Общество

Закон «Димы Яковлева»: первая жертва

В федеральной базе данных сегодня — 128 400 сирот. Всех устроить в наши семьи нереально

  
137

Скандальный закон «Димы Яковлева» о запрете на усыновление американцами российских детей показал «зубки» в Петербурге. Трехлетний Денис, мальчик-инвалид, который уже должен был улететь в США со своими приемными родителями, остается пока на старом месте, в городском психоневрологическом доме ребенка № 4 (ПНДМ-4). И это несмотря на то, что американская семейная пара давно оформила все необходимые документы на усыновления крохи.

Все изменилось буквально в последний момент. В минувший понедельник, когда американцы пришли в городской суд Петербурга за решением об усыновлении, они неожиданно узнали, что прокуратура подала на этот документ апелляционное представление. И отъезд мальчика за океан, таким образом, срывался на неопределенное время.

И хотя само решение об усыновлении принималось 21 декабря, то есть до вступления в силу Закона «Димы Яковлева», начавшего действовать, как известно, с 1 января 2013 года, и возражений на усыновление американцами у надзорного органа тогда не было, теперь, говорили в прокуратуре, все будет зависеть от Верховного суда РФ. Если он удовлетворит апелляцию, Денис в очередной, уже десятый раз, потеряет шанс обрести семью.

Американцы Филлип и Энн Петти впервые побывали в Петербургском доме ребенка № 4 на улице Есенина примерно с год назад. Посоветовали им это специализированное сиротское учреждение питерские органы опеки. У себя дома супруги тратят немало сил и средств на благотворительность. Так что их решение усыновить именно больного ребенка выглядит логичным. Мальчик, с которым они стали общаться, поначалу, говорят, произвел на супругов удручающее впечатление. Родился недоношенным и, как следствие, с целым «букетом» неизлечимых заболеваний. У него поражение центральной нервной системы, порок сердца, сходящееся косоглазие. Ко всему этому еще и последствия гнойного менингита, который он перенес, едва появившись на свет. Мать отказалась от него сразу после родов. Из родственников никто ни разу за все три года жизни не навестил.

Но, начав общаться с ребенком, Филипп и Энн постепенно прониклись к нему симпатией. По словам сотрудников Дома ребенка, Денис отвечал им взаимностью, было видно, что узнает, радуется их приходу. Сама американская пара уверяла персонал, что с мальчиком «не все так безнадежно», непременно будут лечить его.

Кстати, эти американцы — едва ли не первая семья, которая твердо решила усыновить малыша. До них были девять (!) попыток российских пар. Все завершились ничем. То есть потенциальные усыновители — кто на стадии обсуждения, кто в последний момент — от мальчика отказывались. Слишком он, говорили, «проблемный».

— Ну а что вы хотите, если его мать пила, употребляла наркотики, — сказала «СП» одна из сотрудниц Дома ребенка, умолявшая не называть ее имени и должности, иначе «могут выгнать с работы». Общаться работникам с журналистами здесь строго настрого запрещено. — У нас здоровых детей вообще нет. Но это не значит, что они обречены на то, чтобы провести жизнь в казенных стенах.

«СП»: — Можно узнать, иностранцы часто усыновляют у вас детей?

— Гораздо чаще, чем россияне. И возвратов еще ни разу не было! Сейчас много говорят о том, что американцы плохо обращаются с российскими детьми. На самом деле все зависит от человека, а не от его национальности и гражданства.

Когда знакомишься с «личным делом» малыша, невольно приходит на ум, что над ним завис некий злой рок. Ну, во всем не везет! В декабре минувшего года городской суд принял решение сразу по семи малышам, разрешив их усыновление американским гражданам. Шестеро сразу отбыли на новую для себя родину. А этот стал вдруг «невыездным»…

— Бедный Денис, он так долго был в базе данных на усыновление, — говорит Светлана Агапитова, уполномоченный по правам ребенка в Петербурге. — Российские пары, едва узнав о его заболеваниях, отказывались от своих намерений. Их можно понять, не каждый готов взять на себя ответственность по медицинскому обслуживанию такого больного. Теперь предстоит снова собрать все документы, на этот раз для рассмотрения дела в Верховном суде. Проанализировав законодательные акты, мы вместе с городским судом, Комитетом по социальной политике и членом общественной палаты Борисом Альтшулером пришли к единому мнению: если в декабре суд разрешил американским гражданам усыновление (удочерение) всех семерых детей-сирот, то никаких препятствий для этих семей быть не должно. Включая этого мальчика. Однако официальная позиция Министерства образования и науки РФ по данному вопросу еще не ясна. Я направила обращение его руководителю Дмитрию Ливанову с просьбой ее скорее озвучить. Хочется верить, что Министерство также выступит на стороне законной справедливости.

Во вторник днем, пока Минобразования во главе с Ливановым, что называется, собиралось с мыслями, пришла информация из прокуратуры о том, что ведомство «не будет чинить препятствий» к отъезду мальчика из ПНДМ-4 в США со своими вновь обретенными родителями. Об этом сотрудники прокуратуры официально сообщили Уполномоченному по правам ребенка в Петербурге. Так что на этот раз, кажется, обошлось.

А дальше — с теми детьми, которых уже не один месяц «обхаживают» граждане США? Процедура-то небыстрая — выбрать ребенка, понравиться друг другу, собрать необходимые справки, оформить нужные документы. Уходит на все про все не один месяц, а то и больше года. В том же ПНДМ-4 потенциальных (на 2013 год) усыновителей из-за океана было несколько пар. Сколько российских? «Приходят, смотрят, внимательно слушают нашего главного врача, и — исчезают», — вздохнула, как показалось обреченно, моя собеседница на том конце телефонного провода.

В детских домах Северной столицы находится сегодня в общей сложности 33 ребенка, которые уже познакомились с американскими семьями. Последние дали свое согласие на их усыновление. Половина из этих трех десятков — тяжелобольные. У семерых обнаружен детский церебральный паралич. У четверых — синдромом Дауна. Есть также ВИЧ-инфицированные. Кому-то нужны они здесь, дома, брошенные своими близкими, а теперь и теми, от кого зависит где и как жить им дальше?

В целом по России в федеральной базе данных числятся на сегодня (по данным регионального общественного движения «Петербургские родители») 128 400 сирот. Примерно 13 процентов из них — инвалиды. Малышей (до четырех лет) среди общего числа российских сирот около 30 процентов. Всех устроить в российские семьи в ближайшее время просто нереально.

— Принятый Госдумой с подачи президента Путина закон «Димы Яковлева» антигуманный и безнравственный, — комментирует ситуацию Лада Уварова, председатель движения «Петербургские родители» («ПР»). — За последний год в американские семьи уехали примерно тысяча российских малышей. И ни одного ЧП, ни даже намека на то, что там их могут обидеть. Это — во-первых. Во-вторых, столь скромное с учетом масштабом нашей страны и количества сирот число усыновителей из США не решает, конечно, проблему сиротства в России.

«СП»: — Простите, Лада, уточню: в прежние годы американцы больше брали к себе наших деток, до нескольких тысяч в год, так?

— Верно. Так было до отмены независимого усыновления, то есть без посредничества агентств… Сейчас в России усыновляют (россияне и иностранцы) в среднем до 67 тысяч детишек в год. Это очень мало. Более ста тысяч мальчиков и девочек в возрасте от нескольких лет до подросткового остаются в сиротских учреждения. Которые, как вы, наверное, догадываетесь, совсем не одно и то же, что семья. И в такой ситуации отказаться от американских усыновителей?.. Я считаю, это сродни преступлению по отношению к детям.

В последнее время российские власти все чаще принимают непопулярные решения, пытаясь убедить нас, что «так и нужно». Позвольте спросить — кому? Могу вспомнить, к примеру, совсем свежее из таких решений — о переезде Петербургского клинического центра № 31 на Крестовском острове, включающего уникальную клинику детской онкологии, «в разные другие стационары города». Это — нормально?

Я — большой патриот своей Родины. Поверьте, иначе бы не пришла в «ПР», не возглавила бы его региональное движение. Но когда я слышу и вижу, что творит власть в отношении самой беззащитной части населения, мне хочется звать на помощь весь мир!

Нельзя, недопустимо принимать такие законы, как тот, что назвали именем несчастного Димы Яковлева. Нам говорят, что в США с нашими детками «плохо обращаются». А в российских семьях, что, не бывает подобного? Риск для усыновленных в этом смысле примерно равный.

Что в данной ситуации можно сделать? Не соглашаться с решением властей. Настаивать на отмене этого закона. Или как минимум о внесении в него поправок. Спекулировать на детях в политических целях — преступление.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня