Общество

Шпионские страсти

В России вступил в силу закон о некоммерческих организациях

  
25

С 21 ноября в России вступила в силу новая редакция закона «О некоммерческих организациях». В соответствии с поправками, НКО, получающие деньги от зарубежных структур или иностранных граждан, должны зарегистрироваться как иностранные агенты. Закон не касается тех структур, что занимаются экологическими и социальными проблемами, пропагандой здорового образа жизни, поддержкой инвалидов, материнства и детства, работают в области науки, искусства и культуры. Только тех, кто занимается политической деятельностью. Под последним подразумевается участие в политических акциях или финансирование их.

Но в законе есть весьма туманная формулировка, указывающая на то, что политической деятельностью будет признаваться также формирование общественного мнения в целях изменении в государственной политике.

Неслучайно немалое число правозащитных организаций еще на стадии рассмотрения законопроекта отмечают, что новые правила регистрации НКО ударят именно по ним. Ведь сам факт обращения к власти с просьбой, к примеру, не ограничивать полномочия суда присяжных или выступление в прессе по поводу ухудшения условий труда на каком-нибудь предприятии, можно будет трактовать как политическую деятельность.

При этом правозащитники говорят о том, что после дела Ходорковского готовых помогать им смельчаков из числа российских бизнесменов не находится. На отстаивание интересов наших сограждан можно взять деньги только у заграничных фондов.

Однако, как считает главный редактор газеты «Завтра» писатель Александр Проханов, под флагом правозащиты в нашей стране уже давно действуют агенты влияния:

— Возмущаются в основном либералы и те, кто пользуется услугами этих некоммерческих организаций. Сеть этих организаций в России колоссальна, вся страна опутана этой сетью, продырявлена как сыр этими структурами, живущими на транши и иностранные гранты. И их клиентура очень обширна. Некоторые из них работают в органах местного самоуправления, у них есть свои лоббисты в региональных заксобраниях, у них есть свои чиновники, свои СМИ. И поэтому реакция на это подавление может быть огромной и негативной. Я же, как человек не связанный с этими организациями, но прекрасно понимающий, что такое сетевая оккупация России, считаю этот закон справедливым. Но считаю его недостаточным. После 1991 года Россия попала под внешнее управление, которое ведется не средствами военных комендатур и жандармских корпусов, а именно через эти многочисленные некоммерческие организации, формирующие огромный управленческий и информационный фон во всех регионах России.

«СП»: — А как бы вы дополнили этот закон?

— Я бы пошел по пути простого запрета организаций, которые работают на иностранные транши и используют их для идеологического, политического или, может быть, разведывательного воздействия на Россию.

«СП»: — Есть мнение, что закон лежит в плоскости «охранительства» и продолжает известную в истории линию по ограждению России от западных ценностей, идей просвещения.

— Но закон ведь не подразумевает, что на бушлаты всех этих некоммерческих организаций будут пришивать «желтую звезду Давида». Просто ФСБ, которая призвана защищать интересы России и ее безопасность, будет исследовать деятельность того или иного некоммерческого образования. Речь не идет об образовательных организациях. Говорится только о тех, которые занимаются идеологией и политикой. Именно эти организации являются оккупационной сетью. Обращение со всеми организациями будет выборочным.

«СП»: — Противники закона говорят о том, что под его действие попадают многие правозащитные организации, оказывающие юридическую помощь людям даже исключительно по вопросам трудовых споров, получения жилья, отказов в социальных гарантиях.

— Это все демагогия. Потому что правозащитные организации — это, в основном, инструмент либеральной атаки на российскую государственность. К примеру, огромное количество бедных русских людей находится в тюрьмах под пятой закона, под давлением бандитских структур, и эти организации им никак не помогают. Грубо говоря, они помогают только «Пусси Райот». Они помогают только своей либеральной группировке, которая сейчас оказалась под надзором властей.

Закон уже вступил в силу, но желающих зарегистрировать себя как иностранных агентов пока не нашлось. Руководители многих НКО говорят о том, что само понятие «иностранный агент» придумано для того, чтобы в глазах общества выставить их организации как шпионов. Среди отказавшихся признавать себя таковыми — руководитель движения «За права человека» Лев Пономарев и исполнительный директор занимающейся отслеживанием фальсификаций на выборах ассоциации «Голос» Лилия Шибанова.

— Считаю, что этот закон направлен на то, чтобы уничтожить независимые общественные организации, которые позволяют себе иметь мнение, отличное от официального, — говорит руководитель старейшей в России правозащитной организации «Московская Хельсинская группа» Людмила Алексеева.

«СП»: — Многие представители правозащитных организаций говорят о том, что российские предприниматели опасаются финансировать их деятельность, а потому приходится обращаться за помощью к иностранным фондам. Но может, стоит обратить внимание на опыт тех же зарубежных организаций, к примеру американской «Армии спасения». Они действуют по принципу «сегодня помогли тебе — завтра поможешь ты». Могут ли наши некоммерческие организации опираться на гражданскую солидарность?

— Наверное, мы будем пытаться переходить к волонтерству. Но, в отличие от Америки, у нас 90% населения нищие или бедняки. В США помогают те, кому есть чего кушать каждый день. Но мы будем стараться как-то выживать, в Москве есть люди посостоятельнее. Наша «Московская Хельсинская группа» была основана в 1976 году, а первый грант мы получили только в 1993-м, но к этому времени уже стали всемирно известной организацией. Выживем и сейчас.

Тем не менее, многие некоммерческие организации уже давно научились выживать самостоятельно. Среди них чеченская региональная общественная организация «Оптимум». По словам ее председателя Руслана Ахмаева, с самого момента регистрации объединения в 2002 году, когда республика только-только вышла из войны, до сего дня, когда в столице региона планируется строительство нового комплекса небоскребов «Грозный-сити 2», общественники рассчитывали исключительно на собственные силы:

— Наша организация объединяет более 3000 человек, в основном совсем не богатых людей. Мы существуем на добровольные пожертвования. Помимо этого мы устраиваем благотворительные аукционы и благотворительные концерты. Это позволяет нам помогать инвалидам, собирать средства на восстановление разрушенных сел, посещать тюрьмы и оказывать бесплатные юридические консультации для граждан. Зарубежные организации денег нам никогда не предлагали. Но хотелось бы отметить, что и наше государство оказывает только моральную и, иногда, организационную поддержку. Мы много раз подавали заявки на гранты, но почему-то большинство денег, выделяемых на НКО, распределяются непонятным образом между столичными организациями. Хотелось бы, чтобы помощь из казны получали те, кто уже показал эффективную работу. У нас в Чечне более 800 общественных организаций, но реально работающих — не более трех десятков. Хорошо, если им тоже окажут поддержку.

Фото: Евгений Биятов/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня