Общество

Бойтесь дары приносящих

Вместо реальной борьбы с коррупцией правительство занимается ее имитацией

  
73

Российские власти собираются искоренить привычку наших чиновников получать на рабочем месте дорогие подарки. Новый документ, подготовленный в недрах Минтруда, обяжет госслужащих отчитываться за любые мало-мальски ценные подношения перед особым контролирующим органом.

Как следует из этого нормативного акта, текст которого размещен на официальном сайте министерства, уведомление о дорогом презенте чиновник должен будет направлять не позднее трех дней после его получения. Принимать такие сигналы вместе с «вещественным доказательством» будут специальные структуры в госорганах. Они же будут проводить независимую оценку «дареного коня».

Если цена не превышает планку (законодательство запрещает госслужащим принимать подарки дороже трех тысяч рублей), вещь остается у чиновника. Подарки большей стоимости признаются федеральной собственностью. Хотя при желании чиновники все же смогут вернуть их обратно, правда, уже за свои кровные. На это им отводится месяц. Невостребованные подношения будут продаваться через аукцион, а вырученные средства зачисляться в бюджет.

Особенно строг законопроект к министрам, губернаторам и главам высших судов. В случае принятия документа, им придется сдавать все подарки, в том числе и недорогие.

Подарочные нормы для чиновников разработаны в рамках Национального плана борьбы с коррупцией на период 2012—2013 гг., который утвердил Дмитрий Медведев, находясь еще в должности президента. Как раз в марте прошлого года он поручил правительству принять законопроект, обязывающий госслужащих отчитываться о получаемых при исполнении служебных обязанностей подарках. А также потребовал определить порядок и срок сдачи этого подарка.

Эксперты, опрошенные «СП», к предложенной правительством методике борьбы с коррупцией отнеслись, однако, скептически.

«Если тигру-людоеду привесить на шею бантик, то он от этого более мирным не станет. Вот все, что предлагается в этом документе, это и есть тот самый „бантик“, — считает директор Независимого центра изучения методов борьбы с коррупцией Петр Филиппов. — Потому что до тех пор, пока чиновники не будут обязаны декларировать все, что они получили в виде денег, недвижимости, других материальных благ, и что привело к приросту их богатства, до тех пор в борьбе с коррупцией никаких серьезных изменений не произойдет. Причем, декларировать должны не только чиновники, но, по сути дела, все граждане России. Ну, таков мировой опыт. Иначе чиновник скажет, что вот этот особняк, который у него вдруг появился на Рублевском шоссе (подарок такой), — он от тещи. А если теща не обязана оправдываться, откуда у нее деньги, то все шито-крыто. Иными словами, нужно повторить то, что в свое время сделали Швеция и Финляндия, сделав доходы всех граждан прозрачными. Они должны не только показывать свои доходы, но и объяснять происхождение богатства. То есть, если ваше богатство возросло на один автомобиль, к примеру, „Мерседес“, то должен быть источник, откуда у вас взялись деньги на это. А если этого источника нет, „Мерседес“ подлежит конфискации. А все эти подарочки — большие и маленькие — это не более чем отмазка».

«СП»: — Но у такой «прозрачности», скорей всего, будет много противников?

— Спросите людей на улице, согласятся они с тем, что налоговая инспекция будет знать все их банковские счета, все доходы, все имущество. Большинство, я уверен, скажут, что «не хотим». О чем это говорит? О том, что главной проблемой является не просто закон и его исполнение, но еще и менталитет страны, людей. Но мы должны осознавать, что наши налоги — это как общак (прошу прощение за, может, не вполне уместное сравнение, но оно понятно всем, наверное). Что неуплата этих налогов, означает, что мы обкрадываем кого-то. В криминальной среде за воровство из общака, кстати, положена смерть… Повторяю еще раз: все эти «бантики», о которых власть печется, это не более чем имитация борьбы с коррупцией.

«СП»: — То есть предлагаются не те методы?

— Именно. Борьба с коррупцией — тяжелая вещь. И на это нужна мощная политическая воля. Вот как сделали это в Южной Корее, Сингапуре, той же Грузии. А рецепт прост: нужно, чтобы каждый человек боялся взять. Жесточайший прессинг против взятки, против всяких подарков, больших и малых. Только в этом случае начнется какое-то изменение в психологии народа. Психология — это главное.

«СП»: — Но в России издревле живут по принципу «не подмажешь, не поедешь»…

— А грузины не так жили? Они жили хуже, чем мы. Но сегодня попробуйте дать взятку в Грузии. Попробуйте даже оставить в качестве взятки мобильный телефон на столике в кафе. За вами будут два квартала бежат и кричать: «Возьмите мобильный телефон!». И всего за семь лет они этого добились. Люди теперь знают, что брать нельзя. Простой пример. Таможенный отдел (опять в Грузии). Все сидят рядышком, без всяких перегородок. Один возьмет взятку — увольняют весь отдел. Все повязаны круговой порукой, только наоборот. А что в Америке, не так? В Нью-Йорке принимают полицейского на работу, с ним заключают договор, по которому он обязан еженедельно «стучать» на пятерых своих коллег, которых по жребию ему выбирают. Если он знал, что коллега взял взятку и не сообщил об этом, то пойдет под суд и коллега, и он. Такая система. А здесь какой-то отдел контролирующий… Что за отдел? Скорей всего, это будет отдел-фикция, где будут сидеть люди, у которых будут всегда закрыты глаза и заткнуты уши.

«СП»: — Значит, вы сомневаетесь в положительном эффекте нового закона?

— Для того чтобы бороться с коррупцией, нужны несгибаемые борцы. Такие, к примеру, как Ли Куан Ю, первый премьер-министр Сингапура. Это при нем Сингапур из бедной, насквозь пронизанной взятками страны «третьего мира» превратился в одно из самых богатых государств. Что он сделал? Он отобрал человек 60 на всю страну, и создал ведомство по борьбе с коррупцией. Но это ведомство держало в страхе два поколения населения страны. Сейчас в Сингапуре никто не дает взяток. Это очень важно. Недавно я был Финляндии и спросил у финского адвоката: «Почему в вас не дают взяток? Потому что у вас жесткий контроль, декларации о доходах и об имуществе?» Он на меня удивленно посмотрел, говорит: «Нет. Просто потому что финны не хотят давать взяток». Понимаете, не хотят. Вот, что нужно изменить. Это тяжелейшая задача. Для этого нужна такая политическая воля, которой у нашей власти нет, и, по-моему, никогда не будет. Не та власть, чтобы осуществлять такого рода реформы.

Не менее категоричен председатель Российской общественной комиссии по борьбе с коррупцией Владимир Мамаев:

— Единственное положительное направление этого законодательного акта, что у чиновников отпадет отговорка, что «мне кто-то что-то подарил». Яхту там, длиной сто тридцать метров, и так далее. Отрицательный момент — это создание структур, которым отводится роль контролирующих органов. Сколько у нас всяких запретов: по поводу офшорных зон, учебы детей за границей, заграничных вкладов, да и всего остального, но ведь умудряются обходить эти запреты. И здесь найдут способ, как это сделать.

«СП»: — А нужно ли вообще запрещать подарки? Речь, конечно, не идет о виллах, яхтах, самолетах, но так ли опасна бутылка коньяка или флакон французских духов?

— Вспоминая президента, могу сказать, что вот как раз котлет мы не видим. А боремся с мухами, которые на котлеты тоже зарятся. Но хотелось бы, чтобы мы боролись с поварами, которые делают эти котлеты. Получается пока плохо. Нужен настоящий закон. Нужен раздел в Уголовном кодексе о противодействии коррупции. И в отдельный раздел его нужно внести, что телефонное право, кумовство, равнодушие, безразличие — это коррупционные действия. А сейчас что получается? Еще летом я был приглашен на телевидение, выступал в передаче, где обсуждалось предложение генпрокурора Чайки платить гражданам, которые сообщат органам о готовящемся преступлении. Дискуссия шла два часа. В конце я сказал: «Вот у меня с собой коричневая папка. В ней более ста официальных уведомлений о совершении преступлений разными чиновниками и т. д. Мне денег не надо». Скоро уже год. До сих пор никто ко мне из прокуратуры не пришел, хотя бы полюбопытствовать, что за компромат у меня есть и на кого. Из ФСБ один сотрудник пришел, отобрал бумаги, где речь идет конкретно о хищениях из федерального бюджета (кстати, работа пошла). А все остальное… Что в этом случае делается в правовом государстве? Сотрудник территориальной прокуратуры, который не отреагировал, отстраняется. Думаю, что и генеральный прокурор тоже. Потому что они не сделали то, что является их прямой должностной обязанностью.

Еще один случай: я присутствую на суде, где происходит официальное заявление о том, что совершены четыре должностных преступления, четырьмя людьми. Это в Саратове. Заканчивается заседание, судья не выносит никакого определения. Присутствующий прокурор догоняет меня в коридоре и говорит: «Владимир Николаевич, мы это из протокола уберем». Я спрашиваю: «С какой стати вы укрываете преступление?», а он мне: «Я все вопросы решу». И что вы думали? Он решил все вопросы. Нормально? Ну, какой еще закон о подарках нужно придумывать? Кто цветочки чиновнику преподнес… Все ведь намного страшнее.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня