18+
суббота, 18 ноября
Общество

«Равнодушие в судах достигло высшей степени»

В России в минувшем году вынесено менее двух процентов оправдательных приговоров

  
184

Заместитель председателя Мосгорсуда Дмитрий Фомин обвинил Следственный Комитет (СК) и прокуратуру в почти полном отсутствии в стране оправдательных вердиктов. Сделал он это в Общественной палате, во время слушаний по вопросам общественного контроля и противодействия коррупции в системе правоохранительных и судебных органов. Фомин заявил: «Обвинительное заключение, попадающее в суд, проверяется как минимум четырьмя высококвалифицированными юристами с высшим образованием: следователем, руководителем следственного органа, надзирающим прокурором и прокурором, утверждающим обвинительное заключение. Все они заинтересованы получить в суде обвинительный приговор. Все они понимают, что если направят дело без доказательств, то это будет большой минус в их работе… Поэтому они стараются такие дела в суд не направлять. Они прекращаются или приостанавливаются на стадии предварительного расследования.

В суд идут только те дела, которые, с точки зрения следствия и прокуратуры, закончатся обвинительным приговором. Где здесь взяться большому судейскому усмотрению?".

Руководитель управления процессуального контроля в сфере противодействия коррупции Следственного комитета РФ Дмитрий Шершаков тут же отверг обвинения Фомина: «Следователи и прокуроры исключительно заинтересованы в законности принимаемых решений… Добиться направления дела в суд процессуально сложнее, чем завести дело в тупик. Чтобы завести его в тупик, не нужно прикладывать какие-то усилия, а для того чтобы передать в суд, нужно набрать как можно больше доказательств, особенно с экономическими преступлениями».

Г-н Фомин не впервые «нападает» на прокуратуру и СК. Двумя месяцами ранее, в интервью интернет-изданию «Lenta.ru», он сообщал: «Пока существует та система уголовного судопроизводства и предварительного следствия, которая у нас есть, процент оправдательных приговоров никогда не будет намного больше… Я сам выносил оправдательные приговоры, в том числе в Мосгорсуде, когда работал судьей первой инстанции по уголовным делам… Так что никаких препятствий для вынесения оправдательных приговоров у судей нет».

Однако скандалы по поводу излишне «обвинительного уклона» российских храмов Фемиды возникают довольно часто. В ноябре 2009 года они докатились даже до тогдашнего президента Дмитрия Медведева. О нежелании судей оправдывать ему сообщила председатель правления общественной организации «Независимый экспертно-правовой совет» Мара Полякова. «Я проверю просто, мне самому стало интересно… Это очень важный индикатор… Я обязательно проверю…», — пообещал президент. Проверяет, вероятно, по сей день.

Федеральный судья в отставке, заслуженный юрист РФ Сергей Пашин полностью согласен с утверждением Фомина о том, что следователи и прокуроры заинтересованы получить в суде обвинительный приговор:

— Это естественное желание, поскольку они — представители органов уголовного преследования. Однако приговоры пишут не следователи и прокуроры, поэтому их вина в практически полном отсутствии оправдательных вердиктов, отсутствует. Их пишут судьи, используя материалы следствия как базис. Сложилась такая технология: следователь составляет обвинительное заключение, а судья вставляет «куски» из этого заключения в приговор. Судья замещает правосудие работой «конвейерным» способом.

«СП»: — Существует мнение о зависимости судей от прокуроров…

— Мнение небезосновательно. Причин зависимости много. Родилась она в советском прошлом: судья не мог противоречить прокурору, поскольку последний являлся членом обкома партии, а первый до этого не «дорастал».

Как тогда, так и ныне шансов на отмену обвинительных приговоров примерно в пять раз меньше, чем оправдательных. Если судья обвинил — на него не поступит в вышестоящую инстанцию жалоба от прокурора.

Еще одна причина: представители силовых структур участвуют в обсуждении кандидатур судей на повышение, на назначение даже в Верховный суд.

После вынесения оправдательного приговора судей начинают подозревать во взяточничестве, пытаются отыскать «грешки», преграждают служебный рост. Квалификационные комиссии принимают в отношении таких судей решения с формулировками «выносил странные, мягкие приговоры». Один из судей Дорогомиловского районного суда Москвы лишился полномочий по этой причине. Если оправдательные приговоры отменяются чаще обвинительных — появляется «пятно» на карьере. В характеристиках отмена приговора — серьезное нарушение, запрещающее путь вверх. По этим причинам судьи не желают ссориться ни с прокуратурой, ни со Следственным Комитетом.

«СП»: — Какое количество оправдательных решений в год выносят российские стражи правосудия?

— В прошлом году — 1,8%. А в судах присяжных — 15%. Всего в 2011 году вынесли приговоры в отношении почти 900 000 граждан.

«СП»: — Ужасающая статистика! А с 1 января планируется сокращение компетенции суда присяжных. Означает ли это, что подсудимые станут еще более беззащитными?

— Разумеется. У людей отнимут конституционное право на защиту. У граждан, дела которых ныне «попадают» под суды присяжных, исчезнет выбор. Нередко такой суд — последняя надежда на справедливость!

Присяжные — кость в горле силовых структур. Они недовольны даже тем мизерным количеством оправдательных заключений, которые ныне выносятся. В США порой освобождают от ответственности до 50% обвиняемых. А наши силовики хотят, чтобы приговаривали 100%…

Российские судьи обвиняют «конвейерно», а присяжные разбираются в каждом деле.

Огромное количество уголовных дел поступает в суды практически без доказательств. Среди следователей по особо важным делам — немало людей, не успевших приобрести опыт. Поработали 5- 6 лет и уже «важняки».

Качество предварительного следствия очень низкое. По этой причине пытаются уничтожить суды присяжных. Раз уж предъявили обвинение — надо довести до «колючки».

Для того чтобы иметь качественное следствие, необходимо обладать очень придирчивым судом. А у нас такого нет. Поэтому результаты никуда не годного расследования с легкостью превращаются судьями в обвинительные приговоры.

«СП»: — Какого «качества» наши судьи?

— Невысокого. Многие вышли из силовых структур и из секретарш судебных заседаний. Люди с заочным, вечерним образованием, а то и бывшие «опера». В их головах не правосудие, а привычка беспрекословно выполнять указания начальства! Подавляющая часть судей не стремится к вынесению справедливых решений из-за боязни взвалить на себя такой «грех». Звонят в вышестоящие суды и спрашивают: «Какой приговор выписать?»

При таком кошмарном отношении к участникам судебных разбирательств заработки стражей правосудия немаленьких размеров. В районных судах столицы они получают до 100 тысяч рублей. При этом в конце года там делят «бонусы», которые могут составить и полмиллиона, и 600 тысяч. В других регионах их зарплаты чуть меньше. Вот-вот их доходы значительно взлетят: подготовлены поправки в закон «О статусе судей», предусматривающие резкий рост «довольствия». Наиболее «загруженные» станут зарабатывать на 20% больше. Плюс разные доплаты.

«СП»: — Имеются ли способы исправления «обвинительного уклона» судебной отрасли?

—  Самый лучший — провести все же судебную реформу. Ее концепция была создана в 1991 году. Реформой должна стать совокупность мероприятий, направленных на независимое и самостоятельное отправление правосудия. Нужно преобразовать следствие, возможно, ввести следственных судей. Они станут членами суда, решающими вопросы о заключении под стражу, рассматривающими жалобы на следователей других ведомств и выполняющими иные действия. В царской России существовал такой институт. В настоящее время арест — почти автоматическая процедура, до 90% ходатайств о нем удовлетворяются. Причем более 80% - по делам о преступлениях небольшой тяжести. Арест в нашей стране — форма пытки. Легче добиться признания. Кроме того, человек под рукой не убежит, не попадет к хорошему адвокату. Имеется возможность запугивать его, обманывать.

Необходимо создать «прозрачность»: публиковать все решения (приговоры, постановления об арестах), позволить любому гражданину присутствовать в залах заседаний, вести записи.

Еще один способ — «разбавить» систему «свежими» людьми, не имевшими контактов с государственным механизмом. Можно пригласить выпускников юридических факультетов вузов, адвокатов.

Необходимо также расширение народного представительства — участия присяжных заседателей в процессах по делам разного характера, в том числе в решении вопроса об арестах.

«СП»: — Судьи повально арестовывают по той же причине — зависимость от прокуратуры?

— Да. И по причине равнодушия. В российских судах это качество распространено в высшей степени.

Фото: Андрей Стенин/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня