Общество

«Равнодушие в судах достигло высшей степени»

В России в минувшем году вынесено менее двух процентов оправдательных приговоров

  
202

Заместитель председателя Мосгорсуда Дмитрий Фомин обвинил Следственный Комитет (СК) и прокуратуру в почти полном отсутствии в стране оправдательных вердиктов. Сделал он это в Общественной палате, во время слушаний по вопросам общественного контроля и противодействия коррупции в системе правоохранительных и судебных органов. Фомин заявил: «Обвинительное заключение, попадающее в суд, проверяется как минимум четырьмя высококвалифицированными юристами с высшим образованием: следователем, руководителем следственного органа, надзирающим прокурором и прокурором, утверждающим обвинительное заключение. Все они заинтересованы получить в суде обвинительный приговор. Все они понимают, что если направят дело без доказательств, то это будет большой минус в их работе… Поэтому они стараются такие дела в суд не направлять. Они прекращаются или приостанавливаются на стадии предварительного расследования.

В суд идут только те дела, которые, с точки зрения следствия и прокуратуры, закончатся обвинительным приговором. Где здесь взяться большому судейскому усмотрению?".

Руководитель управления процессуального контроля в сфере противодействия коррупции Следственного комитета РФ Дмитрий Шершаков тут же отверг обвинения Фомина: «Следователи и прокуроры исключительно заинтересованы в законности принимаемых решений… Добиться направления дела в суд процессуально сложнее, чем завести дело в тупик. Чтобы завести его в тупик, не нужно прикладывать какие-то усилия, а для того чтобы передать в суд, нужно набрать как можно больше доказательств, особенно с экономическими преступлениями».

Г-н Фомин не впервые «нападает» на прокуратуру и СК. Двумя месяцами ранее, в интервью интернет-изданию «Lenta.ru», он сообщал: «Пока существует та система уголовного судопроизводства и предварительного следствия, которая у нас есть, процент оправдательных приговоров никогда не будет намного больше… Я сам выносил оправдательные приговоры, в том числе в Мосгорсуде, когда работал судьей первой инстанции по уголовным делам… Так что никаких препятствий для вынесения оправдательных приговоров у судей нет».

Однако скандалы по поводу излишне «обвинительного уклона» российских храмов Фемиды возникают довольно часто. В ноябре 2009 года они докатились даже до тогдашнего президента Дмитрия Медведева. О нежелании судей оправдывать ему сообщила председатель правления общественной организации «Независимый экспертно-правовой совет» Мара Полякова. «Я проверю просто, мне самому стало интересно… Это очень важный индикатор… Я обязательно проверю…», — пообещал президент. Проверяет, вероятно, по сей день.

Федеральный судья в отставке, заслуженный юрист РФ Сергей Пашин полностью согласен с утверждением Фомина о том, что следователи и прокуроры заинтересованы получить в суде обвинительный приговор:

— Это естественное желание, поскольку они — представители органов уголовного преследования. Однако приговоры пишут не следователи и прокуроры, поэтому их вина в практически полном отсутствии оправдательных вердиктов, отсутствует. Их пишут судьи, используя материалы следствия как базис. Сложилась такая технология: следователь составляет обвинительное заключение, а судья вставляет «куски» из этого заключения в приговор. Судья замещает правосудие работой «конвейерным» способом.

«СП»: — Существует мнение о зависимости судей от прокуроров…

— Мнение небезосновательно. Причин зависимости много. Родилась она в советском прошлом: судья не мог противоречить прокурору, поскольку последний являлся членом обкома партии, а первый до этого не «дорастал».

Как тогда, так и ныне шансов на отмену обвинительных приговоров примерно в пять раз меньше, чем оправдательных. Если судья обвинил — на него не поступит в вышестоящую инстанцию жалоба от прокурора.

Еще одна причина: представители силовых структур участвуют в обсуждении кандидатур судей на повышение, на назначение даже в Верховный суд.

После вынесения оправдательного приговора судей начинают подозревать во взяточничестве, пытаются отыскать «грешки», преграждают служебный рост. Квалификационные комиссии принимают в отношении таких судей решения с формулировками «выносил странные, мягкие приговоры». Один из судей Дорогомиловского районного суда Москвы лишился полномочий по этой причине. Если оправдательные приговоры отменяются чаще обвинительных — появляется «пятно» на карьере. В характеристиках отмена приговора — серьезное нарушение, запрещающее путь вверх. По этим причинам судьи не желают ссориться ни с прокуратурой, ни со Следственным Комитетом.

«СП»: — Какое количество оправдательных решений в год выносят российские стражи правосудия?

— В прошлом году — 1,8%. А в судах присяжных — 15%. Всего в 2011 году вынесли приговоры в отношении почти 900 000 граждан.

«СП»: — Ужасающая статистика! А с 1 января планируется сокращение компетенции суда присяжных. Означает ли это, что подсудимые станут еще более беззащитными?

— Разумеется. У людей отнимут конституционное право на защиту. У граждан, дела которых ныне «попадают» под суды присяжных, исчезнет выбор. Нередко такой суд — последняя надежда на справедливость!

Присяжные — кость в горле силовых структур. Они недовольны даже тем мизерным количеством оправдательных заключений, которые ныне выносятся. В США порой освобождают от ответственности до 50% обвиняемых. А наши силовики хотят, чтобы приговаривали 100%…

Российские судьи обвиняют «конвейерно», а присяжные разбираются в каждом деле.

Огромное количество уголовных дел поступает в суды практически без доказательств. Среди следователей по особо важным делам — немало людей, не успевших приобрести опыт. Поработали 5- 6 лет и уже «важняки».

Качество предварительного следствия очень низкое. По этой причине пытаются уничтожить суды присяжных. Раз уж предъявили обвинение — надо довести до «колючки».

Для того чтобы иметь качественное следствие, необходимо обладать очень придирчивым судом. А у нас такого нет. Поэтому результаты никуда не годного расследования с легкостью превращаются судьями в обвинительные приговоры.

«СП»: — Какого «качества» наши судьи?

— Невысокого. Многие вышли из силовых структур и из секретарш судебных заседаний. Люди с заочным, вечерним образованием, а то и бывшие «опера». В их головах не правосудие, а привычка беспрекословно выполнять указания начальства! Подавляющая часть судей не стремится к вынесению справедливых решений из-за боязни взвалить на себя такой «грех». Звонят в вышестоящие суды и спрашивают: «Какой приговор выписать?»

При таком кошмарном отношении к участникам судебных разбирательств заработки стражей правосудия немаленьких размеров. В районных судах столицы они получают до 100 тысяч рублей. При этом в конце года там делят «бонусы», которые могут составить и полмиллиона, и 600 тысяч. В других регионах их зарплаты чуть меньше. Вот-вот их доходы значительно взлетят: подготовлены поправки в закон «О статусе судей», предусматривающие резкий рост «довольствия». Наиболее «загруженные» станут зарабатывать на 20% больше. Плюс разные доплаты.

«СП»: — Имеются ли способы исправления «обвинительного уклона» судебной отрасли?

—  Самый лучший — провести все же судебную реформу. Ее концепция была создана в 1991 году. Реформой должна стать совокупность мероприятий, направленных на независимое и самостоятельное отправление правосудия. Нужно преобразовать следствие, возможно, ввести следственных судей. Они станут членами суда, решающими вопросы о заключении под стражу, рассматривающими жалобы на следователей других ведомств и выполняющими иные действия. В царской России существовал такой институт. В настоящее время арест — почти автоматическая процедура, до 90% ходатайств о нем удовлетворяются. Причем более 80% - по делам о преступлениях небольшой тяжести. Арест в нашей стране — форма пытки. Легче добиться признания. Кроме того, человек под рукой не убежит, не попадет к хорошему адвокату. Имеется возможность запугивать его, обманывать.

Необходимо создать «прозрачность»: публиковать все решения (приговоры, постановления об арестах), позволить любому гражданину присутствовать в залах заседаний, вести записи.

Еще один способ — «разбавить» систему «свежими» людьми, не имевшими контактов с государственным механизмом. Можно пригласить выпускников юридических факультетов вузов, адвокатов.

Необходимо также расширение народного представительства — участия присяжных заседателей в процессах по делам разного характера, в том числе в решении вопроса об арестах.

«СП»: — Судьи повально арестовывают по той же причине — зависимость от прокуратуры?

— Да. И по причине равнодушия. В российских судах это качество распространено в высшей степени.

Фото: Андрей Стенин/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня