Общество

Между сказкой и реальностью

Правительство России определилось с приоритетами своей работы до 2018 года.

  
28

На первом месте в числе первоочередных действий правительства стоит решение проблемы сиротства. С политической точки зрения это оправдано: не разработавшая за год собственной программы развития страны оппозиция с Болотной сейчас активно ухватилась за «детскую тему». Последняя массовая акция протеста была посвящена принятому в канун нового года закону о запрете американцам усыновлять наших сирот, а либеральные публицисты продолжают лить слезы по поводу несчастной доли оставленных в России детей. Вполне понятно, что руководители государства желают показать свое неравнодушие к судьбе маленьких граждан и отсутствие какого-либо желания при помощи детей отомстить за запрет на въезд в США некоторых наших чиновников.

По планам правительства, к окончанию третьего президентского срока Владимира Путина число сирот в стране сократится вдвое, а доля усыновленных воспитанников детских домов увеличится до 85%.

— Цели государство обозначило правильные, — говорит член Общественной палаты Борис Альтшулер. — Кстати, решить проблему можно намного быстрее, чем за пять лет. Но общее положение дел похоже на ситуацию, когда человек умирает от жажды, но у него нет воли протянуть руку и взять стоящий перед ним стакан с водой. Такое заболевание называется шизофренией. В Рязани сняли с работы главного врача дома ребенка Татьяну Гросс, которая способствовала устройству детей в семьи. Ее именно за это и уволили. Ведь по закону никто не вправе помогать усыновителям, а дети закрыты от постороннего глаза. В стране есть департаменты, отвечающие за усыновление, есть государственный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей. Любая опека должна идти через эти органы и в закрытом режиме. А там без взятки и разговаривать не будут или поставят в сложные условия. Но любая попытка помочь усыновителям в обход этих организаций пресекается в корне. Нам удалось отстоять от снятия директора дома ребенка № 7 в Москве. Там дети с ВИЧ-инфекцией. Он находил для них родителей, но его хотели снять. Эта машина, которую мы называем «Россиротпром», беспощадна. Дети для нее — это товар.

Для исправления ситуации нужно повсеместно создавать службы помощи семьям на дому. Как сказано в Указе президента Владимира Путина от 28 декабря 2012 года «О защите детей сирот», «создание механизмов правовой, организационной и психолого-педагогической поддержки граждан Российской Федерации, намеревающихся усыновить (удочерить), взять под опеку (попечительство, патронат) детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Если сказанное в указе Путина будет реализовано, то «Россиротпром» будет уничтожен. Но пока все идет в противоположную сторону. Пока только увеличиваются выплаты. Мы против этого не возражаем, но правила усыновления не меняются. Социальные работники, медики, психологи к семье не допущены. Семьи могут только сами обратиться за помощью. А со всеми ситуациями разбираются исключительно чиновники, только командно-административная система. И вот они отчитываются, что стали лучше работать: в 2012 году в Москве стало в два раза больше случаев лишения родительских прав. Везде в мире эта мера выглядит как исключение, а у нас поставлена на поток. Эти органы опеки только плодят новых сирот.

У нас есть уникальный опыт устройства детей в семьи. Через короткое время не оставалось ни одного ребенка в детских домах, в которых мы работали. Первый опыт реализовывался с 2000 года Марией Терновской в детском доме № 19 в Москве. Ее убрали, когда в 2008 году был принят закон об опеке и попечительстве, который исключил форму патронатной семьи. Сейчас Путин говорит о том, что для патронатной семьи надо создать правовую основу, но она была, пока Екатерина Лахова не протащила свой закон.

В 2003 мы решили распространить опыт Москвы на Смоленск. Нам помогала большой энтузиаст, директор дошкольного коррекционного (для больных детей) детского дома Светлана Кузьменкова. У нее было около 60 детей-сирот, некоторые были очень больными. Удалось договориться с руководством области, и в 2005 был принят областной закон о патронате. Все дети ушли в семьи, а сотрудники детского дома (их было больше 70 человек) оказывали семьям помощь на дому. Для детей это было спасением от пожизненных социальных интернатов. Буквально за 2,5 года детский дом опустел. Потом опыт распространился в Псковской области, в Пермском крае. Но с принятием в 2008 году федерального закона об опеке всё закончилось. Тогда все мы, кто хотел сделать то, что предлагает сейчас Путин, проиграли.

Желающих взять на воспитание детей больше, чем достаточно! Но сегодня органы опеки и попечительства имеют негласное указание не отдавать детей из интернатов, потому что на них выделяются деньги. Начинать надо с изменения федерального законодательства. В Семейном Кодексе у нас 51 статья посвящена тому, как разделять семьи, а как спасать семью — ни одной. Чиновники на местах даже не слышали ничего о президентском указе, о планах правительства. В интернатной системе крутятся большие деньги, и в соответствии со своими интересами чиновники и действуют, — заключает Борис Альтшулер.

Получается, что решить проблему детей-сирот можно быстро. И затрат больших не нужно, и руководство страны в правильном направлении мыслит. Только придется уже имевший место быть опыт возрождать заново, преодолевая сопротивление чиновников от опеки разных уровней. Вопрос состоит в том, хватит ли правительству воли настоять на принятии законов, которые раньше хорошо работали, но были отменены…

В качестве второго приоритетного направления кабинета министров обозначено повышение пенсий. Предполагается, что через пять лет средняя пенсия будет составлять не меньше двух прожиточных минимумов. Кстати, на следующий день после утверждения приоритетов выплаты старшему поколению должны вырасти на 6,6%, а средняя пенсия составит 10400 рублей. В ноябре прошлого года она составляла 9177 рублей. Рост, конечно, налицо. Но не внушительный. Даже роста цен на продукты не покрывает.

Правда, если посмотреть сайт Пенсионного фонда России, то планы правительства не выглядят сказочными: в 2012 году средний по стране ежемесячный прожиточный минимум пенсионера составлял 5564 рубля. Можно сказать, что план правительства уже почти выполнен. Пенсионеров только это вряд ли радует.

Хотя, как считает доктор экономических наук, директор Центра уровня жизни Вячеслав Бобков, повысить качество жизни старшего поколения можно:

— Повысить пенсии простой индексацией с учетом инфляции нельзя. Но в пенсионной реформе прописаны механизмы для улучшения жизни пенсионеров. Базовая часть пенсии становится гарантированной государством (заложенной в бюджет), а пенсионный фонд освобождается от этих выплат. Предполагается дифференцированно брать взносы с работодателей: там, где люди имеют право раньше выйти на пенсию, взносы будут выше. Не знаю, как будет реализовываться задуманное, но механизмы повышения пенсий прописаны. Думаю, что результат будет. Пенсии в ближайшее время будут повышаться. Сейчас проводится политика, чтобы обеспечение старшего поколения было не ниже, чем социальный бюджет пенсионера. По нашим подсчетам, это составляет приблизительно 2,5 прожиточных минимума. В социальный бюджет должны включаться расходы на поддержание здоровья, приобретение компьютера и выход в интернет. Должны они иметь возможность взять потребительский кредит, чего пока нет.

Директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий единственным препятствием улучшения социального обеспечения пенсионеров видит непоследовательность государственной политики в этом направлении:

— Программа увеличения пенсий реализуема в той мере, в какой правительство сможет работать с пенсионным фондом. Но программа находится в противоречии с тем реструктурированием пенсионного фонда, который сейчас происходит. Пытаются сделать так, чтобы пенсионный фонд зарабатывал деньги сам и перешел от системы солидарности поколений к наращиванию накопительных поступлений. Но этот план в значительной мере провалился. Сейчас мы видим непоследовательную и противоречивую пенсионную политику, когда пытаются одновременно совмещать несколько стратегий. Если от стратегии накопления не откажутся, то деньги, необходимые на текущие выплаты, будут изыматься для размещения на финансовых рынках. При этом сейчас принимается решение, чтобы позволить пенсионному фонду делать рискованные инвестиции. В условиях кризиса это означает, что пенсионный фонд может начать терять деньги. Получается, что пенсионная система будет зависеть от колебаний рынка, а не работать гарантированно. Думаю, что увеличить пенсии можно, но политика самого правительства препятствует этой задаче, — подчеркивает Борис Кагарлицкий.

Когда в стране нет денег, решать социальные проблемы непросто. К примеру, на сегодняшний день в казне Зимбабве после выплаты зарплат бюджетникам осталось всего 217 долларов. Понятно, что с такими ресурсами не разгуляешься. К счастью, в России средств сейчас предостаточно. Несмотря на коррупцию, сопоставимую с той, что в Зимбабве, по данным за 11 месяцев 2012 года, в бюджете остались неизрасходованными почти 500 млрд. рублей. По расходованию средств пенсионного фонда последние данные есть только за 2011 год. Согласно им, неизрасходованными остались 333,5 млрд. То есть, при желании жизнь российских пенсионеров можно улучшать. Только бы не проиграть деньги на биржах…

Следующим приоритетом правительства значится снижение процентной ставки по ипотеке. Сегодня она составляет в среднем 12,5% в год, а к 2018 году она должна составить 6−7%.

Но, как предупреждает Вячеслав Бобков, проблема обеспечения граждан жильем даже в случае успеха решена в полной мере не будет:

— Государство должно обеспечивать минимальные социальные гарантии, в том числе и жилищные. Проблема в том, что государство не взяло на себя никаких обязательств по минимальным жилищным гарантиям. В прошлом Жилищном Кодексе была норма 18 метров на человека, сейчас от этого ушли. Надо возродить госгарантии на жилье. Ипотека должна действовать на площадь сверх нормы. Но встает вопрос о доходах граждан. Простым снижением процентных ставок вопрос не решить.

— Нынешняя рыночная установка, что люди должны жить в собственном жилье, весьма порочна, — говорит Борис Кагарлицкий. — Люди вынуждены или покупать квартиру на рынке, или находиться в кредитной зависимости от банков. Даже в Западной Европе большая доля жилья не находится в собственности населения. Но для этого большие объемы жилья должны изыматься с рынка, чтобы люди могли снимать квартиры не по коммерческим ценам, а по сниженным у муниципалитета. В СССР была хорошая система, когда жилье, не находящееся в собственности, можно было передавать по наследству. Подобная система была и в Англии, но Тэтчер сделала всё, чтобы вынудить людей покупать жилье. На сегодняшний день это страна, в которой наиболее остро стоит проблема обеспечения людей жилплощадью.

Что касается самих процентов по ипотеке, то снизить их возможно. Но это достигается быстро и гарантированно единственным способом: развитая система государственных банков начинает давать кредиты под низкий процент. Тогда другие банки в условиях конкуренции вынуждены будут тоже снизить ставку. Но государство не собирается использовать этот метод. Чисто рыночными методами этого можно добиваться долго и с большими затратами, придумывая разные стимулы для коммерческих банков в виде компенсации разницы или налоговых льгот.

«СП»: — Но согласятся ли банки снизить процентную ставку до уровня инфляции?

— Опыт Запада показывает, что ставки по кредитам могут быть и ниже уровня инфляции. Банки встают перед выбором: дать деньги под низкий процент или вообще никуда их не вложить. Но высокая ставка по ипотеке сама по себе серьезный фактор увеличения инфляции. Люди вынуждены искать более высокооплачиваемую работу, чтобы расплатиться. Снижение ставок позволяет и снизить уровень инфляции. Другой вопрос, с помощью каких механизмов это будет делаться. Чавес в Венесуэле стал через госбанки давать дешевые кредиты людям, и коммерческие банки тоже снизили процент, — подчеркивает Борис Кагарлицкий.

Что и с пенсиями, решить проблему жилья для граждан у нашей страны ресурсов хватит. Но опять все упирается в непоследовательность действий и желание не затронуть интересы крупных собственников…

Еще один приоритет кабинета министров — культурное просвещение народа. С этой благородной целью правительство собирается открыть несколько общенациональных каналов, посвященных архитектуре, искусству, классической музыке, литературе, театру и истории. Хотят создать и единый интернет-портал о культурных традициях России. Откроются и новые детские телеканалы.

Надо заметить, что за последние годы государство уже учредило большое количество телеканалов по предлагаемой тематике. Большинство из них доступны абонентам кабельного телевидения. В принципе, планы правительства уже выполнены. Хотя, конечно, коли есть деньги, то вреда от создания новых информационных ресурсов не будет.

Руководитель дирекции мониторинга Института развития информационного общества Сергей Шапошников:

— Главная задача — это сделать уже имеющиеся каналы доступными для большинства жителей страны. У государства есть программа по внедрению цифрового телевидения. Предполагается, что несколько каналов будут бесплатны для граждан. Надо образовательные, детские и познавательные каналы включить в пакет бесплатных. Сама по себе программа развития цифрового телевидения будет реализована в ближайшее время, уже сегодня многие имеют специальные приставки, а пакеты кабельного телевидения включают в себя и цифровые каналы высокого качества изображения. Нужно ли создавать новые каналы — вопрос открытый, но ничего плохого от их появления не будет.

Что касается интернет-портала с информацией о культуре страны, то все зависит от качества исполнения. На региональном уровне подобные инициативы уже реализуются. Никакой частник не заинтересуется подобными идеями, поэтому финансировать эту работу необходимо за счет государства. Иметь хороший познавательный ресурс во всемирной сети было бы полезно, — отмечает Сергей Шапошников.

Приоритетные направления деятельности правительства на текущее президентство Владимира Путина не выглядят «маниловщиной». Это не абстрактные планы развивать «инновации» или картинки построения счастливого будущего к какому-нибудь 2025 или 2030 году. Но удастся ли осуществить задуманное в современной системе управления и при нынешнем уровне понимания текущих проблем?

Фото: Екатерина Штукина/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня