18+
воскресенье, 22 октября
Общество

Коэффициент научного сопротивления

Сергей Бабурин: задача была не просто снять ректора РГТЭУ, а уничтожить принятую в университете модель образования

  
70

Реорганизация «неэффективного» РГТЭУ и акция протеста его студентов и преподавателей стала одной из главных новостей минувшего декабря. Перед самым Новым годом Сергей Бабурин призвал участников акции протеста уйти на каникулы. За время праздников конфликт вокруг РГТЭУ вроде бы отошел в тень. Но, наверное, многие ждали продолжения истории, ждали последующих заявлений и действий уволенного ректора, которые по логике должны были последовать сразу после возвращения того с больничного.

В январе стало известно, что Бабурин оспорит в суде решение Минобрнауки как незаконное: по Трудовому кодексу находящегося на больничном человека уволить нельзя. Как только опальный ректор был выписан из больницы, где лечился от пневмонии, он дал эксклюзивное интервью нашему корреспонденту.

«СП»: — В конце прошлого года вы предложили студентам прервать акцию протеста, мотивируя это тем, что надо дождаться, как президент отреагирует на направленное ему официальное обращение. Решение о вашем увольнении вы назвали незаконным, т.к. находились на больничном. Итак, больничный закончился. Что теперь?

— Мы ждем решения, которое должен принять президент. Оно может быть в поддержку той модели образования, которую отстаивает РГТЭУ. Но ответ может быть и в поддержку министерства. То есть если мы к середине февраля не получаем ни письменного ответа, ни устного, будем считать, что ответ получен. Ответ, означающий победу этого псевдолиберального подхода к системе образования. И тогда уже будут студенты и преподаватели делать выбор, как поступить дальше. Я как человек, находящийся на государственной службе, а ректор — это человек, представляющий российское государство, а не министра образования, ориентируюсь на решения главы государства. Если он сочтет, что история РГТЭУ должна быть завершена, я, конечно, буду добиваться своего восстановления в должности ректора как незаконно уволенного, даже если сразу после этого будет подписан приказ о моем увольнении как здорового. И тот приказ я оспаривать не буду.

«СП»: — После вашего решения прервать забастовку на собрании студентов и сотрудников вуза за Ваше предложение проголосовали 137 человек, за предложение профессора Саенко не останавливать акцию на время новогодних каникул проголосовало 87 человек. Это ведь немало…

— Это немало, и более того, если бы в зале присутствовали все участники протеста, то, может быть, расклад был бы еще более сложным. Но я все же признателен всем, кто поддержал мое предложение и пошел на этот перерыв.

«СП»: — Наверняка некоторые активные участники забастовки сочтут, да уже сочли ваши действия сдачей протеста. Что бы вы им ответили?

— Протест имел своей целью привлечь внимание общественности к ситуации в образовании. Привлечь внимание должностных лиц к т.н. «черным спискам» вузов, привлечь внимание руководителей государства. Ведь первая остановка протеста студентов, когда к нему еще не присоединились преподаватели, была после голосования большинства депутатов Госдумы затребовать материалы мониторинга и поручить комитету по образованию срочно разобраться с ситуацией. Однако министерство проигнорировало решение парламента, проигнорировало обращение видных парламентариев, представителей образования, адресованное министру, о том, что все вопросы реорганизации должны рассматриваться на межведомственной комиссии, как это и предполагалось изначально. И он издал тогда приказ о реорганизации, а потом о моем увольнении. А в этот момент протесты были возобновлены, и к ним присоединились преподаватели. Однако это не была забастовка как отказ от работы. Продолжался учебный процесс, продолжалась сессия. И до забастовки мы не дошли. Есть ли в этом необходимость сейчас? Я считаю, что российская общественность должна серьезно проанализировать уроки этого мирного «восстания» РГТЭУ.

«СП»: — Известно, что представители министерства гарантировали, что вузу предоставят автономию, что условия обучения не изменятся, а преподавателей увольнять не будут. Но как мы знаем, профессора Саенко уволили…

-Уволили минимум 6 докторов наук, где-то такое же количество кандидатов, я уже не говорю о сотрудниках, не имеющих учебной степени. То есть этот процесс идет. Людей, по моей информации, вынуждают писать заявления по собственному желанию.

«СП»: — А можно ли верить обещаниям, что студенты будут обучаться по той же схеме?

— Серьезные люди в эти обещания изначально верить не должны были, потому что в вузе, где плата за обучение превышает в два и более раза плату за обучение в РГТЭУ, не может сохраниться тех же цен. Кто будет доплачивать? Обещания, которые давались, очевидно, лежат в основе тех выявленных нарушений с нецелевым использованием средств, за которые Счетная палата уже предъявила претензии РЭУ им. Плеханова до истории с РГТЭУ. Я не хочу зла нашим коллегам, несмотря на их нетоварищеское поведение. Но я хочу, чтобы все понимали, что есть в России законы, которые надо соблюдать. И если сегодня, скрипя зубами, признают, что в РГТЭУ средняя зарплата в лучшем случае будет сохранена на том же уровне, то повышать они просто ее не смогут. Вообще ни слова не говорят о будущем сотрудников РГТЭУ, они будут просто не нужны, и 90 процентов из них летом или в момент ликвидации РГТЭУ будут уволены. Потому что зачем? Все эти структурные подразделения в университете им. Плеханова есть, дублеры им не нужны.

Ну а что касается студентов, обращаю ваше внимание, что вопреки требованиям закона на 1 февраля плата за обучение в РГТЭУ, которая должна быть заявлена абитуриентам 2013-го года, не установлена. Потому что побоялись в январе собирать Ученый совет, продолжают увольнять членов Ученого совета. И, конечно, тупиковость ситуации с платой за обучение очевидна. Плехановские цены, даже минус 20%, о которых говорят, это удвоение стоимости обучения для студентов РГТЭУ. А как студенты самой плехановки? Они будут продолжать платить по 400 тысяч или 300 тысяч за обучение по тем же направлениям, за которые студенты РГТЭУ платят 90 тысяч? Согласитесь, это будет вопиющая несправедливость.

«СП»: — Есть версия, что за всеми этими разговорами о необходимости «оптимизации», скрывалось намерение убрать лично вас с поста как человека, неугодного новой команде Минобрнауки…

— Я исключаю этот вариант. Потому что проще всего было бы просто меня уволить без объяснения причин в любое время. И я бы не мог это оспорить по действующему Трудовому кодексу. А ведь я оспариваю не сам факт увольнения, а то, что оно совершено в нарушение закона в период моей временной нетрудоспособности.

Значит, задача была не просто снять ректора РГТЭУ, а уничтожить ту модель образования, которую РГТЭУ олицетворяет. Модель, ориентированную на доступность образования, на возрождение и сохранение традиций отечественного образования советского периода, на адаптацию самых современных достижений к нашим особенностям и нашим традициям. Ведь принцип патриотического воспитания для нас был не пустым звуком, а образом и смыслом деятельности педагогов. И мы горды тем, что наши студенты показали высокое гражданское понимание ситуации.

«СП»: — РГТЭУ оказался единственным вузом, выразившим протест против политики Ливанова. В этой ситуации многие ваши коллеги предпочли отмолчаться и даже осудить вас за «политизацию» конфликта. Как бы вы прокомментировали такую позицию?

-Это печально, что в образовании сложилось положение, когда руководители вузов по существу лишены права иметь свое мнение, а если это мнение будет расходиться с позицией министерства, они могут быть уволены без объяснения причин. А на их место назначается не кто-либо из проректоров, а любой человек с улицы по усмотрению министерства. И ведь неслучайно депутаты Госдумы требуют внести ясность, а сохранится ли вообще выборность ректоров. И здесь интересы нашего либерального чиновничества радикально расходятся с теми обязательствами, которые Россия приняла на себя в рамках Болонской системы.

Вот тут Болонская система показывает ту сторону, которую до сих пор старались не замечать. Ведь Болонская система — это не ЕГЭ. Болонская система — это мобильность студентов, это кредитные зачетные единицы, это свобода студенческого самоуправления, профессорского сообщества и формирования самоуправления как принципа деятельности университета. Выборность ректоров является для этой системы аксиомой. И если это будет отринуто после вступления в силу нового закона об образовании, то наши вузы рискуют быть исключенными из Ассоциации университетов, поскольку будут уничтожены основы академической свободы в высшей школе России.

Зачем вообще сокращать вузы? Сокращение ради самого сокращения? Это бред, когда говорят, что здесь ставится задача уменьшить количество бюджетополучателей. И, конечно же, когда на уровне министерства говорят, что задача вузовской науки номер один — это увеличить число публикаций в зарубежных изданиях с одного процента до трех, это просто полный непрофессионализм людей, которые занимаются реформой. Потому что наша попытка подстраивать систему рейтингов или показателей вузов под некую западную систему, это либо бред сумасшедшего, либо апофеоз деятельности дилетантов. Не надо стараться закрыть нашу науку от мировой, но давайте мы на те же самые западные критерии посмотрим с точки зрения России, пусть они определят рейтинги своих вузов по публикациям их ученых в наших журналах. Вы представляете, до какого уровня канализации они опустят свои вузы?

«СП»: — РГТЭУ сегодня является базовой структурой для подготовки кадров торговли и потребительского рынка. Считаете ли вы, что результатом его слияния с РЭУ станет сбой в системе подготовки профессиональных кадров в отрасли и их дефицит?

— Реформирование уже привело к кризису Международной ассоциации торгово-экономического образования, которую возглавлял РГТЭУ. Наши партнеры за рубежом, конечно, обеспокоены. Ведь те государственные образовательные стандарты, утвержденные нашим умом, они сейчас окажутся неизвестно в каких руках.

А ведь мы являемся давними партнерами многих иностранных компаний, например, «Майкрософт». РГТЭУ — базовый вуз для продвижения продукции «Майкрософта» в сфере российского образования. Мы многие технологии при нашем сотрудничестве с «Майкрософт» внедрили в систему образования впервые в Европе! И очень признательны этой компании, когда в эпоху гонений на наш вуз, они приняли решение подписать с РГТЭУ соглашение о сотрудничестве на новый срок. Что будет сейчас с этим сотрудничеством — непонятно, потому что проректор по IT-технологиям, который кропотливо в течение нескольких лет выстраивал эти отношения с компаниями, уволен из университета. И уже нашел себя в другом месте, это большой урон для вуза.

Что касается своевременности нашего уничтожения, с точки зрения «обезоруживания» России при вступлении в ВТО, удар нанесен очень точно. Ведь в чем ценность сетевого университетского комплекса РГТЭУ? В том, что мы федеральные образовательные стандарты не только по нашему направлению контролируем через сеть наших филиалов по всей России. И именно мы начали восстанавливать «всесоюзность» через расширение филиала в Бишкеке, через работу на Украине, в Приднестровье. Даже в Сербии у нас начались совместные программы. Теперь все эти идеи хоронятся, и я считаю, что неслучайно. Наш вуз отвечал за сотрудничество с вузами постсоветского пространства и стран исторических союзников России: это и арабский мир, и Китай, и Балканы… ну, значит, кто-то очень хочет, чтобы Россия либо стала топтаться на месте в этом направлении, либо вообще отступила с занятых позиций.

«СП»: — Некоторые ваши оппоненты поспешили заявить о том, что, раздувая конфликт вокруг РГТЭУ, вы пытаетесь вернуться в политику. Планируете возвращаться?

— Ну, если говорить точно, то я из политики не выходил. Потому что подготовка кадров — это политика завтрашнего дня. Кроме того, я признателен своим давним политическим партнерам: и Жану-Мари Ле Пен во Франции, и Наталье Витренко на Украине, руководителям Приднестровья, Абхазии и многим другим за поддержку. Если Господу Богу будет угодно, чтобы история РГТЭУ пресеклась, ну, тогда мне кроме политики ничего не остается. Но не моя в этом «заслуга». Согласитесь, странно считать, что человек жаждет возвращаться в политику только после того, чтобы дело его десяти лет работы оскорбили и попытались обесчестить, а меня сделали безработным. Вот я на сегодняшний день уволенный ректор РГТЭУ, перед которым прежде всего стоит вопрос, между прочим, на что содержать семью. А семья у меня большая…

Фото: Максим Поляков/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня