Общество

Законный интерес народа

Ста тысяч подписей будет достаточно для того, чтобы петицией граждан занялась Госдума

  
112

Оброненная Владимиром Путиным фраза о том, что предложение, собравшее 100 тысяч подписей рядовых россиян, должно быть внесено в Госдуму, получит законодательное оформление. Комитет Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству начал разработку закона, который позволит нижней палате парламента рассматривать петиции, вызвавшие массовую народную поддержку. По словам депутата Госдумы Владимира Плигина, только после того, как будет принят соответствующий закон, можно будет выполнить поручение президента России изучить обращение граждан, настаивающих на отмене скандального «антимагнитского» закона. И, в частности, запрета усыновлять американцами российских сирот. Напомним, «Новая Газета» собрала около 130 тысяч подписей недовольных этим законом.

Еще в ноябре 2011 года идею о том, чтобы более активно включить народные массы в законотворчество высказал депутат-единоросс Роберт Шлегель. Во время президентской избирательной кампании Владимир Путин идею поддержал, но заявил, что для обсуждения в стенах нижней палаты инициативе необходимо набрать не менее 100 тысяч голосов (вместо предложенных Шлегелем 10 тысяч).

Но с тех пор идея так и не стала законом. Это в свою очередь привело к тому, что собранные подписи «антиантимагнитцев» до сих пор лежат в Госдуме мертвым грузом, а оскорбленный коллектив «Новой газеты» начал новую кампанию по сбору подписей теперь уже за самороспуск Госдумы. Велика вероятность, что по обеим петициям депутатам в итоге придется все-таки голосовать. Насколько принятие новых поправок может повлиять на политический процесс России и при каких условиях Госдума согласится принять решение о самороспуске?

— С юридической точки зрения в нашем законодательстве нет понятия самороспуска парламента, — говорит политолог Павел Святенков. — Госдума может быть распущена президентом России в случае троекратного отклонения внесенной им кандидатуры председателя правительства. Или же при двукратном выражении вотума недоверия правительства. Третий вариант — отказ в доверии правительству в течение года после думских выборов.

Власть при желании может заставить депутатов пойти по одному из этих путей и таким образом распустить парламент.

Мы видим на примере Германии, где тоже нельзя напрямую распустить Бундестаг, что когда правительству этого очень хочется, такой сценарий реален. Например, в 1983-м и в 2005-м годах канцлеры добились досрочных выборов в парламент.

«СП»: — Выгодно ли это сегодня российской власти?

— Похоже, сегодня во властных структурах рассматривается сценарий, при котором нижняя палата парламента может быть распущена. Смысл этой операции для власти в том, что при новой пропорционально-мажоритарной схеме выборов депутатов Госдумы партия власти получает преимущество. Она сможет протолкнуть в новый парламент почти две трети своих сторонников и отыграться таким образом за неудачные для них выборы 2011 года.

Со своей стороны либералы рассчитывают, что одной из либеральных партий удастся попасть в парламент, пусть и с очень небольшим числом депутатских мандатов. Таким образом будет воспроизведена ситуация 1999-го года, когда в Госдуме оказался Союз правых сил во главе с Сергеем Кириенко. В данном случае много зависит от того, пойдет ли власть на подобное закулисное соглашение с либералами.

Кстати, возможно, на основе «Единой России» возникнет некий блок партий, контуры которого были заложены в прошлом году созданием «Общероссийского народного фронта». И этот блок поможет сохранить единороссам подавляющее большинство в парламенте. Насколько такой разворот будет реален, зависит от многих факторов. Например, согласится ли на это реальная оппозиция в лице Координационного Совета. Станут ли «рассерженные горожане» поддерживать либеральную партию, негласно одобренную Кремлем. Но главным образом — от того, захочет ли власть пойти на досрочные выборы прямо сейчас или отложит этот шаг на неопределенный срок.

«СП»: — Возможно ли принятие некоего закона, который даст депутатам возможность, в том числе и по моральным соображениям, принять решение о самороспуске Госдумы?

— Для этого надо менять Конституцию, что, впрочем, не так сложно. Роспуск Госдумы, согласно тем процедурам, которые существуют сегодня, может стать довольно чувствительной щекоткой для самолюбия Медведева. Ведь это его правительству депутаты будут высказывать недоверие. Насколько я понимаю, президент и связанные с ним властные структуры не настроены обижать премьер-министра. Поэтому для роспуска Госдумы вполне могут найти какой-то иной законодательный ход.

«СП»: — На ваш взгляд, принятие закона «о ста тысячах подписей» будет полезно для нашей законодательной системы?

— По сути дела, этот проект означает предоставление права законодательной инициативы ста тысячам гражданам. У нас сегодня тем же правом обладает любой депутат Госдумы. В стандартной ситуации той или иной общественной организации проще найти этого одного депутата, который согласится проявить законодательную инициативу, чем возиться с подписями.

В реальности этот «подписной» механизм, скорее всего, будет действовать на пользу власти. Она станет использовать его для внесения будто бы от имени народа проектов вроде недавнего «антимагнитского закона». А если оппозиция по какому-то поводу наберет сто тысяч подписей, то сам факт внесения «неугодного» законопроекта в парламент, как мы понимаем, ничего не означает. Его могут годами откладывать, «замыливать» в профильных комитетах.

Власти таким образом выгодно будет любой скандальный законопроект оправдывать «мнением народным»: дескать, это не мы предложили, люди требуют… А для оппозиции подобная процедура рискует превратиться в выпуск пара в свисток. Энтузиасты будут бегать собирать подписи, после чего законопроект, если он неугоден власти, благополучно завязнет в Госдуме. Я всегда иронично относился к так называемым народным референдумам, когда по какому-то вопросу собирались тысячи подписей, которые потом представители оппозиции несли в приемную президента, где эти подписи благополучно пропадали.

— Инициатива «Новой газеты», призывающей к самороспуску Госдумы, скорее всего, не будет иметь никаких юридических последствий, — считает генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков. — Но при этом имеет место эффект давления на депутатов. На тех, в частности, кто протаскивал «антимагнитский закон». Это видно уже потому, что депутат Шлегель выдвинул инициативу о том, чтобы не распространять действие этого закона на детей-инвалидов. Значит, что там, в стройных внешне рядах единороссов, все не так просто. И кто-то уже боится, что рано или поздно придется нести ответственность за нелепые законы.

«СП»: — Как может повлиять принятие закона о «стотысячных петициях» на политическую жизнь страны?

— Госдума, как известно, сегодня не место, где принимаются какие-то решения. Задача депутатов чисто техническая — нажимать на кнопки. Решения принимают в Кремле, на Старой площади. Закон о рассмотрении таких петиций могут принять, чтобы показать всему миру, какие мы демократичные. Но сильно радоваться по этому поводу вряд ли стоит. У нас уже принято много хороших законов. Например, закон о референдуме. Но попробуйте его применить. Практически невозможно преодолеть огромное число юридических, административных и прочих барьеров.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня