Общество

К Кагарлицкому пришли с обыском

Следователи нанесли визит в дом известного политолога, когда он был в Берлине

  
29

В среду около семи часов утра в квартиру директора Института проблем глобализации и социальных движений Бориса Кагарлицкого для проведения обыска нагрянула группа следователей. Дверь, как рассказал «СП» сам политолог, им открыла его 15-летняя дочь Ксения.

«СП»: — Борис Юльевич, всего неделю назад вас приглашали в Следственный комитет для дачи показаний по делу об акциях протеста 6 мая на Болотной площади в Москве. Этот визит следователей связан с этим делом?

— Моей дочери они сообщили, что, действительно, обыск осуществляется в рамках этого дела. По факту пятеро сотрудников Следственного комитета совершили изъятие двух листовок и одного значка из моей коллекции, которым уже много лет. Я хранил эти предметы дома просто для памяти, и никаких символов или призывов, связанных с экстремизмом, они не содержат. Кроме того, следователи прошли по дому, попросили открыть шкафы, осмотрели компьютер, на котором я не работаю, и удалились.

«СП»: — В чем был смысл этого мероприятия?

— С моей точки зрения, это совершенно нерациональная акция. Когда на прошлой неделе я давал показания в Следственном комитете, мы очень мило побеседовали, культурно, доброжелательно. И, на всякий случай, прощаясь, я предупредил, что с 3 по 7 ноября этого года я планирую находиться в Германии, в Берлине. Понятно же, что совершенно бессмысленно приходить ко мне проводить допрос и искать компромат в то время, когда меня гарантированно нет дома, когда заранее понятно, что свой рабочий ноутбук со всеми записями и наработками я возьму в деловую поездку за рубеж. То есть было понятно, что изымать, собственно, и нечего. Да и ставь следователи задачу обнаружить что-либо, компрометирующее меня, необходимо было бы проводить обыск одновременно с моим допросом в Следственном комитете, либо даже раньше него. Поскольку совершенно очевидно, что, спустя неделю после допроса, пребывая в ожидании визита сотрудников правоохранительных структур, любой подозреваемый вывез бы или уничтожил все компрометирующие материалы.

«СП»: — Может быть, это была акция устрашения вас?

— Я совершенно не верю ни в какие замыслы меня запугать. Ну что я мальчик, что ли? Пришли ко мне порыться в вещах, и я весь перепугаюсь и дрогну? Ну, несерьезно это. Я также совершенно уверен, что нет никакого намерения со стороны тех, кто назначал эту акцию, оказать на меня политическое давление или наказать за политическую активность. Более того, само поведение следователей говорило о том, что они и не стремятся что-либо найти или узнать. Вели себя, по словам моей дочери, как люди, которые делают все для проформы, которым наплевать на результат. Совершенно формально спросили мою дочь Ксению, имеет ли она отношение к оппозиционной деятельности, и все. Просто надуманные вопросы, чтобы отметить для протокола: мол, был проведен допрос проживающих со мной людей. Попросили у нее какую-то глупую расписку о неразглашении, она отказалась. Так что и версия о том, что обыск проводился в интересах следствия, так же несостоятельна.

Иными словами, лично я совершенно уверен, что имеется некий план мероприятий, спущенный руководством, в рамках которого, чисто по-чиновничьи, сотрудники правоохранительных органов наносят визиты, проводят опросы, а потом с чистой совестью ставят галочку напротив очередной фамилии и забывают о проведенном мероприятии. То есть я сам абсолютно уверен, что никаких дальнейших процедур и тем более репрессий за этим обыском не последует. Так или иначе, сегодня вечером я должен быть уже в Москве. Если у следствия есть какие-либо вопросы ко мне, я могу в самое ближайшее время вступить в личный контакт. И, если могу быть чем-то полезен, на вопросы сотрудников я отвечу.

«СП»: — Спущенный план мероприятий, о котором вы говорите, видимо, сформирован по некоему «списку Развозжаева»?

— Да, видимо, этот пресловутый список существует. Ну, или каким-то иным путем моя фамилия попала в перечень выполнения формальных процедур. Но, конечно, стремиться запугать меня таким образом очень глупо. С другой стороны, вся эта акция настолько непрофессиональна, что я на самом-то деле шокирован. Шокирован именно ее бессмысленностью. Может быть, в высоких кругах решили, что мне нужен пиар и решили помочь с раскруткой? Но я уверяю, популярность или известность я предпочитаю зарабатывать не такими фокусами, а за счет своей осмысленной деятельностью. Для меня предпочтительно и важно очки зарабатывать головой, а не показными акциями.

Из досье"СП"

Борис Юльевич Кагарлицкий родился 29 августа 1958 года в Москве. Российский социолог, левый публицист, кандидат политических наук. Автор более 11 книг. В 1977—1982 гг. — участник полуподпольного левосоциалистического кружка в Москве, куда входило несколько молодых ученых, в основном, гуманитарного профиля. Участвовал в издании подпольных журналов «Варианты» и «Социализм и будущее» (с 1981 — «Левый поворот»). Позднее — публицист и политический деятель, депутат Моссовета, член исполкома Социалистической партии, один из лидеров Партии труда. В 2005 году участвовал в создании «Левого фронта». Напомним, что координатору этой организации Сергею Удальцову и ее активисту Леониду Развозжаеву предъявлены обвинения в организации массовых беспорядков 6 мая на Болотной площади.

Фото: РИА Новости/Руслан Кривобок

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня