Общество

Петиция о пытках

В УФСИН жалобы заключенных омских колоний на издевательства назвали несостоятельными

  
133

В Омске 65 осужденных, отбывающих наказание в колониях № 6, 7, 9 и ЛИУ-2, направили обращение в адрес Минюста РФ с жалобами на побои, плохие условия содержания и поборы со стороны тюремного начальства. В письме они подробно описывают условия жизни в колонии: промерзшие стены, по которым стекает вода, отвратительное качество пищи, а также то, что они обязаны работать по 12 часов в сутки за деньги, которых едва хватает на вещи первой необходимости.

«В камерах холодно, спят под одним тонким одеялом. В одежде и обуви, которую выдают, осужденные ходят круглый год — и в 30-градусный мороз, и в зной, — рассказала „Life News“ эксперт фонда „За права заключенных“, омская правозащитница Ирина Зайцева. — Работать заставляют почти всех, но официально трудоустроенными числится от силы человек 100. Остальные работают либо за спасибо, либо за пару тысяч в месяц, которых кое-как хватает на сигареты и носки. А ведь у многих нет родственников, которые могут передать хоть какие-то вещи».

Речь в письме идет и о вымогательстве денег за содействие в получении условно-досрочного освобождения (УДО). Тех, кто отказывается платить, наказывают штрафным изолятором. Кроме того, в послании говорится, что администрация мест содержания заключенных применяет к ним физическое насилие.

Доказательством стали фото, попавшие к правозащитникам через родственников осужденных, которым удалось снять следы побоев во время свиданий с заключенными.

Мать одного из арестантов, например, передала Зайцевой снимок, на котором видны следы пыток электрошокером на теле ее сына. Другие фотографии свидетельствуют о том, что осужденных избивали дубинками, чтобы добиться беспрекословного подчинения.

По словам правозащитницы, чтобы остановить массовое избиение, заключенные вынуждены были перерезать себе вены. При этом проверка любой жалобы показывает, что один заключенный якобы «упал сам, другой отжимался и подвернул руки, а третий — повздорил с сокамерниками».

Все оказавшиеся в ее распоряжении материалы Зайцева передала в прокуратуру. Она просит провести проверку в конкретных омских местах лишения свобода.

«Заявление у меня приняли, а теперь придется ждать, что же будет дальше, — пояснила правозащитница. — Пока ничего неизвестно».

Мы связались с омским прокурором по надзору за соблюдением закона в исправительных учреждениях Андреем Мязиным, но он отказался что-либо комментировать по телефону, сказав лишь, что «по закону прокуратуре положено разбираться с любыми жалобами».

В областном управлении ФСИН, между тем, поспешили заверить, что жалобы осужденных беспочвенны, а фотографии истязаний недостоверны.

«Условия содержания осужденных в учреждениях УФСИН России по Омской области регулярно проверяют контролирующие органы — областная прокуратура, прокуратура по надзору за соблюдением законов в ИУ и общественные организации, имеющие соответствующие полномочия, — Общественная палата Омской области, Общественная наблюдательная комиссия Омской области», — говорится в заявлении, распространенном пресс-службой управления в понедельник.

«Фотографии, использованные для иллюстрации информации, — отмечается в сообщении, — не имеют никакого отношения к ИК-6 УФСИН России по Омской области. Так как они уже были размещены в интернете в июне 2012 года в отношении других событий, по которым следственным комитетом по Омской области отказано в возбуждении уголовного дела из-за отсутствия состава преступления».

«Информация явно требует дополнительной проверки, — считает зампредседателя общественной наблюдательной комиссии Омской области Наталья Яценко. — И два наших сотрудника уже выехали на место, чтобы понять, что там на самом деле происходит. Могу сказать, что в большинстве случаев, когда в Интернете пишут, что там кого-то бьют, это не соответствует действительности. Во всяком случае, в указанном масштабе. Как в других регионах — я не знаю. А в нашем ситуацию я охарактеризовала бы как вполне благополучную с точки зрения содержания и соблюдения прав заключенных. Конечно, есть единичные перегибы, но они везде есть. В целом же, условия в учреждениях ФСИН улучшились.

«СП»: — Но в жалобе осужденных как раз описаны жуткие условия содержания …

— Понимаете, одну и ту же вещь ведь можно описать по-разному. Естественно, одежду, которую выдают осужденным, не каждый день меняют. Но я была в разных колониях — никто не ходит голый, или в непригодной обуви. Конечно, у нас зимой холодно. Но вы меня извините — у нас в некоторых квартирах бывает температура 16 градусов. Конечно, находиться в холодном помещении некомфортно, но сказать, что так везде, нельзя: где-то холоднее, где-то — теплей. Никто никого специально не морозит. И я не знаю, на каком основании пишут подобные жалобы. Нужны конкретные фамилии, потому что, когда человек пишет вообще, то это ни о чем.

Представитель правозащитной организации «Гулагу нет» Инна Жоголева, в свою очередь, рассказала «СП», что «подобного рода заявления, поступают на горячую линию организации в постоянном режиме»:

— Это — проблема не одного дня. Просто здесь уже этот гнойный нарыв лопнул. Да, бывают сигналы дезинформирующие. Но мы стараемся проверить каждый по своим источникам, связываемся с родственниками, с колониями… Нам помогают местные правозащитники, которые также могут дать достоверную информацию. Здесь (я говорю об Омске) — очередной, вопиющий факт произвола. И хорошо, что у ребят появилась возможность это обращение просто выложить официально. Мы уже ничему не удивляемся: Омская область, Кемеровская, Иркутская, Свердловская — любой регион возьми… Система погрязла в нарушениях, крови и коррупции.

«СП»: — Есть мнение, что колония — не санаторий, все-таки. Они же закон нарушили, что ж им теперь, талоны на усиленное питание выдать?

— Но бить и издеваться в любом случае нельзя, это противозаконные действия. У нас суд определяет, каким должно быть наказание, и ни один суд не определил, чтобы человека били, пытали, насиловали. Нет такого решения суда. Соответственно, кто дал какому-то должностному лицу полномочия на пытки, истязания, побои? У нас вся пенитенциарная система построена на том, чтобы унижать, бить, стяжать. И это подтвердил тот же самый Копейск.

Из досье «СП»

Напомним, в прошлом году СМИ не раз сообщали о попытках массового суицида в омских колониях. Заключенные резали вены в знак протеста против жесткой политики руководства исправительных учреждений. Глава региона Виктор Назаров встал тогда на защиту УФСИН от всех, кто хочет «дестабилизировать ситуацию» в колониях. Причинения заключенными себе телесных повреждений губернатор назвал одни из способов «воспрепятствовать выполнению законных требований администрации исправительных учреждений, ослабить установленный режим содержания».

Но самым крупным пенитенциарным ЧП в 2012 году стал бунт в колонии уральского Копейска. Тогда 250 человек оказывали противодействие администрации колонии.

Фото: Павел Лисицын/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня