Общество

От двух до двенадцати

Иван Давыдов о принципах серийного законотворчества

  
106

Поначалу, конечно, когда пошла эта мода — вносить в Государственную думу законы парами, да так, чтобы в первом прописаны были ужесточения внутри страны, причем ужесточения, несомненно, полезные, а второй отражал бы четкую, принципиальную и взвешенную позицию РФ по вопросам политики международной, многие удивлялись. Ну то есть по отдельности — оно вроде бы и ничего, говорили люди умеренные: и прописка вещь полезная, а то взяли моду по стране без дела шастать, да и боливийцам коку жевать — ни к чему. Баловство, зубы портятся, мозги набекрень, хотя какие там у боливийцев мозги, если уж начистоту, и тяга к пляскам вот эта вот нездоровая.

Люди осведомленные, подмигивая, добавляли, будто ответственные товарищи в самой администрации жаловались: поставки срываются из-за того, что слишком много продукта в сыром, необработанном виде потребляют легкомысленные боливийские индейцы. А ответственные товарищи устают, работа у них нервная, и вообще, без привычной стимуляции тяжело. Ситуация стала критической, вот и пришлось на государственном уровне вмешаться. Проявить волю. Тем более газ у боливийцев свой, а ракеты теперь такие, что еще не факт — долетят ли, так что кроме воли и помахать нечем.

То есть, по отдельности — хорошие законы. Правильные законы. Нужные. Но отчего ж одновременно понадобилось их в Думу вносить? Где тут скрытый смысл? Каков тайный замысел? Гадали любители конспирологии по обе стороны построенных из остроумных демотиваторов в интернете баррикад, но так и не смогли ничего годного надумать.

Зато следующая пара законов в кругу людей думающих вызвала куда меньшие волнения. Запрет на самовольное увольнение с предприятий — дело важное, направленное, безусловно, на преодоление угрозы безработицы, повышающее уровень социальной защиты рядового россиянина. Все для блага человека и так далее. Кто ж с таким спорит. Второй, парный закон, вроде бы и начали обсуждать, да быстро успокоились. Ну, призвал президент через Думу украинцев поменьше сала есть, — так, а действительно, чего они? Вредно это, и хрюшек жалко.

Законы «О запрете покидать пределы РФ без подтвержденной документально государственной необходимости» и «О дурновкусии ирландцев, каковые имеют привычку закусывать виски картошкой» практически уже не обсуждали. Тем более тут даже логика какая-никакая наметилась: для чего, действительно, рядовому россиянину за границу, если там такие мерзости творятся? Душу только бессмертную губить и манеры портить.

А потом парных этих законов стало столько, что на них перестали обращать хоть какое-нибудь внимание.

И, разумеется, когда в день стало выходить из недр Кремля по три законопроекта сразу, ликованию общему не было предела.

Ну, то есть закон «Об обязательной сезонной отработке на землях, принадлежащих государственным служащим», некоторых лентяев покоробил. Но уже умеренно, привычка -великая вещь. Зато закон «О призыве к полякам прекратить исполнение оскорбительного танца краковяк» никого уже не удивил. А вот закон «О дозволении всем желающим в полночь трижды кричать Ку-ка-ре-ку!» произвел фурор: впервые за долгое время россиянам вдруг что-то разрешили.

Максим Канонерка, известный сетевой публицист, говорят, даже расплакался, когда писал в газету «Взгляд сквозь щель» колонку «Он даровал нам свободу». И многие видели через мониторы — да, действительно, горячие слезы размыли электронные буквы, да так, что не везде текст поддается прочтению. А вот Максим Воробьев, публицист еще более известный, заслуженный, но славный аристократической сдержанностью речи, написал в «Известиях Арама Ашотыча», обильно используя цитаты из классиков на латыни, средневерхненемецком, санскрите и суахили, что ночное кукарекание, возможно, не самая насущная из нужд сегодняшних, но, во-первых, глубоко укорененная в традиции наши, а во-вторых, не хлебом же единым, и уж всяко предпочтительнее ночное кукарекание, нежели межеумочные идеи прежнего, скорбного главою президента. В общем, по всему выходило, одобрил.

Когда законов стало выходить по четыре в день, россияне даже перепугались: столько стало у них разнообразных свобод. Хочешь — с семнадцати до семнадцати тридцати на одной ноге прыгай по четным числам, хочешь — по нечетным с двух ночи и до восьми утра критикуй партийную систему Соединенных Штатов.

А вот когда дело дошло до дюжины — некоторые граждане, не пытаясь уже даже в названия вчитываться, все же задумались: а не сошел ли с ума президент Российской Федерации? Тоже ведь человек. С кем не бывает.

Но тут-то и выяснилось, что закон, не позволяющий сомневаться в умственных способностях первых лиц, принят еще тогда, когда законов выходило всего лишь по пять в день. Что подозревать в президенте человека запретили еще того раньше. А вот употреблять словосочетание «с кем не бывает» в иные, кроме пятниц, дни — напротив, совсем недавно.

И нарушители законов понесли суровое, но заслуженное наказание. Как в правовом государстве и полагается.

Фото: Дмитрий Духанин/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня