18+
пятница, 20 октября
Общество

Элиту сажают на крючок

Россияне смогут переводить деньги на зарубежные счета только из отечественных банков

  
343

Через неделю для россиян, имеющих зарубежные счета, наступит Юрьев день. Деньги на эти счета должны будут поступать только из отечественных банков — иначе грозит штраф в размере от 75 до 100% от суммы операции. Такие санкции предусмотрены в поправках в Административный кодекс об ответственности за незаконные валютные операции, которые вступят в силу 13 февраля.

Что это означает? К примеру, гражданин РФ сдает в аренду недвижимость за границей, или получает там доходы по ценным бумагам. Или проценты по зарубежным депозитам. Или гонорары. Или зарплату — если работает за границей. До сих пор он мог преспокойно переводить свои зарубежные поступления, скажем, прямиком в швейцарский банк (надо сказать, требование проводить расчеты по валютным операциям только через счета в российских банках существует с 2004 года, но его безнаказанно игнорировали все, поскольку санкций не предусматривалось). Теперь иностранные доходы придется проводить транзитом через российский банк, и только после этого — на любые счета, в том числе зарубежные.

Понятно, лазейка остается — на иностранный счет все же можно бесконтрольно положить наличные. Но что, нашим чиновникам, которые и доходы по иностранным ценным бумагам получают, и недвижимость зарубежную в аренду сдают, придется мотаться по Европе с чемоданами наличных в руках? Или они предпочтут раскошелиться на транзитные операции, и — что намного хуже для них — «засветиться» (им придется сообщить российским налоговикам о счете за границей, иначе отечественный банк не осуществит перевод)?

Тем более, есть риск, что отечественная налоговая узнает об иностранных счетах по собственным каналам — например, через обмен информацией по соглашениям об избежание двойного налогообложения. Плюс к тому, наши чиновники — в теории — могут направлять запросы в зарубежные банки по группам клиентов. Та же Швейцария уже заявила, что готова отвечать на такие запросы.

Позволят ли новые поправки реально отслеживать движения капитала, бороться с отмыванием незаконных доходов и уклонением от уплаты налогов? Или станут новой дубиной, которую будут пускать в ход избирательно?

«Смысл поправок — оказать давление на политическую элиту», — уверен политолог, член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров.

— Путин пытается обеспечить приток инвестиций в российскую экономику, и формально поправки — одна из мер, стимулирующих этот процесс, — говорит Петров. — Но надо понимать: серьезно повлиять на движение капитала они не могут, их реальная функция другая.

У Росфинмониторинга и без поправок имеется достаточно рычагов, чтобы оказывать давление на крупных бизнесменов. Поправки — гораздо более мелкоячеистая сеть, в которую попадает довольно широкая прослойка россиян. Эффективно контролировать всех их невозможно — сумма на тотальный контроль перекроет выгоду от него. На мой взгляд, смысл поправок — оказать дополнительное давление на политическую элиту с целью обеспечения ее лояльности, селективная мера, которую будут использовать против неугодных.

Политическая элита — это вам не крупные акулы бизнеса, люди, которые имеют миллиардные состояния (этих прекрасно отслеживает Росфинмониторинг). Но у представителей элиты есть и зарубежная собственность, о которой они предпочитают не распространяться, и банковские счета за границей. С помощью поправок всех их можно уличить в нарушении закона.

«СП»: — Зачем это Кремлю?

— Наличие такой информации в руках президентской администрации поможет ей жестче контролировать элиту, а также получать сигналы о потенциальной нелояльности и неподконтрольности отдельных ее представителей. По сути, поправки помогут Кремлю отсекать элиту от источников получения средств из другой кормушки — из рук западного бизнеса.

Это серьезный рычаг давления. Дело тут не в наказании, не в штрафе — вводится новый механизм, который позволяет на законных основаниях соответствующим органам обращаться в западные банки, давить на них, и получать необходимую информацию. Кремль интересует не возврат пресловутых 75−100% суммы незаконного перевода, а объективные сведения о наличие зарубежных счетов и источников дохода. В результате, с помощью поправок Кремль будет получать эти сведения не лично от чиновника или представителя регионального истеблишмента, а от крупных банков, в которых у элиты открыты счета.

Кремлю такая информация очень нужна — чтобы предотвратить получение чиновниками денег вне ведома начальства. Это цементирует систему.

«СП»: — Почему за зарубежные счета чиновников взялись только сейчас, хотя требование проводить расчеты по валютным операциям через российские банки существует с 2004 года?

— Мне кажется, поправки — это реакция на «акт Магнитского». Угроза оказаться в «списке» и лишиться зарубежной недвижимости и счетов расшатывает российскую систему власти. Лояльность чиновников не может быть абсолютной, если Кремль не может обеспечить им иммунитет, а «акт Магнитского» этот иммунитет подрывает. Поэтому система судорожно ищет дополнительные рычаги влияния, которые помогут избежать опасного расшатывания.

«СП»: — Поправки укрепят систему?

— Мне кажется, укрепить нынешнюю систему, не меняя ее, — невозможно. Наша система в отношении кадров — это гибрид номенклатурной системы и элитной. Проблема в том, что этот гибрид — словно мул, помесь лошади и осла, — не обладает способностью самовоспроизводства. Мне кажется, сейчас система находится в точке неустойчивого равновесия. Должно либо пойти движение в сторону усиления номенклатурных ее черт -ужесточения наказаний и проведение чисток, либо в сторону элитной системы, подразумевающий развитие политической конкуренции.

Поправки — как раз движение в сторону номенклатуры, но движение слишком слабое. Оно неспособно сделать систему более устойчивой стратегически. Это латание дыр, а не серьезное изменение…

«Поправки — услуга российским банкам со стороны правительства», — считает экономист, президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич.

— Поправки доставят неудобства разве что некоторым представителям российского среднего класса, — говорит Бунич. — Они оперируют не настолько большими деньгами, чтобы тратиться на оплату схем по уводу от налогов. Но голь на выдумки хитра, и граждане средней руки сумеют поправки обойти. Например, станут пополнять счета через друзей-иностранцев, не являющихся резидентами РФ. В любом случае, речь идет о небольших суммах.

Замечу, большинство людей с небольшими деньгами довольствуются валютными счетами, открытыми в российских банках. Тем более, на территории России нет филиалов иностранных банков. Те банки, которые носят у нас иностранные названия — по сути, российские банки, которые работают по российскому законодательству. Получается, чтобы открыть счет именно в иностранном банке, гражданину нужно проявить социальную прыть — специально побывать за границей. Для мелких и средних операций иностранный счет попросту не нужен. Думаю, поправки — услуга российским банкам со стороны правительства, которые с ее помощью увеличат объем валютных операций.

Подчеркну: людей с большими деньгами поправки вообще не затрагивают. Если человек оперирует крупными суммами, он найдет способ перевести деньги через специальные фирмы, которые помогут построить соответствующую схему перевода. В итоге деньги, которые гражданин получит за рубежом, будут изначально иметь иностранное происхождение.

Вообще, все схемы по уводу крупных сумм — я имею в виду десятки миллионов долларов — строятся так, чтобы деньги не подпадали под российскую юрисдикцию. Они выглядят как бизнес-транзакции, в которых задействованы оффшоры. Замечу, когда один оффшор рассчитывается с другим, операция не отражается даже на платежном балансе государств. В рамках таких операций и происходит перевод средств из России за границу.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня