Общество

Право на прайвеси

Словарь модных слов

  
510

«Складная стена обеспечит „прайвеси“ в метро». Под таким заголовком сообщалось недавно об изобретении одной жительницы Вашингтона. Она изготовила специальное устройство, которое защищает ее от соприкосновения с другими пассажирами общественного транспорта. Да, эта инновация заморской мизантропки — наглядный пример пресловутого американского privacy. Тайна и неприкосновенность частной (приватной) жизни — так обычно трактуется сие понятие.

Завезли прайвеси и к нам, оно включено в орфографический словарь. Так что уже незачем сопровождать его кавычками. Только вот какой парадокс. Анекдотический Вовочка удивлялся тому, что «жопа есть, а слова нет». В данном же случае все наоборот: слово есть, а никакого реального прайвеси в нашей жизни нету.

Телефонный звонок. Беру трубку и слышу: «Здравствуйте, меня зовут Кристина. Я представляю фирму…». В таких случаях я молча нажимаю на красную кнопку. А мог бы попенять Кристине и начальнику ее фирмы на то, что они своим непрошеным звонком вторгаются в мое прайвеси.

Стою в очереди к кассе супермаркета. Вдруг слышу сзади: «Скажите, что я за вами». Опять мое прайвеси попрано. Нагружают меня поручением, да к тому же заставляют врать. Носить, что ли, с собой складную стенку? За рубежом люди друг друга так не беспокоят. Там бывают иной раз длинные очереди, например, у железнодорожных касс, и все стоят честно, а не понарошку. Ну, как перевести на иностранный язык наше «Скажите, что я за вами»? Это так же нелегко, как найти русский эквивалент для ненашенского «прайвеси».

Слишком роскошное понятие для широких масс. А что в области культуры и искусства? Жрецы масскульта настолько не пекутся о тайне своей частной жизни, что впору ставить вопрос о защите нашего читательского и зрительского прайвеси от вторжения в него малоинтересного и не весьма приглядного прайвеси «звезд» (тут без кавычек не обойтись). Немного у нас шедевральных сериалов, звонких шлягеров, сколько-либо пристойных отечественных мюзиклов. Эстетический застой, отсутствие подлинной творческой конкуренции, засилье траченных молью знаменитостей. И маскируется все это рекламной драматургией вымученных скандалов, публично оглашаемых разводов и фиктивных «звездных» браков.

По контрасту вспоминаются подлинные, без кавычек, звезды. Владимир Высоцкий бережно охранял свое прайвеси, хотя такого слова, по-видимому, не слыхал. Подшучивал в песне над поклонниками: «И повсюду обсуждают, и со знаньем говорят — сколько в месяц получает и в который раз женат». Рассказывая о себе на концертах, не хвалился женитьбой на знаменитой французской киноактрисе. Чтобы это не отвлекало от главного, от песен. А «в который раз женат» Высоцкий — этого к моменту его кончины не знали иные близкие друзья и коллеги. Зато теперь об этом пишется и в биографиях, и в энциклопедиях. Посмертный интерес к частной жизни творца (будь то Пушкин, Блок, Маяковский или Пикассо) — естественное явление. Это уже не прайвеси, это судьба, это история.

А когда про иного певца можно заранее знать, что книга серии «Жизнь замечательных людей» в будущем ему не грозит, «звезде» остается при жизни как можно эффективнее торговать своим прайвеси и навязывать его нам несчастным. Сколько ни избегай этих неблаговонных подробностей — они тебя достанут. Как говорят в народе: включи утюг, и оттуда услышишь.

Тайну и неприкосновенность своей частной жизни вроде бы умеет хранить у нас политическая элита. И это не заморская идея блюдения прайвеси, а наша, отечественная традиция, восходящая к «партийной скромности» былой номенклатуры. Частная жизнь вождей когда-то протекала «за семью заборами, за семью запорами», как пел Галич. И ныне то же самое: ни желтая пресса, ни непотребное телевидение (адекватная расшифровка для теперешнего НТВ) не перелезут через заборы, не огласят тайные банковские счета, не сфоткают дворцовую недвижимость госдеятелей и роскошные апартаменты приближенных к ним куртизанок. Но наступает очередной виток театрализованной борьбы с коррупцией — и по неправедному прайвеси отдельных товарищей ударяет разрешенный залп. Нет счастья и в высокопоставленной жизни.

В моде существуют, как известно, «от-кутюр», то есть уникальные модельные образцы, и «прет-а-порте», то есть «готовое для носки». То же и с модными словами. С этой точки зрения слово «прайвеси» — языковое «от-кутюр». Звучит красиво, но носить его пока некому.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Yay

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня