Общество

Шестилетка Мединского

Министр культуры пообещал уйти в отставку, если зарплаты работников культуры не вырастут к 2018 году

  
72

Министр культуры России Владимир Мединский готов уйти в отставку, если зарплаты в подведомственной ему отрасли не будут подняты до среднего уровня по стране. Это обязательство нынешний федеральный начальник музеев, театров и библиотек взял на себя в эфире радиостанции «Эхо Москвы», где обсуждались проблемы отечественной культурной сферы. Крайний срок, когда будет приниматься решение об увольнении — 2018 год. Именно к этому времени, согласно указу президента, должны вырасти зарплаты тех, кто по словам министра «создает и хранит культурные ценности», — научных работников, библиотекарей, музейных хранителей.

«Я готов подписаться, что мы выполним эту задачу раньше. Если это будет не так, подам в отставку», — пообещал Мединский.

Он также отметил, что Россия постепенно уходит от тенденции 90-х гг., когда финансирование культуры осуществлялось по остаточному принципу. Сейчас, с его слов, ситуация меняется к лучшему, но несмотря на это многие сотрудники учреждений культуры нуждаются в повышении зарплаты, а сами учреждения — в оптимизации.

К слову, тема низких зарплат у тех, кто несет культуру в массы, далеко не новая. И время от времени проблему эту власти даже поднимают на государственный уровень. До Владимира Мединского, например, серьезную озабоченность благосостоянием музейщиков и библиотекарей высказывал его предшественник на министерском посту Александр Авдеев. Но исправить ситуацию он так и не сумел.

В 2012 году средняя зарплата работников культуры по официальным данным была 12,8 тыс. рублей. Притом что средняя по стране, как ожидается, к концу года вырастет почти до 27 тысяч. Такую разницу на сентябрьском заседании Совета по культуре президент Путин назвал «несправедливой» и пообещал в будущем году выделить из бюджета 4 млрд рублей дополнительно на увеличение доходов работников культурной сферы. По словам президента, это позволит в среднем повысить зарплату в отрасли на 30−33%.

Вопрос только в том, почувствуют ли эту прибавку в регионах, где сотрудники музеев и библиотек получают около 5 тысяч рублей в месяц? (Кстати, предварительный ущерб, нанесенный государству только по делу о хищении в «Оборонсервисе», оценивается в 6,7 млрд рублей).

До 2018 года, который Владимир Мединский обозначил в качестве «часа икс», когда работники культуры перестанут быть бюджетными изгоями, — тоже еще шесть лет должно пройти. А за этот срок, как говаривал мудрый Ходжа Насреддин, или хан помрет, или ишак сдохнет.

На данный момент у министра культуры нет оснований быть настолько уверенным в завтрашнем дне, считает д. э. н., ведущий научный сотрудник экономического факультета МГУ Андрей Колганов:

— Подобные заявления делать достаточно легко, потому что к 2018-му году нынешний кабинет министров, в том числе и Мединский, в любом случае будет отправлен в отставку в связи с новыми выборами. А вот насчет того, дотянут ли зарплаты в культурной сфере до «средней по стране» или нет… Это, на мой взгляд, зависит в большей степени не от министра даже, а от совершенно других факторов. Хорошо, конечно, что министр культуры выражает такие намерения. Но хотелось бы, чтобы намерения эти кроме громких слов подтверждались бы еще и какими-то более серьезными основаниями.

«СП»: — Быть может, уверенность Мединского объясняется тем, позаботиться о работниках культуры пообещал сначала Владимир Путин?

— Я, честно говоря, не знаю, до какой степени можно вообще полагаться на любые заявления, которые не очень соответствуют общему направлению проводимой экономической политики.

«СП»: — Пожалуйста, поясните…

— Видите ли, до сих пор вся политика нашего правительства строилась на том, в общем-то, что социально-культурные отрасли испытывали очень существенное недофинансирование. Никаких оснований думать (кроме заявлений) о том, что что-то переменится, у меня, честно говоря, нет. У нас такого рода обещания, что вот сейчас мы поднимем зарплату в той или иной отрасли и все будет хорошо, раздаются частенько. Только я что-то не помню ни одного случая, чтобы они в полной мере, а иногда и вообще, реализовывались. Обещали сельское хозяйство поднимать, работникам образования собирались помочь… много чего обещали. И в данном случае я испытываю серьезные сомнения. У нас все происходит точно так, как происходило до сих пор: расцветают энерго-сырьевые отрасли, а социально-культурные как были в загоне, так и остались. Кардинальных перемен я здесь не вижу. Ни в какой микроскоп…

«СП»: — Сейчас все чаще чиновники говорят об оптимизации, и Владимир Ростиславович тоже упоминал это слово. А как можно культуру оптимизировать?

— Мы с этими оптимизациями (в образовании и здравоохранении) уже, как говорится, хлебнули. И здесь эта оптимизация никакого оптимизма у меня не вызывает. Ну не вижу я оснований к тому, чтобы верить во все эти благие намерения. Это популизм. Пока что-то более серьезное не будет предъявлено (кроме вот этих намерений и деклараций), у меня никаких оснований верить, что культура у нас больше не задворках, нет.

Руководитель Центра по изучению отечественной культуры Института российской истории РАН Александр Голубев не опровергает необходимости изменения подхода к финансированию работников «культурного труда»:

— Кто здесь будет спорить. Безусловно, я считаю, необходимым повышение зарплат всей бюджетной сфере, и, в первую очередь, работникам культуры, научным сотрудникам и профессорско-преподавательскому составу. Сегодня они (зарплаты — ред.) просто позорные, особенно на мировом уровне. Но что будет через шесть лет? И почему нужно столько времени, чтобы решить эту проблему? Думаю, Мединский поэтому, не сильно рискует, давая такие обещания. Кто там потом что вспомнит?

«СП»: — А можно ли ожидать, что культура (в широком смысле) у нас когда-нибудь будет действительно в приоритете?

— Мне бы хотелось в это верить. Однако ныне существующие тенденции, к сожалению, все пока говорят об обратном. Нет никаких оптимистических признаков. Потому что заявление министра (при всем уважении) я к серьезным каким-то обнадеживающим признакам отнести не могу. Вот когда процесс пойдет, что называется, и мы реально увидим резкий рост зарплат в этой сфере (хотя бы на первых порах), рост каких-то усилий по повышению престижа этих профессий (он сейчас на нуле), тогда это будет предметный разговор. Посмотрим, что будет…

Координатор общественного движения «Архнадзор», писатель Константин Михайлов напомнил, что по остаточному принципу культура у нас финансировалась не только, начиная с 90-х годов:

— Я прекрасно помню, что и в советские времена этот плачь, а вернее эта формула — что культура финансируется по остаточному принципу и что нам надо изменить положение — звучала постоянно. Изменить это положение попытались в самом начале 90-х годов, когда были приняты основы законодательства РФ о культуре. В этом документе даже была обозначена точная процентная квота, какая часть от ВВП должна идти на финансирование культуры. Но насколько я знаю, эта квота никогда на деле не выполнялась. Что касается оптимизации, то выглядеть это может по-разному. Вот не далее как сегодня (11 декабря — ред.) я присутствовал на весьма тревожном собрании в Российском институте искусствознания, где как раз обсуждался вопрос о грядущей, вернее, пока еще гипотетической оптимизации пяти научных институтов, находящихся в управлении Министерства культуры. В последние дни распространилось много слухов о том, что их собираются либо закрывать, либо соединять, сливать между собою, якобы с целью оптимизации. Министр приехал на это собрание, немного, так сказать, успокоил собравшихся тем, что пока никакого решения нет. Но, тем не менее, какие-то проекты, как можно было понять, существуют. И здесь крайне важно, чтобы при их реализации были сохранены действительно уникальные научные кадры, которые в этих институтах имеются. Поскольку, как можно было понять из выступлений и самого министра, и представителей институтов, сегодня основная проблема заключается в недостаточно четком и постоянном рабочем контакте министерства с этими институтами. Отсюда — недопонимание со стороны ведомства важности того, чем занимаются ученые.

«СП»: — То есть должен быть некий алгоритм таких взаимоотношений?

— Просто хотелось бы быть уверенным в том, что само государство понимает финальную задачу процесса. Так, если речь идет только о том, чтобы добиваться сокращения государственных расходов, это одна постановка вопроса. Если же речь идет о том, чтобы добиться какого-то увеличения эффективности работы этих учреждений, тогда встает вопрос: что, собственно, мы понимаем под эффективностью. Кто является, так сказать, жюри и арбитром в этой сфере? А пока цели не обнародованы, пока нет экспертных четких оценок, не стоит торопиться, на мой взгляд, с этими расселениями, поглощениями и прочими сильными управленческими ходами. Потому что велик риск, что традиционных центров научной и культурной деятельности не останется, а вот что будет, что получится в результате — это пока что вещь непонятная.

«СП»: — Константин Петрович, вы рассказали недавно, что Москва может лишиться знаменитого «Дома Волконского», описанного Толстым в «Войне и мире». Министерство культуры что-то сделало, чтобы этот памятник литературы и архитектуры был сохранен?

— Министерство культуры может помочь в этой проблеме, скажем так, единственным на самом деле способом. Градостроительный регламент, который предусматривает в числе прочего и надстройку этого дома, на этой неделе будет направлен и поступит на согласование в министерство культуры. И у ведомства есть, так сказать выбор (и по этому, и по ряду других проблемных объектов, которые в этом регламенте обозначены): либо помочь сохранению этих исторических домов и целых кварталов, либо не делать этого. Пока официальная позиция министерства на этот счет мне не известна. Но я буду настаивать на том, чтобы этот регламент был обсужден на общественном совете министерства и на федеральном научно-методическом совете. Чтобы решение не принималось чисто административно, а имело в основе своей экспертную оценку. В том числе и по «Дому Волконского». В этом министерство культуры может помочь. Хотя, конечно, прямая ответственность за то, что с ним произойдет, будет лежать на московских властях. Потому что, когда в 2009 году, еще при Лужкове, этот памятник исключили из числа объектов культурного наследия, мемориальную составляющую дома скорей всего не оценили вообще. А облик столицы — это все-таки не чисто городская проблема, а отчасти федеральная и даже общеполитическая.

Из досье «СП»

Так называемый «Дом Волконского» расположен по адресу Воздвиженка, 9. Он, как утверждают в «Архнадзоре», имеет не только историческую, но и литературную ценность. Здание принадлежало генералу Николаю Сергеевичу Волконскому, деду Льва Толстого по матери. А сам великий классик именно здесь, на балу, познакомился с прототипом своей героини Китти Щербацкой. Теперь дому, упомянутому в романах «Анна Каренина» и «Война и мир», угрожает реконструкция. К нему планируется пристроить дополнительный этаж. Что бы там ни разместилось, планируемая надстройка грубо исказит внешний облик одного из знаковых мемориальных объектов столицы, считают градозащитники.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Эмиль Матвеев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня