18+
вторник, 17 января
Общество

Тирасполь предложил вернуть армию генерала Лебедя в Приднестровье

Президент ПМР считает, что Россия должна занять покинутые казармы 14-й армии. И чем быстрее, тем лучше

  
379

После возвращения из Москвы с переговоров о дальнейшем развитии взаимоотношений между Россией, Молдовой и Приднестровьем президент ПМР Игорь Смирнов провел в Тирасполе пресс-конференцию, где сделал важное заявление:

— Если России нужны здесь (в Приднестровье) военные базы, то у нас есть закон о нахождении здесь российских войск. Мы спросим народ, и он ответит с удовольствием, чтобы Россия здесь присутствовала, если ей (России) будет это необходимо.

Насколько интересно такое предложение для России? Что размещение нашей военной базы в Тирасполе может дать Приднестровью? Об этом корреспонденты «СП» побеседовали с вице-президентом Академии геополитических проблем полковником Владимиром Анохиным.

«СП»: — Начнем с прояснения вопроса: разве сегодня в Приднестровье нет российских военных?

— Есть, но они находятся там в составе миротворческих сил, в которые входят еще молдавский, приднестровский контингенты и военные наблюдатели сиз Украины. Игорь Смирнов предлагает создать, а вернее воссоздать в Приднестровье военную базу, которая там была со времен Александра Суворова и, хочется верить, временно «опечатана» с выводом 14-й гвардейской общевойсковой армии.

«СП»: — Игорь Смирнов боится нового нападения Молдовы?

— Ситуация в Приднестровье не на много проще, чем в Южной Осетии и Абхазии. Непризнанная республика находится в жестких клещах. С одной стороны — Молдова, над которой нависла Румыния. С другой стороны — нестабильность на границе с Украиной. Плюс постоянная угроза экономической изоляции.

Международного признания Тирасполь не получил, но активно его добивается. Молдавию это не устраивает, она предлагает приднестровцам автономию в составе единого государства. Переговоры с участием международных посредников в формате «5+2» (Молдавия, Приднестровье, Россия, Украина, ОБСЕ, а также в качестве наблюдателей — ЕС и США) были приостановлены в феврале 2006 года. 18 марта во время встречи Дмитрия Медведева, Владимира Воронина и Игоря Смирнова вроде бы наметилось сближение позиций сторон по ряду принципиальных вопросов. 25 марта президенты РМ и ПМР должны были встретиться в Тирасполе для дальнейших переговоров. Но накануне президент Республики Молдова Владимир Воронин заявил об отказе от этой встречи. Возможно, за этим стоит нежелание обеих сторон продолжать дискуссию, имея диаметрально противоположные точки зрения. Конечно, в такой ситуации Приднестровью важно как можно крепче привязаться к своему единственному союзнику — России. Игорь Смирнов нашел хороший ход, предложив нашей армии вернуться в ПМР. Это, во-первых, создало бы определенный защитный зонтик для республики. Во-вторых, укрепило бы связи с Россией, явилось бы определенным шагом к вхождению в состав РФ, что является давней мечтой приднестровцев. В-третьих, создало бы новые рабочие места. То есть с точки зрения ПМР предложение Смирнова совершенно правильное и логически выверенное.

«СП»: — А с точки зрения России?

— Тоже много плюсов. Нам, конечно, нужен форпост на юге России, чтобы военным присутствием обеспечивать здесь стабильность. Очень важно это и с политической точки зрения. Российское руководство неоднократно заявляло, что будет паритетно отвечать на расширение НАТО, т.е. если НАТО открывает базу в Косово, ответом будет открытие базы в Сербии, а за открытием базы НАТО в Румынии последует создание базы в Приднестровье.

«СП»: — Почему мы все делаем только «в ответ»? Не пора ли брать инициативу в свои руки хотя бы через раз?

— Совершенно с вами согласен. Если наши стратегические бомбардировщики вернулись на мировой простор, а флот — в Мировой океан, то России необходимы площадки передового базирования, где и корабли, и самолеты, и подлодки могли бы быть как можно ближе к зонам стратегических интересов России и, в случае угрозы, развернуть боевые действия до подхода главных сил. Во времена СССР военные базы и военные объекты (всего более 30) были разбросаны по многим странам мира. После распада СССР и Варшавского Договора ситуация резко изменилась. Россия ушла из Западной Европы, покинула и бывшие прибалтийские республики, бросила военные объекты на Кубе, во Вьетнаме, в Анголе, Сирии и т. д.

«СП»: — Трудно понять логику: почему мы словно убегали оттуда?

— Кукловоды из США умело вдолбили в головы нашим политикам, что военные базы за рубежом — признак агрессивных устремлений России. Но мало-мальски грамотный дипломат знает, что в первую очередь это — признак заботы государства о своих оборонных возможностях и международном авторитете. Базы нужны по целому ряду причин: демонстрация стратегических интересов в том или ином регионе мира;

— поддержка союзников; обеспечение военной безопасности страны на ближних и дальних подступах к ее территории; сдерживание вероятного противника на наиболее опасных направлениях; ведение разведки и обеспечение эффективного управления силами, выполняющими задачи за пределами территории РФ; выполнение миротворческих задач; временное использование возможностей иностранных военно-научных и испытательных центров в интересах страны (аренда полигона, космодрома, лаборатории).

По мере того как США и НАТО обкладывают Россию своими военными базами, мы просто обязаны искать симметричные ответы. Кубинское руководство уже дало знать, что оно не против возвращения российского военного контингента на остров. В Южной Америке у нас появился обнадеживающий союзник — Венесуэла. И судя по тому, как бурно развивается военно-техническое сотрудничество с этой страной, «пустить на квартиру» российскую военную базу для Уго Чавеса проблем не составит. А для России это будет очень выгодно. Ибо появление базы противоракетной обороны под боком у США будет самым лучшим симметричным ответом на строительство эшелона ПРО США в Европе. В этом же ряду стоит и вопрос о военной базе в Приднестровье.

«СП»: — Но ведь, как все утверждают, бушует кризис, а создание базы — дело, вероятно, очень дорогое?

— Как раз в Приднестровье это все будет достаточно дешево. Там сохранена инфраструктура 14-й дивизии. Можно разместить до 15 тысяч военнослужащих. Но столько и не надо. Достаточно отдельной оперативной бригады.

«СП»: — И еще одна проблема — юридическая. Молдавия, чьей территорией пока еще формально является Приднестровье, считает себя нейтральным государством. Как преодолеть это препятствие?

— На этот счет толково рассуждает официальный орган ПМР газета «Приднестровье»: «Сегодня Москва предпринимает очередную попытку усадить за стол переговоров Кишинев и Тирасполь. Усадить для окончательного решения так называемой приднестровской проблемы. Дипломатическая этика межгосударственных отношений не допускает затрагивания вопросов, выходящих за рамки, ограниченные Конституцией. К примеру, по Конституции, Молдавия — нейтральное государство, а из этого следует, что на ее территории не должны дислоцироваться военнослужащие иностранных государств. Именно опираясь на этот постулат, молдавское руководство периодически поднимает вопрос о выводе российского миротворческого контингента и замене его на гражданских наблюдателей из ЕС. В то же время России чрезвычайно важно было бы иметь на территории Молдавии (Приднестровья) свою военную базу, учитывая складывающуюся международную обстановку с размещением элементов американской системы ПРО в Европе, а также базирование натовских военных в Румынии. Но Кишинев предупредительно размахивает перед Россией своим „нейтралитетом“, что, впрочем, не мешает ему устанавливать тесные отношения с НАТО вплоть до открытия в Кишиневе центра Североатлантического альянса. Примечательно, что недавно в Брюсселе на заседании альянса в формате „26+Республика Молдова“ с участием главы молдавского МИД была достигнута договоренность, что Молдавия и НАТО будут и дальше развивать сотрудничество на основе Индивидуального плана партнерских действий». Так что «нейтралистские» истерики Молдовы можно просто оставить ей для утешения.


Из досье «СП»:

Миротворческий процесс в зоне молдово-приднестровского конфликта был инициирован 21 июля 1992 года, когда в Москве между Президентом Российской Федерации Б. Ельциным и Президентом Республики Молдова М. Снегуром, в присутствии представителей приднестровской стороны, было подписано Соглашение «О принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова». Соглашением предусматривалось образование Объединенной Контрольной Комиссии по урегулированию вооруженного конфликта в приднестровском регионе (ОКК) для наблюдения за прекращением огня и обеспечения режима безопасности и стабильности. В ОКК вошли по 6 представителей конфликтующих сторон и России.

Согласно Соглашению, 27 июля 1992 года решением ОКК были созданы Совместные Миротворческие силы из российского, приднестровского и молдавского батальонов в количестве 5100 человек, из них от России — 2400 чел. Впервые в мировой практике проведение миротворческой операции было поручено в том числе вчерашним участникам конфликта. Возглавило миротворцев Объединенное Военное Командование Совместными Миротворческими силами, военный орган ОКК. Российская часть Миротворческих сил была направлена в Приднестровье из внутреннего района России — Приволжского военного округа. Первым командующим Совместными Миротворческими силами стал генерал-полковник Российской армии Эдуард Воробьев, позднее ставший известным общественности из-за отказа возглавить российские войска в начале военной кампании в Чечне в 1994 году.

ОКК установила пределы Зоны безопасности между конфликтующими сторонами. Протяженность Зоны безопасности — 225 км, ширина — от 12 до 20 км.

Формирование ОКК, ОВК, а также института военных наблюдателей (по 10 с каждой стороны) было проведено тремя сторонами на паритетной основе. Все решения ОКК и ОВК принимаются только методом консенсуса. Возможность наложить вето на решение предоставлена любой из трех делегаций Миротворческих сил. Каждая из них обладает одинаковыми правами в сравнении с другими.

Зона безопасности до сих пор круглосуточно контролируется миротворческими подразделениями. За более чем тринадцатилетний период Миротворческим силам, Объединенной Контрольной Комиссии удалось безоговорочно подтвердить свою эффективность и авторитетность, поскольку ни разу после войны 1992 года не было допущено перерастания политико-экономического противостояния между РМ и ПМР в открытый военный конфликт.

Подтверждая свой высокий межгосударственный статус, 21 июля 1994 года ОКК подписала с Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) «Принципы сотрудничества между Миссией ОБСЕ и ОКК в Зоне безопасности» — условия этого соглашения действуют и сегодня. В 1998 году к миротворческой операции, через институт военных наблюдателей, присоединилась Украина. В 2005 году миротворческий формат был расширен путем вхождения в него представителей Соединенных Штатов Америки и Европейского Союза.

Таким образом, документы и свидетельства официальных делегаций и представителей Объединенной Контрольной Комиссии имеют достаточно высокий ранг для того, чтобы относиться к ним со всей серьезностью и разбирать каждый случай нарушения мирных договоренностей, в них описанный. (Источник: Белая книга ПМР)

Популярное в сети
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Борис Шмелев

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня