Общество

Папа переходного периода

Почему к выборам нового главы католической церкви приковано такое огромное внимание

  
101

В среду, 13 марта, Римская католическая церковь узнала имя своего нового Папы. Им стал 76-летний аргентинский кардинал итальянского происхождения, иезуит Хорхе Марио Бергольо. Официальное имя нового Папы Римского — Франциск — в честь святого Франциска Ассизского, чтимого христианами всех конфессий.

Избрание нового Папы Римского произошло на довольно плачевном для католицизма фоне. В Западной Европе — традиционном оплоте этой религии — сотнями закрываются церкви. Причина — отсутствие прихожан. Некоторые особо изобретательные ксендзы пытаются заманить паству такими изощренными способами, как открытие в храме Божьем тату-салонов. Но и это помогает слабо. И хотя открыто признает себя неверующими меньшая часть населения западных стран, один только факт обвального падения рождаемости в социально благополучной Европе говорит сам за себя. Жители западного мира не хотят жить по христианским заповедям. Неслучайно поэтому главный раввин Великобритании Джонатан Сакс назвал Европу самым светским континентом в мире. По его словам, большинство европейцев уже неспособны приносить в «жертву» семье и детям свое благосостояние, внимание, время и эмоциональную энергию".

Между тем интрига, кто же станет новым Папой Римским, не одни сутки будоражила мировые информационные ресурсы. Почему для светского Запада оказалась так важна, казалось бы, абсолютно внутрицерковная процедура?

— Для пояснения стоит начать с того, что отречение Папы Бенедикта XVI от престола — явление в мировой истории беспрецедентное. Даже отречение царя Николая II не сопоставимо с этим. — Говорит публицист Александр Севастьянов. — Уход Папы со своего поста — жест отчаяния. Это своего рода моральный приговор современному западному миру. Поскольку Папа Римский почувствовал, что он бессилен что-либо изменить в моральном состоянии не только паствы, но и самого католического клира. Он столкнулся с огромным противодействием содомитского лобби при попытке расчистить авгиевы конюшни, заваленные нравственными нечистотами… Мириться со своим бессилием, как человек честный и чистый, он не мог. Если бы Бенедикт XVI был японским самураем, ему пришлось бы сделать себе харакири. Но так как христианство причисляет самоубийство к смертным грехам, он, надо отдать ему должное, совершил мужественный поступок.

Для всего западного мира, где католицизм главная религия — это колоссальная пощечина.

Интересно, что Запад не пережил тех гонений на христианство, которые в XX веке имели место в России. Там не расстреливали десятками тысяч священников, не сносили с лица земли главные храмы государств, не выгоняли с работы за религиозные убеждения. И, тем не менее, сегодня мы в России видим определенную реставрацию религиозного начала, а на Западе — все большее отпадение от христианства. Возьмем такую модную сейчас тему, как гомосексуализм. В Библии черным по белому написано: «Не ложись с мужчиной как с женщиной — это мерзость перед лицом Господа». Это я по памяти цитирую Книгу Левит. Полагалось побить камнями за мужеложство. А сегодня уже в 9 странах Запада разрешены однополые браки. И католическая церковь практически не противится этому. Мы видим признаки того, что крупнейший западный политолог Патрик Бьюкенен назвал смертью Запада. И вот в таких условиях происходит избрание нового Папы Римского. Я в очередной раз благословляю небо, что родился в России.

«СП»: — Чего же ждут жители католических стран от нового Папы?

— Во-первых, выборы должны показать, остается ли еще надежда на возрождение католической церкви. Людей волнует, продолжится ли курс Бенедикта XVI по очищению церкви, будет ли попытка остановить падение, эскалацию попрания христианских ценностей в западном мире, или вверх возьмут те, кто заставил Папу уйти. Если победят противники предыдущего понтифика, тогда можно сказать прости-прощай традиционному католицизму.

— Я бы не сказал, что влияние католицизма в современном мире так уж сильно ослаблено, — говорит поэт, публицист Алексей Шорохов. — Именно католические деятели сыграли немалую роль в двух важнейших событиях конца XX века — распаде Югославии и СССР. - И то, что число ревностных католиков сокращается, еще не говорит о гибели этой религии. Достаточно нескольких влиятельных политических деятелей, придерживающихся католицизма, чтобы он играл значительную роль в мировой политике.

Кроме того, интерес к выборам Папы Римского подогревается тем расколом, который назревает в Европе. Напомню, что в «фривольной» Франции число демонстрантов, протестующих против легализации однополых браков, достигло полумиллиона. Такого размаха не достигали митинги в России в начале 90-х, не говоря уже о недавних потугах белоленточников. Бенедикта XVI вынудило уйти «голубое лобби». И теперь европейцы ждут — что дальше.

«СП»: — Можно ли ждать, что католики, изменившие мнение по многим принципиальным для себя пунктам, будут более дружелюбно относиться к Православию?

— На словах католики говорят о сближении с РПЦ. Однако на деле способствуют вытеснению православия с территории Западной Украины. Канонизация Иоаном Павлом II архиепископа Алоизие Степинаца, который в годы Второй мировой войны помогал фашистскому режиму, поддерживал гонения на православных сербов, говорит сама за себя.

— В постиндустриальном обществе позиция религии вроде бы должны ослабляться. И это действительно происходит, — рассуждает старший научный сотрудник Института социологии РАН, член Научного совета ВЦИОМ Леонтий Бызов. — Мы видим, что не католическая церковь пытается влиять на современное общество, а наоборот, сама подстраивается под него: занимает все более мягкую позицию в вопросах абортов, разводов, нетрадиционных сексуальных отношений.

Но именно в условиях, когда распадаются многие скрепы общества, когда у людей все меньше возможностей для объединения, им хочется чувствовать свою связь с чем-то, что приподнимает над сиюминутным, оправдывает их жизнь, показывает ее как часть чего-то вечного. Поэтому, не соблюдая правил католической церкви, они тем не менее заявляют о своей приверженности к этой религии. Я уверен, что и в России многие из тех, кто ходит в храмы, идут туда не для того, чтобы их учили, что есть, как жить, и за кого голосовать, а по тем же причинам, что и европейцы.

«Мягкий» к слабостям людей католицизм оказывается более близок людям постиндустриального общества, чем православие, которое пытается отстоять традиционные ценности.

Профессор МГИМО, член Синодальной библейско-богословской комиссии и Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви Андрей Зубов также считает, что католицизм рано списывать со счетов.

— Да, есть страны, где процесс закрытия костелов идет полным ходом. Особенно этим отличаются Бельгия и Голландия. Но в других западноевропейских странах большая часть населения причисляет себя к христианам. Очень сильные позиции католицизм имеет в Латинской Америке, и даже в США лишь 4 процента жителей заявляют о себе как об атеистах. Люди по-прежнему прислушиваются к тому, что говорят в Ватикане. Для них важно мнение церкви по многим насущным проблемам современности.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня