинству российского населения, да и протестных масс, на Ходорковского как-то все равно. Либерализм для России — вчерашний день, горький опыт краха и беспредела, поэтому никаких шансов у либеральной идеологии нет. Поэтому, если вдруг у России когда-нибудь снова появится власть, которой понадобится какая-нибудь идеология, то выбор будет между социализмом и национализмом. Однако, как будет показано ниже, «национализм» — это иллюзорный выбор; по сути, ориентация на «национализм» есть тот же самый набивший оскомину праволиберальный буржуазный строй.

Националисты, включая «просвещенных националистов», «консерваторов», часто претендуют на то, что якобы нашли некий «третий путь» между правым и левым, между капитализмом и социализмом, между буржуазной идеологией и народной волей. Но так уж устроено Богом в этом мире, что все симметрично: есть мужчины и женщины, есть верх и низ, есть левое и правое полушария головного мозга, руки, ноги. А «третий пол» — это извращение. Или если у человека вдруг вырастет из живота третья, средняя рука или нога, то никакого полезного применения ей не найдется, разве что показывать уродца на ярмарках и брать деньги с зевак.

В экономической, политической и общественной жизни страны может быть только два вектора. Важнейшие отрасли промышленности можно либо национализировать, либо приватизировать. Образование можно устроить либо как всеобщее и бесплатное, либо как коммерческое и привилегированное. Здравоохранение можно учредить либо как государственное, гуманистическое и общедоступное, либо как частное, включая страховое, основанное на принципе получения прибыли. Каждое конкретное состояние рассматриваемого объекта может находиться на той или иной координате ближе или дальше по отношению к абсолютным полюсам, но вектора только два: в сторону социализма или в сторону капитализма.

Конечно, можно еще просто развалить промышленность, образование, здравоохранение, оборону и все остальное. Но это не левый, не правый, не «третий» путь, а беспутье.

За всеми претензиями «консерваторов» и прочих националистов на открытие «третьего пути» в экономике обычно стоит банальная и дешевенькая апология все того же капитализма, только капитализма неразвитого, рассматриваемого через призму интересов мелкой буржуазии; либо прямо утопического «национально-ориентированного капитализма». Националистам забыли сообщить, что последний национально-ориентированный капиталист умер от отчаяния и голода на пороге своей обанкротившейся сапожной мастерской в пригороде Вены, столицы Австро-Венгрии, в 1895 году. Звали его Авраам Кац. После смерти Каца буквально и поговорить о национально-ориентированном капитализме не с кем; есть только космополитический, мультинациональный и мультибрендовый, многоголовый и многоликий, вездесущий и всепроникающий финансовый капитализм. Мелкими служками которого и выступают все националисты, включая самых начитанных — «консерваторов».

При этом абсолютно все благие прожекты и пожелания националистов, включая национальную солидарность, сохранение культурного кода, участие в распределении национальных богатств по праву рождения и прочие, осуществимы только и исключительно при условии выбора социалистической ориентации для развития страны. По сути, все, чем прельщают публику «консерваторы» — самоочевидная часть программы любой вменяемой и реалистичной коммунистической или социалистической партии. Однако мечты националистов — химеры в условиях общества, основанного на капиталистической эксплуатации. А социалисты имеют четкий план действий. Как, например, чтобы развернуть движение прогресса к благу народа, чего хотят и социалисты, и националисты, в наших условиях необходимо отменить результаты приватизации народного хозяйства СССР и национализировать ведущие отрасли промышленности. Иначе никак. Иначе все — только лозунги и благоглупости. И «левые» говорят об этом прямо, а «правые» юлят и все тщатся воскресить Авраама Каца, национально-ориентированного олигарха, который по доброте и сознательности с барского плеча профинансирует национальное возрождение.

Пару лет назад я написал большую статью для сборника «Марш, марш правой! Родина, нация, социализм». Статья называется «Социализм — это национализм» и посвящена подробной критике «Манифеста русского национализма». Повторять все тезисы статьи не буду, при желании читатели смогут к ней обратиться. Но один пункт в вечном споре славян между собою, то есть правых и левых славян, побуждает меня высказаться особо. Это общее место про заслуги и равенство. Настолько общее, что уже, право, надоело терпеть явную ложь и настойчивое распространение иллюзий, не основанных ни на чем. Социализму, коммунизму и левой идее вообще настойчиво приписывают создание такой общественной и экономической системы, при которой ленивые, алкоголики, преступники, социальные паразиты и иждивенцы жили так же хорошо (или так же плохо), как трудолюбивые и творческие люди. Это почти прямая цитата из любого критика социализма. И люди поверили в эту ложь. Считается само собой разумеющимся, что социалисты и коммунисты являются апологетами «уравниловки», что «левые» настаивают именно та том, чтобы лентяи и алкоголики жили не хуже академиков и работяг, а «правые» за вознаграждение «по заслугам». И вот мне дико интересно: на чем основано это оригинальное убеждение? Где они это прочли? В переписке Энгельса с Каутским?

Может, лозунгом социализма было «От каждого по барабану, всем одинаково»? Нет. Я точно помню, что заявленным принципом советского социализма была максима «от каждого по способностям, каждому по труду». По труду — то есть по вкладу в общественную пользу, по заслугам! И даже провозглашенный заветной целью коммунизм не обещал стать раем для тунеядцев. Помните? «От каждого по способностям, каждому по потребностям». По потребностям, а не поровну! Художнику нужны для творчества краски, скульптору — мрамор, а изобретателю — лаборатория. Значит, каждый получит то, что ему нужно. Нигде не было сказано, что при коммунизме дадут всем поровну красок, мрамора и лабораторий.

Не находим мы в теории социализма и коммунизма ни одного обоснования уравниловки и поддержки социального паразитизма. Тогда, может, в исторической практике есть показательные примеры?

Грандиозным историческим опытом практического воплощения идей социализма была советская жизнь, то есть устройство бытия в СССР, особенно в пору его расцвета, в период примерно с 1950-го по 1980-й годы. Да, это был социализм, не тождественный теоретическим выкладкам и «наследию марксизма-ленинизма», зато это был реальный общественный строй, а не бумажная фикция. И, кстати, это был русский социализм. Конкретное воплощение социалистических идей всегда форматировано национальной культурой, и в Китае, конечно, китайский социализм, а на Кубе — кубинский. Так вот, был ли советский социализм царством недифференцированного благополучия, равенства алкоголиков и тунеядцев со стахановцами и прочими ударниками социалистического труда?

На самом деле, если отбросить лозунги, декларации и прочую говорильню, которой сопровождал себя советский строй, как сопровождает себя и всякий другой, то мы увидим ясно и отчетливо: советский социализм был кастовой системой, построенной на строгой меритократии. И всё. Никакого «равенства» в смысле уравниловки и одинаковости никогда не было. Потому что Бог создал людей разными.

Это была именно кастовая система, учитывающая разницу в природных склонностях и способностях индивидов. И «профессиональная ориентация» осуществлялась на всех этапах системы образования. Качественный кастовый отбор был главной целью образовательного процесса. С 8-го класса в ПТУ отсеивались будущие рабочие. Претенденты на вхождение в касты управленцев и интеллектуалов продолжали образование до 10 класса, а далее, в соответствии с уровнем способностей, могли поступить в ВУЗ. Кроме того, для выявления потенциальных лидеров и организаторов существовали пионерия и комсомол; так что судьба человека определялась достаточно жестко с самых ранних лет. Повторяю: по его способностям, наклонностям и активности.

Касты естественны для любого общества, потому что такова природа людей, каждый человек наиболее склонен к одному из 4-х видов деятельности: физический труд, коммерция, управление или интеллектуальный труд. Но в отличие от эксплуататорских обществ, где одни касты угнетают другие, в социалистической кастовой системе действительно «каждый труд почетен». Все работы хороши — выбирай на вкус. Это не просто лозунг или декларация, это установка системы мотивации труда, при которой вознаграждение во всех его видах зависело не от принадлежности к той или иной профессии или касте, а от реальных и конкретных достижений, заслуг данного индивида на своем поприще. Поэтому квалифицированный и трудолюбивый комбайнер получал гораздо больше настоящих денег, а также славы и прочих поощрений, например, в виде избрания депутатом, чем средний и ничем не отличившийся чиновник. То есть по личным заслугам рабочий мог оказаться фактически выше профессионального управленца. Строгая и бескомпромиссная меритократия!

Никакой уравниловки в СССР не было, разве только по недосмотру. Идея была в вознаграждении каждого в соответствии с его трудом и общественной значимостью результатов такового. Поэтому разнорабочий получал 80 рублей в месяц, а академик — 800 рублей. Десятикратная разница в доходах — это серьезно и вместе с тем достаточно. Общеизвестно, что умеренная разница в доходах мотивирует членов общества к соревнованию, к активной позиции в жизни, а неумеренная — демотивирует и порождает тупость, лень, апатию. Каждому понятно, что сверхдоходы никак не коррелируют с общественной пользой. Если кто-то получает в 10 000 раз больше, чем врач, то на чем зиждется такая «оценка» его значимости? Он что, изобрел лекарство от рака, которое ежедневно спасает 10 000 и более людей от страданий и смерти?

Правда в том, что всех надо поддерживать, даже слабых и ленивых. Это не значит, что они должны жить так же хорошо, как ударники труда. Но человеческий минимум должен быть обеспечен каждому. Чтобы никто не ночевал на теплых люках канализации, где его отлавливают цыгане и, отрезав ноги циркулярной пилой, накачав синтетическими наркотиками и обрядив в «камуфляж», ставят собирать «милостыню» в подземный переход. Почему? Да потому что каждый — человек, и все мы братья. Считается, что «левые» — это такие коллективисты, игнорирующие права личности, а «правые» — они за индивидуальные права и свободы. Но получается, что только «левые» понимают: человеческая жизнь имеет ценность сама по себе, даже если не доставляет гешефта; а «правые» склонны обречь на вымирание всех, кто «не приносит пользы».

Крах СССР, о котором мне, наверное, тут же напомнят, случился не из-за неверности идей, в частности, о меритократической кастовой системе, а из-за предательства и отхода от верного пути. Деградация кастового общества стремительно происходит там, где принцип склонностей, способностей и заслуг заменяется принципом рождения в определенной семье. Это они, сынки номенклатуры, вошедшие в управление вторым поколением, не отобранные образовательной сегрегацией, а получившие места «по блату», в нарушение принципов социалистического строя, оказались либо предателями, либо вахлаками, неспособными защитить советскую власть.

Наши русские «националисты» и «консерваторы», в принципе, согласны со всеми установками «социал-демократии». Кроме акцента на «защиту маргиналов и экстремистов». Но ведь очевидно, что маргинальное в обществе в целом и для левого движения — маргинально. Самая крупная партия левой, социалистической и коммунистической ориентации — КПРФ — в программных документах ясно и четко провозглашает патриотизм, народную солидарность, духовность. Опору на семейные ценности, на традиционные религии и все прочее, что составляет идейную основу российского бытия. Да, опять-таки «неклассический» — это «марксизм» и социализм. Зато — реальный и русский. Так что есть у нас такая партия, представляющая взгляды и интересы абсолютного большинства российского населения, снова и опять есть. А если кому-то просто нравится само слово «консерватизм», он может лично для себя расшифровывать КПРФ как «Консервативная Партия Российской Федерации» — в реальной и позитивной части программ искренние «консерваторы-националисты» и коммунисты совпадают слово в слово.

Фото: РИА Новости/Валерий Левитин

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня