Общество

По стопам Магнитского

Арестованный по «болотному делу» математик Кривов может не дожить до суда

  
16

Защита Сергея Кривова, обвиняемого по делу о беспорядках на Болотной площади в Москве 6 мая, обратилась в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с жалобой на его арест. Об этом сообщил адвокат «болотного узника» Вячеслав Макаров.

Он пояснил «СП», что жалоба была подготовлена еще до заседания Московского городского суда, который накануне оставил Кривова под стражей до 6 марта, поскольку «такое решение было предсказуемо».

«Мы просим ЕСПЧ признать арест Кривова и дальнейшее содержание его под стражей незаконным, — говорит Макаров. — Также мы просим рассмотреть это дело в приоритетном порядке, потому что до каких-либо других решений человек может просто не дожить — за более чем тридцать дней голодовки он потерял более двенадцати килограммов, и дальнейший отказ от пищи просто становится опасным для его здоровья и жизни».

Сергей Кривов является последним фигурантом «болотного дела» — его задержали в сентябре прошлого года. 52-летнего москвича, кандидата физико-математических наук, отца двоих детей обвиняют в призывах к массовым беспорядкам и применении насилия в отношении полицейских во время событий на Болотной. По данным следствия, при прорыве оцепления Кривов вырвал дубинку у омоновца и нанес ею несколько ударов полицейским.

Потерпевшими в материалах дела, как сообщает сайт «РосУзник», значатся некие Алгунов и Моисеев. Первый пострадал сильнее — ему диагностировали ушиб правой кисти, а вот Моисеева Кривов якобы толкнул в грудь, отчего тот «потерял равновесие». При этом на видеозаписи, которая, как считается, должна свидетельствовать против Кривова, не видно, чтобы он вообще кого-то бил, да и дубинку у полицейского отнял не он, утверждают правозащитники.

Сам Кривов никакой вины за собой не признает и настаивает, что не делал ничего противозаконного.

В его изложении события 6 мая на Болотной развивались так:

«Несколько высоких ребят с плакатами сзади начали бросать палки и камни в полицию и толпу, через несколько минут исчезли. После этого полиция стала активно вытеснять демонстрантов к каналу. Статья 212 (массовые беспорядки — прим. „СП“) для данных событий вообще неприменима, поскольку предполагает погромы, использование огнестрельного орудия, взрывчатых веществ и т. п. Ничего этого не было. По 318-й (применение насилия против представителей власти — прим. „СП“), единственное, вмененное мне — синяк, причем не доказано, что нанесенный именно мной».

Басманный суд, тем не менее, 14 декабря продлил Кривову арест до 6 марта. Заявление обвиняемого, что, находясь на свободе, он мог бы знакомиться с материалами дела гораздо быстрее и избавить государство от необоснованных трат, во внимание принято не было. Впрочем, как и доводы защиты, что нет смысла держать за решеткой отца двоих детей, который не представляет совершенно никакой общественной опасности.

Судья Ольга Солопова посчитала более оправданными опасения представителя следствия, что обвиняемый, который, «постоянно, и даже после совершенного преступления участвовал в митингах и пикетировал Следственный комитет <…> может продолжить преступную деятельность».

В знак протеста Сергей Кривов объявил голодовку, которую держит уже более 30 дней.

Была надежда, что Мосгорсуд, куда адвокаты оппозиционера подали кассационную жалобу, не будет настаивать на его дальнейшем содержании под стражей. Но он оставил решение Басманного суда в силе.

«Теперь совершенно очевидно, что Кривова выпускать не собираются, — прокомментировал „СП“ позицию суда защитник Вячеслав Макаров. — И финал может быть весьма печален, поскольку сам он готов прекратить голодовку только после освобождения».

«СП»: — Даже после постановления Мосгорсуда он не считает, что это бессмысленно?

— Он сказал, что будет продолжать до тех пор, пока его не выпустят.

«СП»: — Но ведь это опасно…

— Конечно, опасно. Он не жалуется, но вряд ли человек, который больше месяца ничего не ест, чувствует себя хорошо. Он заметно похудел внешне… что, в общем, понятно. Но дело даже не в том, что он теряет вес — врачи его, к сожалению, не осматривают. Прокурор в Мосгорсуде не предоставил вообще никаких медицинских документов.

«СП»: — Кривов в «Матросской тишине» содержится?

— Да.

«СП»: — И что, там не знают, что он объявил голодовку?

— Там в курсе. Вроде бы даже присмотр какой-то ведут за ним. Но он говорит, что за все праздники вообще не видел ни врача, ни фельдшера, никого. Фактически получается: все эти дни за ним не было никакого медицинского наблюдения. А ведь столько времени голодать — это серьезно. Здесь не просто фельдшер температуру должен померить. Должен осматривать специалист, который знает, что и как происходит. Может, кардиолог, поскольку длительное голодание влияет на сердце, гастроэнтеролог, потому что желудок страдает… ну и прочие врачи-специалисты. А нам прокурор на заседании заявляет, что здоровью арестованного ничего не угрожает, потому что сотрудники изолятора якобы видели, как он «тайно принимает пищу». Совершенно дико это выглядело! Кто-то там, в глазок что-то видел! На лицо Кривова посмотрите, осунувшееся.

«СП»: — Может, это была попытка дискредитировать?

— Сам Кривов назвал это «грязной ложью». Да и прием этот избитый мы знаем — про Удальцова так же говорили, еще про кого-то из оппозиционеров… Между тем, ни для кого не секрет что у нас в изоляторах и тюрьмах происходит. И недавний процесс по делу Магнитского показал, что там врачи вообще ни за что не отвечают.

Опасается за здоровье Кривова и другой его адвокат Руслан Сильченко:

— Сергей, естественно, очень разочарован решением Московского городского суда. Считает его необъективным и незаконным. Сдаваться не собирается — будет продолжать голодовку. Но если объективно, чувствует он себя неважно, хоть и бодрится, говорит, что все нормально.

«СП»: — А почему, как вы думаете, в очередной раз суд не стал учитывать доводы защиты? Почему это вообще стало нормой в «болотном деле»?

— Думаю, потому что изначально подход к этому делу обвинительный. Так что о состязательности сторон говорить, к сожалению, не приходится.

«СП»: — Но какая необходимость держать в изоляции такого человека? Он не убивал никого, не похищал миллионы, не псих, не алкоголик…

— Так устроена наша система судебная. Если человек на стадии предварительного следствия признает полностью либо частично свою вину, то следствие избирает для него более мягкую меру пресечения. Если же человек настаивает на своей невиновности (как в нашем случае), то к нему применяются максимально строгие меры пресечения. Это, к сожалению, такая практика. Если бы Сергей признал себя виновным хотя бы по каким-то эпизодам, то следствие, возможно, избрало бы для него меру пресечения, не связанную с лишением свободы. Но так как он категорически не признает за собой вины, то к нему применили меру устрашения — заключение под стражу. К сожалению, мы живем в государстве, где система правосудия работает вот так. Конечно, защитники и соратники, товарищи Сергея опасаются за его здоровье. Мы все настаиваем на прекращении голодовки, но, к сожалению, повлиять на его решение пока не можем.

«СП»: — Он осознает, что все может трагически закончиться?

— Да, конечно, он все понимает.

На сайте «РосУзника» можно ознакомиться с письмом Сергея Кривова, которое он адресовал всем, кто его поддерживает.

Фото: Андрей Стенин/ РИА Новости, Геннадий Гуляев/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Политик, общественный деятель

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня