18+
среда, 26 июля
Общество

Меня зовут Никита Михалков — и этого достаточно

Попытка ответить на вопросы, которые превратили Союз кинематографистов в посмешище

  
10

Сегодня Никита Михалков публично изложил свое видение разгоревшегося конфликта в Союзе кинематографистов РФ. А также порассуждал на тему перспектив сотрудничества с теми, кто встал к нему, как к председателю Союза, в оппозицию. На пресс-конференции, прошедшей в газете «Известия», Михалков попытался снять большинство вопросов, которые накопились к нему с декабря — с момента начала настоящей склоки в рядах отечественных кинодеятелей.

Вопрос о войне в Союзе кинематографистов

— Сегодня все сваливают на меня и на нашу команду начало этой войны в Союзе. Несмотря на все доказательства, что это не так. Их (доказательства — ред.) не хотят слышать. И не слышат абсолютно осознанно. Почему я считаю, что это делается осознанно? Дело в том, что нелегитимность этого съезда (VII Съезда Союза кинематографистов России, состоявшегося 18−19 декабря в Доме кино — ред.) была абсолютно ясна еще за две недели до его начала. И те, кто его начал, получили документы, которые не могут быть законными. Если бы мы хотели, цепляясь за власть, объявить нелигитимным съезд потом, никогда — согласитесь сами — не стали бы предупреждать этих людей заранее, о том, что их документы оформлены не правильно. Дождались бы этого съезда, а потом подали в суд. Не было у нас такой идеи. Я действительно собирался уходить, но хотел сделать это не так. Во всяком случае, выслушать все спокойно на съезде, который созван по правилам.


Вопрос о съезде, прошедшем 18−19 декабря

— Не может быть правильным избрание делегатов, когда из 450 режиссеров Москвы в голосовании принимают участие только 68 человек. Не может быть такого. При том результате не избирают в делегаты съезда ни Андрея Смирнова, ни Василия Ливанова, ни президента академии национальных наук, ни вашего покорного слугу, ни Сергея Соловьева. Как это может быть? Что это значит? Почему так произошло? Потому что выбирали по кланам. Кто против — тот с нами. И вот во главе этой фронды, волею судеб, не знаю по какой причине, оказался Марлен Мартынович Хуциев.

Мы за две недели до съезда предупредили. Не для того, чтобы напугать, а для того, чтобы переделать. Есть время. Пересоберитесь. Изберите тех же самых, но законно. Не 91 год. Нет, не услышали. За 10 дней снова сказали — не услышали. За 5 дней — не хотят снова. Мало того, на пленуме за 2 дня до съезда или за три… Все можно было исправить, когда уже приехали люди из регионов, когда они уже были здесь.

Мне предъявили претензии, что я потратил 5 млн. рублей. Хотя здесь ровно зеркально наоборот. Это наши претензии к тем, кто потратил эти деньги на незаконный съезд. Была возможность выйти из этого положения без того позора, в котором оказался Союз — объявить собранием этот, якобы, съезд. Не принимать решений, не пытаться сделать из этого, так сказать, показательных выступлений, а в результате, проведя собрание, обсудить проблемы кинематографа и разойтись. Назначить съезд. Нет. Проголосовали большинство за то, чтобы считать это съездом. 13 раз я выходил к микрофону и говорил: ребята, опомнитесь. Вы делаете потрясающую ошибку.


Вопрос о легитимности нового председателя СКР Марлена Хуциева

— Избрали Марлена Мартыновича. Я не буду рассказывать — те, кто были, видели, что это было. Как считали…

Это потрясающе, как комедия… Я расскажу — две секунды. Я сидел в первом ряду — идет человек, считает: раз, два, три, четыре. Подходит ко мне. Спрашивает: «Ты за?» Я говорю: у меня мандата нет, я не избран. Он говорит: «На мой». Я поднимаю. Он говорит: 8, 9.

19 или 20 человек претендовали. Спросили у меня. Я сказал, что если буду баллотироваться, то на съезде настоящем, а не игрушечном. Избрался Марлен Мартынович.

Я сказал с трибуны: «Уважаемый Марлен Мартынович, я вас поздравляю, если все это законно. Дай вам бог здоровья, флаг вам в руки. Но если это не законно, одной вашей совести на всех людей не хватит. И вот здесь сидят жесточайшие люди, которые вас кидают в эту пропасть».

Это есть на пленке, это есть на видео. Поэтому дальше упрекать меня или обвинять в том, что я погубил Марлен Мартыновича — бессмысленно. Есть пленка.


Вопрос о подоплеке конфликта

— Что на самом деле это такое? Это попытка рейдерского захвата власти. Надо называть вещи своими именами. Захвата власти теми людьми, которые ее потеряли в 98-м и последующих годах. Которые были в киноцентре, которые хотели московский союз сделать центром.

Потому что здесь деньги, здесь недвижимость и так далее. И об этом всем я скажу на съезде. На все претензии, которые были сформулированы — 18 их или 19. Мы ответим с документами, с бумагами. Примут, не примут, но нас обязаны выслушать.


Вопрос о новом съезде, назначенном на 30−31 марта

— Моя задача и мое отношение к коллегам кинематографистам: «Братцы, есть документы, которые заставляют нас принимать решения. Мы имеем представление министерства юстиции, которое обязывает нас провести съезд до 1 апреля, чтобы было понятно и наглядно, я его просто фрагмент зачитаю. Вот как это выглядит: Представление, обязывающее устранить указанные нарушения в срок до 1 апреля. В случае, если в установленный срок нарушения не будут устранены, министерство юстиции в праве своим решением приостановить деятельность общественного объединения на срок до 6 месяцев и так далее. Далее союз исчезнет. Исчезнет союз — вся собственность его уйдет государству. Нам это надо, кинематографисты?»

А ведь что происходит сегодня, когда наши оппоненты призывают бойкотировать съезд. Очень легко формулируется. Если не мы у руля, значит и союз такой не нужен. Вас устраивает такое? Изберите любого — Марлена Хуциева, Рустама Ибрагимбекова, Пашу Финна. Но сделайте это законно, не позорясь перед страной.


Вопрос о другом председателе СКР

— Я не призываю голосовать за меня, за Пореченкова. Почему так боятся большого съезда. Если Михалков погубил, разворовал, то почему он так рвется на большой съезд. Опозорьте, расскажите людям. Не хотят. Почему? Потому что, это маленькая горсть.

Если человек работает в морге, то он думает, что вокруг одни трупы. Так и они — собрались кучкой в Доме кино, они думают, что они большинство. Они большинство только в своем подъезде, только у себя. То большинство, которое должно приехать оно должно услышать все и принять решение. Любое решение съезда я приму с благодарностью. Союз мне дал очень много. Первое, что он мне дал, это умение не только слушать, он и слышать. И терпение.


Вопрос о себе, как председателе СКР

— Возникают вопросы: кто вам сказал, что вы председатель и т. д. Зачитываю письмо министерства юстиции, кстати, адресованое «председателю Н.С. Михалкову»:

«В департамент по некоммерческим организациям пришло письмо от гражданина Хуциева по вопросу обжалования представления Минюста России от такого-то числа, вынесенное в адрес союза. Доводим до вашего сведения. Данное обращение написано на бланке правления союза и подписано М. М. Хуциевым, как должностным лицом, председателем союза. Однако, согласно сведениям, содержащимся в едином государственном реестре юридических лиц, а так же в материалах учетного дела союза, находящихся в Минюсте, председателем союза являетесь вы. Учитывая изложенное, просим вас взять на контроль действия членов союза и правления союза по использованию официальных бланков союза, а так же принять меры по недопущению обращений от имени союза, неуполномоченными уставом лицами».

Друзья! Я не знаю, что еще нужно нашим оппонентам, чтобы они поняли, что это правда.

Замечательный режиссер Марлен Мартынович Хуциев. Он подписывает на бланке на котором он не имеет писать в Минюст. Минюст отвечает, что это не законно. Прошу понять, что должность меня не интересует. У меня даже нет визитной карточки, где написано: председатель правления и т. д. Меня зовут Никита Михалков. Мне этого достаточно, чтобы общаться с общественностью, с правительством, с президентской командой. С любым человеком. Тут написано: «Нас втягивают в борьбу». Но кто кого втягивает в борьбу. Я надеюсь, вы поняли. Законность определяет суд, а не министерство.


Еще раз про вопрос о собственном уходе

— Я не веду войну с Марленом Хуциевым. Я собирался и собираюсь уходить, но мне не безразлично, кто придет в союз. На сегодняшний день является важным одно: иметь право избрать новое руководство по закону. Во-вторых, мне не безразлично, кто туда придет…


Вопрос о личных оскорблениях

— …И если туда придут люди, которые уже на этом этапе ведут деструктивную деятельность, еще раз повторю своим коллегам: «Хватит жить слухами!»

Кто-нибудь слышал, чтобы я кого-нибудь из этих людей оскорблял? Мне говорят: вы их назвали лилипутами. Это не правда. Я сказал, что это похоже на театр лилипутов. Мне говорят, что я их назвал мышами. Не правда. Я назвал мышами в передаче «Имя России» тех, что гнобил и гнал Столыпина…

Фото [*]

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Рамблер/новости
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня